Римский император Тит Флавий Веспасиан. Историческая рубрика Андрея Светенко

Кто же не знает сакраментальной фразы "Деньги не пахнут", а ведь первым ее услышал Тит Флавий. Это ему его отец, император Веспасиан, так ответствовал, когда молодой и наивный Тит удивился, как же так можно делать платными общественные туалеты.

Тит Флавий правил всего два года – с 79 по 81, – но именно в эти годы произошло три самых известных, для нас, во всяком случае, события в истории Древнего Рима. Во-первых, торжественное открытие крупнейшего стадиона в мире – Колизея. Собственно, его официально название Амфитеатр Флавиев, но это благополучно забылось. Во-вторых, извержение Везувия с гибелью Помпеи. И, в-третьих, огромный по силе пожар в самом Риме.

Если учесть, что на мероприятиях по случаю открытия Колизея, а длились они целый месяц, погибли сотни гладиаторов и тысячи диких животных, то все три события – катастрофические. И римляне должны были вспоминать о Тите Веспасиане плохо, но как не странно, этот император единодушно считается одним из самых выдающихся, успешных и эффективных правителей. После смерти он был даже обожествлен.

В этом смысле древние римляне очень дальновидные люди. Всякий раз после смерти очередного императора Сенат устраивал специальные слушания и выносил вердикт, как относиться к данному историческому персонажу – обожествлять или проклинать. То есть это был цезарь, или это был тиран, и вынесенное решение обжалованию не подлежало – очень разумно и практично. Не тратили потом римляне десятилетия на споры вокруг какого-нибудь Нерона, Калигулы или того же Тита Флавия, с одной стороны. С другой стороны, первые два – тираны, а третий – бог.

А если серьезно, то действительно, римлянам было за что хранить добрую память о Тите Флавии. Во-первых, он реформировал систему правосудия, придав ей те самые основания римского права, которые до сих пор изучают как классику правосудия. Во-вторых, за время его правления не было никаких не то что казней, но даже и арестов среди римских сенаторов – это просто удивительное миролюбие. В-третьих, специальные программы помощи пострадавшим от катастроф и бедствий. Тот же Рим, практически полностью выгоревший, успели отстроить заново еще при самом Тите Флавии. Vox populi – глас народа назвал этого императора "любовью и утешением человеческого рода". И это тем более ценно, потому что язвительный, но хорошо осведомленный историк Светоний утверждал, что у Тита Флавия были все основания стать вторым Нероном. Так ведь не стал же.
 

 

Историческая рубрика Андрея Светенко на радио "Вести ФМ"

Сегодня

Вы можете получать оповещения от vesti.ru в вашем браузере