Тема:

Саммиты G8 и G20 113 месяцев назад

"Большая двадцатка" собралась впустую. Скажите прямо с Михаилом Леонтьевым

Лидеры стран "большой двадцатки" подвели итоги саммита в Канаде. В частности, удалось согласовать принципы банкротства финансовых институтов и защиты налогоплательщиков при распределении убытков. Изменят ли эти договорённости что-либо в мире? Это и многое другое "Вести ФМ" обсудили с политологом и журналистом Михаилом Леонтьевым.

"Вести ФМ": Михаил Леонтьев будет гостем нашей студии. Михаил, доброе утро! Обсуждаем прошедшие события, главные из которых – это завершившийся саммит и референдум в Киргизии. Страны "большой двадцатки" договорились о том, что они будут сокращать дефицит бюджета. Это напоминает то, о чем договорились страны Евросоюза, а "большая двадцатка" – это организация, где, в общем-то, никто никому и ничего не должен. В Европейском союзе так же?

Леонтьев: В Европейском союзе очень многие друг другу должны как раз, там как раз другая ситуация.

"Вести ФМ": А будут выполняться эти договоренности?

Леонтьев: Да нет никаких договоренностей. Наш президент ответил, что на саммите в 2008 году царила паника и уныние, а сейчас царит "оптимизм", но вот когда они при панике и унынии не проявили желания договариваться, то было бы странно думать, что они о чем-то будут договариваться, когда у них царит оптимизм. Не договорятся ни о чем, потому что договариваться там практически не о чем. Есть один существенный момент, о котором можно было бы договориться, не втягивая туда всю "двадцатку", все человечество, а просто втянув туда элементарный мозг, честь и совесть - это договориться о привязке доллара и евро, то есть прекратить раскачивать экономику спекулятивными качелями. Об этом договориться невозможно. Можно долго объяснять почему, и есть мнение сверхавторитетных специалистов, что договориться об этом невозможно. Дело в том, что при той финансовой системе, которая существует, когда говорят, что все хотят изменить, это значит, что не хотят изменить ничего. То есть по существу никто ни о чем не говорит. Я просто в качестве примера приведу наркотрафик. Вот они договорились, что с наркотрафиком нужно бороться не точечно, а всемирно. Опять же, со слов нашего президента. Извините, американцы отказываются бороться с наркотрафиком в Афганистане, они просто не хотят это делать, заявили об этом официально, своей точки зрения не меняли. Я хочу сказать, что в крушении режима талибов существенную роль сыграл тот факт, что талибы подавили наркотрафик. Это был один год, когда они почти обнулили производство опиатов в Афганистане. И на следующий день талибы перестали существовать. Наркотрафик – это инструмент политики, это инструмент продвижения свои интересов, это инструмент подкупа и вовлечения различных местных элит в ту или иную деятельность, ту или иную степень зависимости.

"Вести ФМ": А мы можем повлиять на этот процесс и заставить американцев бороться с наркотиками в Афганистане?

Леонтьев: Мы можем повлиять на этот процесс, только мы не можем договориться. Это с тем же самым успехом можно призвать нашу службу наркоконтроля договориться с наркобаронами о том, чтобы они как-то с наркотрафиком разобрались. Понимаете? То есть мы повлиять можем, каждый повлиять может, и наркобароны повлиять могут в другую сторону. Все могут повлиять - договориться невозможно.

"Вести ФМ": Но для того, чтобы договариваться, нужны рычаги влияния. У нас есть такие рычаги?

Леонтьев: Договариваться можно не об этом. Договариваться могут равные: Советский Союз договаривался с Соединенными Штатами по-честному, по не честному, но на равных. До определенного момента, потому что силы были равны. Поэтому они вынуждены были договариваться. В том момент, когда они потыкались и выяснили, что в общем силы равны, а последствия столкновения будут явно неудачными, то возникло желание договариваться. Торг был хитрый, коварный, недружелюбный, но это был договор. Это были договаривающиеся стороны. Сильный со слабым договориться не может – только сдаться, больше ни о чем договориться не может. Паразит с организмом, на котором он паразитирует, может договориться, чтобы организм прекратил сопротивление. Организм может убить паразита. Они не могут договориться никак. Как вы с глистом со своим договоритесь? Попробуйте! 

Полностью эфир программы "Скажите прямо" слушайте в аудиофайле.

Читайте также по теме:

Саммит G20 превратил Торонто в одну большую "красную зону"

Киргизия вновь "замораживает" национальный конфликт
 

Сегодня

Вы можете получать оповещения от vesti.ru в вашем браузере