"Специальный репортаж": ВДВ - нет слова "НЕТ"

"Специальный репортаж": ВДВ - нет слова "НЕТ"

ВДВ  - элита Вооруженных Сил России. Этот род войск участвовал во всех вооруженных конфликтах последних десятилетий. Для десантников не существует невыполнимых задач.

Они повторяют эти движения снова и снова. Полный автоматизм, иначе нельзя. Командиры проверяют правильность укладки парашютов у каждого бойца, также, по несколько раз. Солнце стремительно уходит за горизонт. Это будет сложный прыжок. Приближающийся шум двигателя Ан-2, заставляет сердце биться чаще.

Уже на борту "кукурузника" командир еще раз напоминает подразделению ВДВ о правилах безопасности. Опытные десантники общаются, как ни в чем не бывало, на лицах новичков - некоторое напряжение. Еще несколько секунд ожидания и всё. Пора.

Это ночное десантирование подразделений ВДВ России. Несмотря на то, что Ан-2 в небе над Костромой бросает, словно бабочку, десантирование должно проходить точно по графику, каждые три секунды - один десантник.

Уже на следующее утро тишину разрывает шум двигателей тяжелых военно-транспортных Ил-76. В небе над Костромой россыпь куполов 331-го парашютно-десантного полка. В основном, это срочники. Первые в их жизни прыжки.  "Третий прыжок! Вчера были два с Ана, сегодня с Ила. Это вообще, самый, такой эмоциональный! прыжок. Там ощущения какие? Смотришь, чтобы никто не врезался, а так - летишь спокойно. Я там уже песни пел", - поделился впечатлениями рядовой 331-го парашютно-десантного полка Василий Юрков.

Василий Юрков в полку всего три недели. И пока собрать парашют удается не сразу. После университета решил не косить  - и пошел в армию. Более того, сам напросился в ВДВ. Его друг Сергей Соловьев приземляется через считанные минуты, едва коснувшись земли, и уже с завистью смотрит на тех, кто еще в небе. "Вылетаешь - страшно! Потоком сносит, крутит. А потом, когда уже распускается купол, уже все супер. Сейчас одни эмоции просто. Не зря в ВДВ пошел", - говорит он.

В этом бою - холостые патроны. Все остальное так, как это бывает в реальности. Разведподразделение сразу, после 20-километрового марша идет на штурм укрепления условного противника. А еще нужно захватить пленного, допросить и выдвинуться на следующий рубеж. Не минуты отдыха, условный бой еще не окончен.

"Артиллерия - бог войны". И у Воздушно-десантных войск есть своя артиллерия. Например, самоходно-артиллерийские установки "Нона" калибром 120 миллиметров. Да и корректировку огня ведут разведподразделения ВДВ. На улице стоит 35-градусная жара, а после того как звучит команда огонь, кажется, становится еще жарче. "Выполняем те же задачи, те же прыжки, что и воздушно-десантные подразделения, плюс еще и стреляем" -  говорит  командир самоходно-артиллерийского взвода Александр Николаев.

В то же самое время в более чем в восьмистах километрах от Костромы подразделение 76-й десантно-штурмовой дивизии готовится к погрузке в самолет. Это уже не учения. Несколько месяцев они проведут в неспокойной Киргизии, на российской военной базе города Кант. Напоследок, по традиции, оркестр и напутственные слова рядовым и особенно командирам. "Береги их как своих родных детишек. Это главная задача", - говорит провожающий.

От Пскова до Канта, через Оренбург. За почти 8 часов полета многие из этих бойцов наверняка в полудреме вспоминали события двухлетней давности,  когда 9 августа 2008-го бойцы 76-ой воздушно-десантной входили в Южную Осетию. Где их ждали, где на них рассчитывали. Тогда именно ввод российских десантников во многом скорректировал сроки принуждения Грузии к миру. Их ждут и сейчас, в Киргизии. Посадка в Канте глубокой ночью. На утро развертка лагеря. Марсель Давлетшин по контракту служит уже третий срок. Адреналин и постоянные физические нагрузки, говорит он, это уже как наркотик. "Гражданка - это не для меня. Все-таки ВДВ. Ностальгия. Нравится мне в ВДВ служить. Это для настоящих мужчин. Подготовка боевая, прыжки, стрельбы. Скучать не приходится", - рассказывает Давлетшин.

Авиабаза Кант, часть коллективных сил стран ОДКБ. Российские летчики здесь поднимаются в воздух практически каждый день. Идут плановые тренировочные полеты. Апрельская революция в Киргизии и последующий хаос вынудили усилить охрану аэродрома и военного городка. Как раз подразделениями ВДВ.

"Даже местное население иногда задает вопросы: а десантники у вас еще на базе находятся? И видно в глазах местного населения, что это сдерживающий фактор, влияет на стабилизацию обстановки. Они надеются, что десантники защитят не только базу, но и местное население. И они это приветствуют", - говорит командир базы Олег Молостов

Бойцы Ульяновского батальона ВДВ своих псковских коллег в Канте ждали с нетерпением. Позади - три месяца службы. Во время событий сначала на севере страны, а затем и на юге, они были здесь. В готовности выполнить любой приказ.

"После самой революции апрельской были события в Ошской и Джалалабадской областях. Батальон находился в готовности выполнить задачу с момента получения указания. Но в целом, мы выполняли задачу в отношении объектов РФ. Если бы задача поступила изолировать одну сторону от другой, мы бы ее выполнили", - уверен командир 54-го отдельного десантно-штурмового батальона Олег Митяев

Ульяновцы летят домой. На этот раз свои боевые навыки им применять не пришлось. Да и рассказывать о подвигах у десантников не принято.

Когда Ил-76 коснулся, родной для этих бойцов взлетно-посадочной полосы Ульяновска на полигоне, под Костромой радведподразделения ВДВ все еще продолжали оттачивать мастерство. Солдаты срочной службы и контрактники, бок о бок. Вот, например Асхат Рамазанов, буквально валясь с ног от усталости, говорит, что это то, о чем он мечтал с детства. "В школе увидел дембеля, десантника, который шел мимо нашей школы. И как-то отложилось, захотел в ВДВ. Сначала попал в Москву, в полк связи, а потом по распределению попросился сюда в Иваново. Не жалею ни капли! Я больше ни чего делать не умею! Ну, умею, но это хобби мое!", - объясняет Рамазанов.

Воздушно-десантные войска - элита вооруженных сил России, да и вообще любой страны. В новейшей истории нет ни одного конфликта, где бы ВДВ не принимали участия. Это, пожалуй, единственный род войск, где никогда не бывает недобора. "Где есть офицеры, которые делают свое дело, которые заинтересованы, чтобы делать свое дело, которые переживают, там есть и солдаты. Где есть офицеры, имеющие боевой опыт - там есть боевая подготовка. Ну а нам боевого опыта не занимать. Хватает", - говорит начальник разведки 98-й воздушно-десантной дивизии Сергей Волгин.
 

Сегодня

Вы можете получать оповещения от vesti.ru в вашем браузере