В деле гибели ТУ-154 все факты налицо

В деле гибели ТУ-154 все факты налицо

Межгосударственный авиационный комитет решил считать расследование причин катастрофы польского самолета ТУ-154, произошедшей 10 апреля 2010 года в районе аэродрома Смоленск-Северный, завершенным, заявил Алексей Морозов. По его словам, оригиналы бортовых самописцев и фрагменты самолета МАК передает в Следственный комитет России. Отчет МАК будет опубликован. К этому времени уже появилась реакция польской стороны на обнародованные сегодня документы МАК. Сейчас на прямой связи со студией "Вестей ФМ" наш корреспондент в Варшаве Людмила Львова.

"Вести ФМ": Людмила, здравствуйте. Уже известно, что в Варшаве сказали, что большинство материалов соответствует правде, но есть и ошибки – это цитата с ленты информагентства. Расскажите поподробнее.

Львова: Вы знаете, и во время, и перед пресс-конференцией МАК, и после пресс-конференции идут бесконечные комментарии всех – профессионалов, политиков. И вот сейчас я вижу, что идет комментарий Эдмунда Клиха. Но поскольку он идет, а я разговариваю с вами, я просто скажу несколько фраз, которые успела услышать до вашего звонка. Во-первых, Клих, конечно, считает, что все-таки основная причина трагедии – это ошибки польского экипажа, и в этом нет сомнений. Хотя считает, что не был точно экипаж информирован о возможности полета.

"Вести ФМ": Людмила, уточните, Клих – это министр обороны Польши?

Львова: Нет, Эдмунд Клих - это представитель польской стороны при МАК. Министр – его однофамилец, но он Богдан. Эдмунд Клих – представитель Польши, аккредитованный международной авиационной комиссией. Так вот, Эдмунд Клих сказал, что, по его мнению, экипаж не был точно информирован о возможностях полета, что тоже вызывает сомнения, поскольку мы сами видели и слышали, как об этом сообщал МАК. Далее, конечно, ему задали вопрос о том, что в польском самолете не было так называемого лидера. Но Клих прямо тут сказал, что, по его мнению, если бы такой человек-лидер был представителем российской стороны, то есть тот человек, который бы хорошо знал аэродром Северный, то, конечно, до катастрофы бы не дошло. И также Клих сказал, что не было разрешения на посадку, что слова "дополнительная посадка" не означают именно разрешения на посадку, но это опять-таки термины, о которых здесь все время говорится. Вы знаете, мне сейчас все-таки довольно трудно говорить о других сторонах разговора Клиха, потому что он идет сейчас. И еще ему был задан вопрос, который я успела услышать, как он считает, вот те 25% замечаний польской стороны, которые МАК принял… Он подчеркнул, что, во-первых, он не знаком с этой частью, которую МАК принял, которую не принял, но много это или мало, он также это выяснит по прочтении рапорта. Но вы знаете, сегодня целый день, безусловно, тема отчета Международного авиационного комитета будет в польских СМИ. Мы еще много узнаем, с чем они согласны, с чем они не согласны, но самое главное, чтобы в конце концов решился вопрос и прекратилось вот такое, я бы сказала, муссирование нездоровых фактов. Есть факты, есть причины – их нужно принять, что-то уточнять, а не искать виновных. Ведь именно об этом сейчас идет речь, но нет возможности говорить, кто больше виноват. В данной ситуации факты налицо.
 

Сегодня

Вы можете получать оповещения от vesti.ru в вашем браузере