Тема:

Реформа системы образования 45 месяцев назад

За качественное образование надо платить. "Утро с Анатолием Кузичевым"

С 1 апреля текущего года в школах начинается прием заявлений и документов от родителей или законных представителей о зачислении детей в первый класс. Какую школу выбрать? Должны ли родители помогать школе материально? Это и многое другое Анатолий Кузичев и Людмила Шаулина обсудили со слушателями и экспертами "Вести ФМ" в программе "Утро с Анатолием Кузичевым".

Кузичев: С 1 апреля начинается запись детей в 1 класс. И в связи с этим возникает вопрос, который теперь еще подкреплен кое-чем документально. Должны ли родители помогать школе материально?

И вот мы заходим на сайт одной из московских школ. Информационная карта учащегося: фамилия-имя-отчество, дата рождения, серия, номер, кем выдано свидетельство о рождении и так далее. И тут я на что натыкаюсь: социальный статус семьи. Далее подчеркните правильное: вы социально защищенная или не защищенная. Это рождает целый рой философских обобщений и размышлений. Если вы через него продираетесь и доходите до следующего пункта, то там вас ждет новый сюрприз: мать ли вы одиночка...

Шаулина: Родители для социально незащищенных семей. То есть если вы определили уже для себя, что вы не защищены социально, то далее вот список.

Кузичев: Это список, призванный формализовать вашу незащищенность: разведенка, потеряли кормильца, мать-одиночка, инвалид, пенсионер, беженец, вынужденный переселенец, опекун, военнослужащий, ликвидатор аварии на ЧАЭС, безработный, в заключении и так далее. Интересно. После чего - возможная помощь школе, классному руководителю и в скобочках - спонсорская помощь, предоставление транспорта, сопровождение класса на экскурсиях, участие в работе родительского комитета, ремонтные работы, уборка класса.

Конечно, у нас сразу возникает вопрос: должны ли мы помогать школе материально? Насколько корректны подобные вопросы? Насколько они нуждаются, действительно, в ответе?

И для начала мы решили поговорить с Ефимом Лазаревичем Рачевским, директором центра образования "Царицыно", членом Общественной палаты Российской Федерации, народным учителем России. Ефим Лазаревич, доброе утро!

Рачевский: Доброе утро, ребята! А скажите, вы сейчас зачитывали информацию с сайта какой-то определенной школы?

Кузичев: Какой-то определенной школы. Именно.

Рачевский: И это в открытом доступе?

Кузичев: В открытом доступе абсолютно.

Рачевский: Понятно.

Кузичев: А почему Вы так поинтересовались? Это противозаконно или просто странно?

Рачевский: Нет. Я просто вспомнил, что с 1 января вступил в действие 152 закон о защите персональных данных. Ну, поговорим о деле. Вопрос: должны ли? Нет, никто никому не должен. Должен один правовой субъект – это учредитель школы. Если учредителем является город Москва, то этот учредитель должен обеспечить финансами, материальными, информационными ресурсами и так далее. Это прописано в законе.

Что касается родителей, то нет, не должны. Совсем никому ничего не должны. Они и так уже выполнили свой долг, заплатив налоги. Я надеюсь, что они заплатили налоги...

Кузичев: Конечно.

Рачевский: Налоги поступили в московскую казну, и казна выделяет деньги на образование детей. Вот это короткий ответ.

Кузичев: Это не короткий ответ. Это идеально реализованная схема. С одной стороны. С другой стороны, конечно, формально не должны. Но родители очень хотят, потому что, слава богу, пока мы относимся к образованию своих детей как к святой обязанности, к самой главной на определенном этапе и на очень долгом этапе жизни нас и нашего ребенка. И, слава богу, что мы так думаем и что мы готовы помочь школе. Потому что, понятно, что казна Москвы – она не бесконечна. И если родители, действительно, будут помогать школам по-настоящему, из последних сил и последнюю копейку, представляете, какие это будут школы. В хорошем смысле. Это будут о-го-го какие школы.

Рачевский: Вы знаете, я вам что хочу сказать… В 90-е годы, когда учредитель давал треть от положенного, если бы не родители, то я сомневаюсь, выжила ли бы российская школа.

Кузичев: О чем и речь.

Рачевский: Мне мой друг, коллега, очень известный педагог рассказывал, когда он приезжал в одну очень далекую сельскую школу в начале 90-х годов, денег не было, но в вестибюле этой маленькой сельской школы всегда стоял стол. Когда начинался первый урок, там появлялись молоко, хлеб, яйца, что-то еще. И таким образом община подкармливала своих учителей.

Кузичев: Ну, так это ж прекрасно.

Рачевский: Да. Это прекрасно. Теперь я бы хотел отнестись к той информации, которую вы зачитывали.

Кузичев: Так.

Рачевский: Будь я родителем, при заполнении этой анкеты, прочитав вопрос, чем и как я могу помочь, у меня вызвало бы сомнение, стоит ли ребенка отдавать в эту школу.

Кузичев: Почему?

Рачевский: Потому что в вопросах, которые перечислены, предполагается следующий ответ: да, могу, поэтому возьмите меня. А если не могу? Если я напишу "не хочу"?

Шаулина: Тогда не возьмут.

Рачевский: Нет, взять-то могут и взять, но я сразу попадаю...

Кузичев: В некую специальную категорию.

Рачевский: В нехороший список равнодушных, бездумных, еще каких-нибудь и так далее. Поэтому, полагаю, что эти вопросы носят абсолютно бестактный характер.

Кузичев: А как в вашем заведении Вы эти проблемы решаете? Исключительно в режиме "казна должна"?

Рачевский: Нет, конечно. Во-первых, мы такие вопросы родителям не задаем. Во-вторых, мы обращаемся за помощью только к тем родителям, чьи дети уже в школе учатся, и, как правило, никогда не делаем это в первые дни и так далее.

Кузичев: Стоп. Но все-таки обращаетесь за помощью, как Вы только что сказали.

Рачевский: Обращаемся, конечно.

Полностью эфир программы "Утро" слушайте в аудиофайлах

Читайте также:

Мигалка VIP-кортежа затмила маячок скорой помощи. "Утро с Анатолием Кузичевым"

Сделки с совестью быть не может. "Утро с Анатолием Кузичевым"

Сегодня

Вы можете получать оповещения от vesti.ru в вашем браузере