Развод по-судански. Специальный репортаж Алисы Романовой

В Хартуме, столице теперь уже Северного Судана, будничный день. Глядя на окружающую обстановку, и не скажешь, что самой большой страны в Африке больше нет. А на юге страны суданцы не спят уже сутки, празднуя провозглашение независимости.

Рынок Найваша в самом центре Хартума. Торгуют тут китайским барахлом и северяне, и южане. Найваша - так называется озеро в Кении, на берегу которого в 2005 году официальный Север помирился с Югом и подарил ему автономию. Но даже спустя 6 лет говорить о разводе и его последствиях здесь не хочет никто.

Распознать южан в толпе оказалось не так уж сложно - высокие, атлетичные. Одеты бедно, но по-европейски - майка, джинсы, а не арабское платье - дишдаш. И главное - цвет кожи. У южан она иссиня-черная. И желтые белки глаз - это реакция на мощное солнечное излучение. Разрешат ли им остаться на севере, дадут ли двойное гражданство или выдворят домой, пока никто не знает.

Как сильно север Судана отличается от южной части, видно на карте. Верхняя часть со столицей в Хартуме, где сходятся Белый и Голубой Нил, - это Ливийская и Нубийская пустыни. Летом засуха, зной под +50. Юг с центром в Джубе - это, наоборот, тропики, муссонные леса, влажный климат. Кроме того, север - исконно мусульманский, юг - условно христианский, религию здесь насаждали миссионеры. Но распространены и языческие верования.

Одна из коптских церквей в Хартуме. Раньше прихожанами здесь были 400 семей с юга. После 2005 года многие начали уезжать домой. Пока в Джубе отделившиеся ликуют, христиане на севере сожалеют о распаде страны. Законы шариата в Северном Судане могут ужесточить и начать тотальную исламизацию.

"Суданский народ не хочет отделяться. Нас связывают тесные узы. Некоторые северяне женаты на южанках, южане - на северянах, это такие уже семейные узы. Я очень надеюсь, что суданские народы будут жить вместе, как это было с Германией, которая сначала разделилась, а сейчас единое государство", - говорит отец Огорис, священник коптской церкви в Хартуме.

Расходились стороны больше полувека. Почти сразу, как была объявлена независимость Судана от англичан и египтян в 1956 году. Религия, расовая, этническая ненависть.

Различие видно во всем. Но основной причиной бойни часто называют спор за ресурсы. Хотя распри начались задолго до того, как в Судане в конце 70-х нашли нефть. Крупные запасы как раз на юге, на севере вся инфраструктура. Но несмотря вроде бы на потенциальные доходы, на юге до сих пор нет питьевой воды, нормальных дорог, в школу ходит лишь один процент детей. А каждый 10-й младенец не доживает до года. Даже после развода стран не решен вопрос с провинцией Абьей, богатой нефтью. Столкновения за нее продолжались даже в начале лета.

20 лет, что шла гражданские войны, многие южане провели в эмиграции. Эта дама с зонтиком вернулась из Парижа, чтобы отпраздновать независимость своей страны. А эта южанка рыдает от счастья, потому что все слезы горя уже пролиты. Во время гражданской войны стала беженкой, потеряла мужа.

Как напоминание о гибели 2 миллионов человек, пытках, убийствах, минных полях, на параде в честь обретения независимости Южного Судана, как могут, вышагивают и едут покалеченные войной. Причем, как говорят военные эксперты, руки в крови и у северян, и у южан.

"Мы видели поля, усеянные трупами, госпитали, взорванных детей. Теперь наступает мир", - говорит один из американцев в Судане.

Хартум. Профессор Найла Халафалла прожила в России много лет, получила докторскую степень, родила сына. В паспорте у него так и записано: место рождения - Москва.

"Россия - наша страна. Мебель оттуда, холодильник, телевизор, стенка. Все с собой привезла, - рассказывает Найла Халафалла. - У нас много общего".

Судя по этой гостеприимной семье, понятно, что северные суданцы не любят выносить сор из избы. О разводе с югом она говорит деликатно, повторяя английское "sad". Грустно, когда прошлое уходит.

"Очень трудно. Это не то же, когда распадался СССР. Это тяжелее. Надеюсь, мы еще будем едины. Will do our best, чтобы быть едиными", - говорит Найла Халафалла.

Но на юге ни о каком единстве больше не думают. Через несколько месяцев здесь будет своя валюта - южносуданский фунт. На купюрах нового образца портрет покойного лидера южан Джона Гаранга. Официальный язык английский. Новый гимн все знают наизусть. Есть свой флаг: зеленый - цвет плодородия, голубой - Нил, красный - пролитая кровь, черный - цвет народа.

Есть и свои спортивные команды. Баскетболисты сборной когда-то единого Судана готовятся к Олимпиаде 2012 года в Лондоне как граждане новой страны.

В составе войск ООН в Судане есть россияне. 5 лет в составе UNIMIS - миссии ООН на юге Судане - действует наша авиабаза: 130 человек, 8 вертолетов. Только за 3 месяца они налетали 900 часов и перевезли почти 100 тысяч тонн гуманитарных грузов. Доставляли раненых из зон конфликта. И все это в одном из самых опасных регионов планеты.

Ооновцы остаются поддерживать безопасность в новом Судане, но гарантийное письмо о том, что россияне сохраняют свое место внутри контингента, пока не подписано.

Пока для российских летчиков ничего не поменялось. Подъем в 7.30, 7-часовой летный день. Полеты туда, куда другие отказываются летать. Обучение местных пилотов. За штурвалом машин, которые в день независимости несли флаги Южного Судана над Джубой, ученики россиян.
 

Сегодня

Вы можете получать оповещения от vesti.ru в вашем браузере