Год без Лужкова

Свежие кадры из жизни пенсионера Лужкова. Вместо московской суеты и неустроенности - пряничный Китцбюэль, курортный городок в австрийских Альпах.

Лужков только что с полей для гольфа, а вот уже за рулем внедорожника "Porshe Cayenne". Как всегда рядом жена Елена Батурина. 75-летие бывший мэр празднует в знакомой компании бывших: экс-владелец Черкизона Тельман Исмаилов, экс-губернатор Калининградской области Боос. С большим букетом роз в руках появился Иосиф Кобзон. На банкете только живая музыка. Австрийский оркестр, и поп-музыканты. Романтический вечер. Судя по лицам, разговоры о приятном. А значит, не о Москве. Город не для жизни, а для извлечения прибыли. Он не был таким. Таким его сделали.

"За частной инициативой, как правило, стояли большие деньги, вернее, желание их сэкономить, получить не просто прибыль, а сверхприбыль минимальным усилием. Осуществить снос и новое строительство вместо реставрации, получить дополнительные площади под землей, в пристройке, в чердачном помещении. Всеми правдами и неправдами. А кроме этого, существовали, конечно, любимые проекты мэра, когда все то же самое делалось якобы в культурных целях на наш с вами бюджет", - говорит координатор общественного движения "Архнадзор" Рустам Рахматуллин.

Грандиозные стройки и точечная застройка. В итоге плотность, в разы превышающая показатели мировых столиц. Как следствие - чудовищные пробки. При том, что в Москве на 1000 человек - 400 машин, и Москва стоит. В Нью-Йорке 900 машин, но Нью-Йорк едет. Москве катастрофически не хватает дорог, но строить их уже негде.

"Политика заключалась в последовательном уплотнении застройки и столь же последовательном игнорированием баланса между тем, сколько мы построили, и сколько места осталось, чтобы проехать и даже пройти пешком. Вот это нарушалось систематически, я бы сказал, с особым цинизмом и дерзостью 15-18 лет подряд", - рассказывает научный руководитель НИИ транспорта и дорожного хозяйства Михаил Блинкин.

Строили везде, как попало, кто во что горазд. Так, вместо красивейшего Военторга появился пышный турецкий супермаркет, классику московских районов, таких как "Сокол" или "Аэропорт", заменили эстетикой улочек Нахичевани. Москву усеяли новостроями и новоделами, Москва утонула в башенках, стеклянных куполах, ажурных колоннадах, растяжках и билбордах, Дом-яйцо, дом из мотков проволоки, скопище домов совсем уж фантастической геометрии. Москву превратили в архитектурный полигон.

"Творческое начало было отведено в сторону: и Мосархитектура, и многочисленные институты - все работали, как батька прикажет. Это был человек энергичный, в чем-то мне он, Лужков, Хрущева напоминает, но был бесспорно более вороват - об этом уж что говорить", - рассказывает Игорь Шнайдер, директор по архитектуре и градостроительству российского Института градостроительства и инвестиционного развития "Гипрогор".

"Архитекторы близких структур мэрии создали произведения, не имеющие, как правило, стилевого определения. Создали огромное количество какого-то шлака. Архитектурного шлака. Это если говорить о новом. А если говорить об отношении к наследию, то здесь все очевидно", - уверен Рустам Рахматуллин.

За 20 лет бывшие московские власти дали добро на уничтожение 3300 зданий исторической застройки. Заявок от застройщиков было на 4000. То есть карательная политика. Ее следы повсюду. Улица Климашкина, дом архитектора Нирнзее словно дом Павлова времен Великой Отечественной. От изувеченного девелопером-инвестором здания начала XX века остался один фасад. А это некогда изящный образец неоклассического модерна - дом на Малой Грузинской архитектора Угличанина. Москвичи уже простились с ним навсегда. Распахана ковшами и изъезжена гусеницами площадь Тверской заставы. Отданная Лужковым на откуп миллиардеру, "алмазному королю" Льву Леваеву, площадь, похоже, уже навсегда потеряла свой исторический вид. В метрах от Кремля гостиница "Россия" разрушена до основания - вот уже пять лет на этом месте, где, в конце концов, мог бы быть городской парк, зияет огороженный забором котлован.

"Вот это понастроили - винегрет архитектурный получился", - говорит президент "Банка Москвы" Михаил Кузовлев.

Из кабинета президента "Банка Москвы" столица как на ладони. А вот махинации прежнего руководства банка, тесно связанного с бывшим московским начальством, вскрываются по мере разбора документов. Из последних находок - подписанное Лужковым письмо о том, что столичное правительство несет субсидиарную ответственность за деятельность банка.

"Город рисковал деньгами москвичей", - объясняет Михаил Кузовлев.

Ведь на тот момент у Москвы не было контрольного пакета акций банка, размытая до 46 процентов доля. Впрочем, покровителям банк отвечал взаимностью. Летом 2009 года выдал кредит на астрономические 13 миллиардов рублей некоей фирме "Премьер Эстейт". То, что конторе три месяца от роду, а на счетах у нее десять тысяч рублей, никого не смутило. Чуть позже миллиарды оказались на счетах компании "Интеко", принадлежащей Елене Батуриной.

"Если мы посмотрим, это же только верхушка айсберга. Нами на сегодняшний день написаны десятки заявлений в правоохранительные органы, в которых мы просим разобраться и определить виновного в сделках по кредитованию безымянных компаний российских, компаний, находящихся в офшорных зонах. Надо называть все своими словами, да, компаниями, находящимися на Кипре, куда, по сути дела, просто выводились активы "Банка Москвы", а попросту деньги москвичей", - говорит президент "Банка Москвы" Михаил Кузовлев.

Вернуть городу его лицо не так просто. Слишком долго его уродовали.

Сегодня

Вы можете получать оповещения от vesti.ru в вашем браузере