Последняя революция

Киев, середина декабря 1918 года. Кругом страх, кровь и полное непонимание того, что происходит. Город переходит из рук в руки, цены растут, слухи грозные и ужасные. Офицерская кокарда на фуражке, военная выправка, которая читается за версту — это приговор. На крутых киевских улицах петлюровским синежупанникам противостоят только мальчики-юнкера, брошенные на произвол судьбы военачальниками. Фильм Сергея Снежкина "Белая гвардия" — не экранизация и не сериал в привычном смысле слова. Масштабная, эпическая картина.

"Это роман-вопль, крик, отчаяние. Поэтому этот крик в переводе на язык киносценария, мы развиваем булгаковские смыслы и таинства, что там заложены", — объясняет режиссёр фильма "Белая гвардия" Сергей Снежкин.

В гуще событий семья киевских интеллигентов Турбиных. Жизнь им перебило на самом расцвете. Их верные друзья — бывшие белые офицеры, люди долга и чести. Шервинский, Карась, Мышлаевский.

Артисты несколько старше своих экранных героев, но у Снежкина есть этому четкое объяснение. За одну минуту, за один час люди в ту эпоху переживали такое, что сразу становились взрослее и в одночасье седели. Эпиграфом к этой картине, как и ко всем без исключения жизненным историям наших прадедов и дедов может быть фраза из провидческого романа "Белая гвардия": "Мать сказала детям "живите", а им приходится мучиться и умирать".

"Фактически Голгофа. Мне кажется, нам, русским, не грех знать это произведение, поэтому его нужно смотреть сегодня, потому что там судьба русского народа", — объясняет исполнитель роли Мышлаевского, заслуженный артист России Михаил Пореченков.

"Есть качества человеческие, утерянные нами, возможно, навсегда в результате жизненных условий, войны", — полагает исполнительница роли Елены Турбиной, заслуженная артистка России Ксения Раппопорт.

Буря гражданской войны разрушает первыми семью и дом. Из последних сил пытается это сохранить Елена Турбина, которую Булгаков сделал похожей на свою рыжеволосую сестру Варвару. Гражданская война обостряет все человеческие качества. Расцвет трусости, слабости. Гетман Скоропадский, глава марионеточного правительства бросает Киев, переодетый раненым офицером.

"Полная гусеничная молотилка, люди не жалели себя, и вера была наверняка. Я думаю, без веры ничего бы не было. Это же не сегодняшние дни, когда можно за взятку поменять Родину и Отечество", — говорит исполнитель роли Гетмана Скоропадского, народный артист России Сергей Шакуров.

"Это сломанная судьба, потерянная культура, утраченные люди и личности", — объясняет исполнитель роли Козыря Лешко, заслуженный артист России Сергей Гармаш.

В смуте событий расцветают такие подонки общества, как Козырь Лешко. В мирной жизни — плохой школьный учитель. В 1918 — ярый националист, получивший оружие, безжалостный убийца.

В сценарии, написанном самим Сергеем Снежкиным, получили развитие лишь намеченные в романе эпизоды. Например, заранее обреченная история любви Николки Турбина и Ирины Най.

Безошибочный вкус Снежкина в том, как подобрана натура для каждого, даже маленького эпизодика. Фильм снимали в Киеве, Петербурге, Выборге.

Достоверность во всем. Особая история — костюмы художника Татьяны Патрахальцевой. Она работала в музейных фондах. Не так просто было узнать, например, как выглядели клиновидные гетманские погоны — такие носил муж Елены полковник Тальберг. Фуражки заказали реконструкторам, сукно для шинелей покупали в Белоруссии. Наряды Елены сшиты по модным журналам. Одни артисты учились офицерской выправке, другие — украинскому. Евгений Дятлов, игравший Шервинского, брал уроки оперного пения.

Любовные интриги, тонкий булгаковский юмор и душераздирающие сцены гибели верных защитников Отечества. Один из самых трагических моментов фильма: полковник Най Турс с юнкерами сражается против в разы превосходящих сил петлюровцев.

"Те, кто сейчас находится, не в сладком, а тупом спокойствии, в тупом и безвыходном спокойствии, могут получить ответы на некоторые свои вопросы", — полагает исполнитель роли Алексея Турбина, народный артист России Константин Хабенский.

"Время для булгаковской "Белой гвардии" всегда существует, как будет современна и востребована большая литература", — полагает исполнитель роли Шполянского, режиссёр, сценарист Фёдор Бондарчук.

"Упадут стены, улетит встревоженный сокол с белой рукавицы, потухнет огонь в бронзовой лампе. А "Капитанскую дочку" сожгут в печи". Этого так не хотел Михаил Булгаков, но это произошло с Россией в XX веке. Те, кто видел фильм, говорят: почувствовали это кожей.

Сегодня

Вы можете получать оповещения от vesti.ru в вашем браузере