Школа театрального лидера: как управлять театром без конфликтов

В Центре имени Мейерхольда открывается "Школа театрального лидера". Это совместный проект центра и департамента культуры Москвы. На этот проект будет потрачено 25 миллионов рублей из бюджета Москвы.

"Я люблю женщин и люблю ставить спектакли", — так своим однокурсникам представляется молодой режиссер Марат Гацалов. Художественный руководитель Прокопьевского драматического театра, это в Кемеровской области, снова пошел в школу. "Школу театрального лидера". Дважды лауреат "Золотой маски" — за спектакли "Жизнь удалась" и "Экспонаты", Марат Гацалов считает, что ему необходимо освоить искусство управления театром. Поэтому вместе с пятью десятками своих коллег стал слушателем экспериментальной программы. За два года их должны научить строить отношения с артистами, грамотно распоряжаться бюджетом и подбирать репертуар.

Занятия в "Школе" будут проходить в стенах Центра имени Мейерхольда. Первые десять дней обещают быть самыми насыщенными: с 10 утра до 8 вечера — лекции уже состоявшихся театральных лидеров Олега Табакова, Сергея Женовача и Валерия Фокина.

Столичные коллективы лихорадит уже больше года. В Театре имени Маяковского сначала труппа "изгоняет" Сергея Арцибашева, потом новый художественный руководитель Миндаугас Карбаускис ссорится с директором Евгенией Куриленко. Из Театра на Таганке скандально уходит Юрий Любимов. В Театре имени Станиславского труппа выступает против Александра Галибина. И вот уже новая администрация пытается избавиться от поставленного при Галибине антрепризного спектакля "39 ступеней".

Комедия на основе знаменитого триллера Альфреда Хичкока получила высшие театральные награды в Лондоне и Нью-Йорке. На русскую сцену "39 ступеней" перенес продюсер Дмитрий Фикс. Полтора года спектакль шел в Москве с аншлагом. Теперь театр вынуждает продюсера контракт расторгнуть. Весьма оригинальным способом: пользуясь правом самостоятельно назначать цены на билеты, театр Станиславского решил продавать их за 20 рублей, сделав тем самым постановку убыточной. Дело дошло до суда.

"Это некий конфликт между независимым театром и театром государственным. Государственный театр, ему дают дотации, они любые билеты могут устанавливать и не нести ответственности, отчитываясь, что к ним идет какой-то зритель, и они все-таки какое-то количество мероприятий провели", — считает продюсер спектакля "39 ступеней".

Почему происходят все эти конфликты, для студентки "Школы театрального лидера" Полины Каулио — очевидно. Она сама закончила Санкт-Петербургскую академию театрального искусства по специальности "менеджер", но знания не может применить на практике.

"Учили тому, как заведовать бюджетом, но не учили каким-то творческим аспектам, которые тоже важны", — говорит Полина.

Отсутствие современной драматургии — это раз. Второе — формирование, коллекционирование труппы. И третье — это поиски режиссуры. Это, по мнению Олега Табакова, главные проблемы российского театра. Режиссер и актер вспоминает свою работу в "Современнике" с Олегом Ефремовым. Говорит, и тогда без конфликтов не обходилось: в 1970 году, когда Ефремов возглавил МХАТ, главным режиссером "Современника" стала Галина Волчек, а Табаков при ней директором. Через шесть лет он снял с себя эти обязанности, потому что "представления о задачах и способах их решения разнились с представлениями товарищей". Сегодня Олег Табаков руководит сразу двумя театрами — МХТ имени Чехова и "Табакеркой". Как говорит сам, "с позиций просвещенного абсолютизма". Но жаловаться на него подчиненным пока не приходилось: такие социальные гарантии не дает больше никто.

"Последняя моя придумка: люди после 55 лет болеют довольно часто. А поскольку я сам часто хожу в аптеку, мне дают дисконтные карты. И вот мои артисты могут в месяц на 15 тысяч рублей лекарств приобрести", — рассказывает Табаков.

Художественный руководитель Александринского театра, один из кураторов программы Валерий Фокин специально приехал из Санкт-Петербурга поделиться опытом. Признался, что хоть и за реформы, но против западной контрактной системы. Если режиссеры и актеры в России будут, как в Германии, подписывать договоры на 5 лет, говорит, половина останется безработными.

"Надо внимательно заниматься труппой, — считает режиссер. — Это надо сидеть в кабинете, смотреть, кто что не просто играл, а когда сыграл, почему вот так сыграл, а почему вообще не играл 10 лет. Это очень серьезная работа. Потому что театр, мне очень нравится выражение руководителя Александринского театра, такой был Леонид Вивьен, 30 лет руководил театром, он говорил: "Театр — это клиника". А потом добавлял: "Но любимая!"

Предотвратит ли "Школа театрального лидера" конфликты в театрах, не решается пока сказать и сам Валерий Фокин. Задача-минимум: создать что-то вроде "скамьи запасных". Из трех сотен молодых российских деятелей театра отобрали 54 самых перспективных — режиссера, продюсера, драматурга, художника и театроведа. К первой сессии они должны придумать стратегию обновления одного из "слабых" московских театров. А через год студентов "внедрят" в действующие коллективы. Организаторы школы, конечно, не ждут, что новоиспеченные "лидеры" сразу возглавят Таганку или Маяковку. Но, если хотя бы кому-то удастся применить свою теорию на практике, значит, план — удался.

Сегодня