Лицо мафии

Российский государственный медуниверситет, более известный как "второй мед". Бюджетное отделение лечфака. Прошлым летом в списках зачисленных сюда 90 процентов оказались мертвыми душами, вписанными, очевидно, для того, чтобы распугать честных абитуриентов и расчистить дорогу своим людям.

"Я не верю в это, это придумали СМИ. Именно придумали! Потому что это нереальная ситуация", — говорит и.о. ректора РНИМУ им. Н.И. Пирогова Наталья Полунина.

У бывшего ректора, погоревшего на мертвых душах, эта дама (ректор нынешняя) была замом. Она же входила в состав той самой приемной комиссии, в стенах которой фабриковались фальшивые списки.

"Вы знаете, сбой в программе может быть всегда. Компьютер может печатать все, что угодно, это тоже может быть", — объясняет Наталья Полунина.

Не может. Любые заявления о якобы имевших место компьютерных сбоях и хакерских атаках — ложь. Это нам ещё раз подтвердили в Минздравсоцразвитии.

"Атаки извне не было. Все те неправомерные действия были совершены с компьютеров, которые располагались на территории приемной комиссии. Были зафиксированы IP-адреса этих компьютеров. Это были две стационарные машины", — рассказывает директор департамента образования Минздравсоцразвития РФ Вадим Егоров.

Вот эти машины, снова ждут своего часа. А вот их давешний главный пользователь — шеф приемной комиссии профессор Богданов. Его скандальное увольнение на деле обернулось лишь сменой таблички на кабинете.

"Вы сейчас какую должность занимаете?" – спрашивает журналист.

"Я занимаю должность начальника управления по международным связям", — отвечает Андрей Богданов.

"Андрей Евгеньевич, еще один вопрос: вот после этой истории коллеги как к вам относятся?" – интересуется корреспондент.

"Ко мне? Понимаете, дело все в том, что всё зависит от того, какой есть человек. Вот я, например, чтобы меня не уважали, не любили коллеги — такого нет. Ко мне как все относились. Да, есть пара-тройка уродов, но они были уродами и до этого, которые перестали здороваться. Ну ради Бога. Я же тоже не настаиваю на этом", — отвечает Андрей Богданов.

Как видно, борьба русской интеллигенции с коррупцией увенчалась полным триумфом последней. Все участники прошлогодней эпопеи остались в своей среде уважаемыми рукопожатными людьми. Вот, кстати, ещё один герой "Мертвых душ". Якобы строго наказанный чиновник Бузин. Как руководил отделом по приему студентов, так и руководит. Тут же, на раздаче красных дипломов, рядом с новой ректоршей стоит и заслуженный работник здравоохранения Николай Костюков. Но с этим серым кардиналом "второго меда" мы ещё познакомимся отдельно. А пока слово так называемому решальщику (это приближенный к ректорату студент, зарабатывающий себе на квартиру и автомобиль переноской взяток).

"Что у вас там после скандала?" – спрашивает журналист.

"Ректора только уволили, да и всё. Всё, чем закончилось", — отвечает студент лечебного факультета РНИМУ им. Н.И. Пирогова Сергей Ишутин.

"То есть те люди, которые были в этом замешаны, так и работают?" – спрашивает журналист.

"Конечно. В этом году то же самое будет", — отвечает Сергей Ишутин.

Ну, не совсем то же. Поскольку тема с мертвыми душами, по словам нашего собеседника, "конкретно спалилась", вузовским коррупционерам приходится возвращаться к давней практике подделки экзаменационных работ.

"То есть ты приходишь. Рассаживаешься в аудитории большой. Приносят конверты. Ты вскрываешь и начинаешь писать. Самое главное — написать хоть что-нибудь, просто вообще хоть что-нибудь для видимости. Ты написала. Всё отдала и идёшь на зачисление. В первую волну ты не попадёшь, идёшь во вторую. Я так же поступал, платил пятнашку тысяч евро", — рассказывает Сергей Ишутин.

Но это схема для тех, кто окончил школу до 2009-го. С поколением обязательного ЕГЭ все сложнее. Им предлагается либо организованная, но сверхдорогая покупка Единого Госэкзамена в столице, либо поездка на свой страх и риск в южные регионы.

"Обычно люди как делают: они где-нибудь в марте едут, допустим, в Дагестан, делают там себе регистрацию. Когда наступает момент экзамена, они там просто типа там сдают экзамен. Оттуда уже приезжают. За каждый предмет 95, 97, 100 баллов. Некоторые вообще приезжают: три предмета — 300 баллов", — рассказывает Сергей Ишутин.

То, что едва говорящая по-русски молодежь со ста баллами по русскому в горах, увы, не редкость, мы, конечно, слышали. Но рассказ о том, что к сговорчивым местным экзаменаторам теперь чуть ли не пачками отправляются двоечники из Москвы — для нас, признаться, стал новостью.

Итак, от низового звена в коррупционной цепочке следуем выше: квартира в профессорском доме на Юго-Западной. Перед нами некто Тамара Костюкова, бывшая завхоз "второго меда", пересидевшая на своем веку трех ректоров, а иных проректоров помнящая ещё детьми.

"25 лет я там работала начальником отдела снабжения и все 25 лет я помогала с поступлениями. Все академики, профессора наши, сейчас внуки уже поступают, и всё идут через меня. Так же платно", — рассказывает бывший завхоз РНИМУ им. Н.И. Пирогова Тамара Костюкова.

К беседе подключается уже упоминавшийся нами Николай Костюков — автор ряда монографий по проблемам подготовки будущих врачей, член-корреспондент Академии психолого-социальных наук, профессор, ведущий методист "второго меда".

"Я уже там 40 лет работаю ведущим сотрудником по всей методической работе", — говорит профессор РНИМУ им. Н.И. Пирогова Николай Костюков.

В его ВУЗе необходимый для поступления балл по ЕГЭ — где-то 280 на бюджетном отделении и 270 на платном. Костюков обещает бюджетное место при 120 баллах. При этом сам деньги в руки не берет, подставляя под статью жену.

"ЕГЭ — очень дорого. 25 тысяч евро – это кто плохо учится, на тройки. И 22 тысячи евро — это когда нормально. Нормально учится, делают. Можно устроить ЕГЭ. В "первом меде" подороже", — объясняет бывший завхоз РНИМУ им. Н.И. Пирогова Тамара Костюкова.

"Вот в прошлом году кого-то там уволили. А если в этом году такое же произойдёт?" – спрашивает журналист.

"Вы знаете, может, вы сейчас выйдете, на вас может что-то упасть. Пока всё работает. И прекрасно работает. Я людей знаю, с которыми она связана. Они остались", — говорит Николай Костюков.

"Я у руля. Я у руля. Меняются проректора, меняются ректора, меняются всё, а у меня ничего не меняется. Мафия", — говорит Тамара Костюкова.

Этой семейке не чужда блатная романтика. Они открыто называют себя ветеранами медицинской мафии и смотрящими вузовского общака.

"Я вначале объясню положение. Значит, мне не разрешают принимать людей без денег. Потому что человек, пришедший с деньгами, мы взаимно повязаны", — говорит Тамара Костюкова.

"Деньги-то я не себе беру, правильно, несу туда, членам приемной комиссии", — говорит журналист.

"И, в зависимости от того, сколько человек я им дала, мне дают премию", — объясняет Тамара Костюкова.

"И много людей так поступает?" – спрашивает журналист.

"Больше половины. У меня ребята, которые учатся, у кого с физикой, у кого с химией, у кого зачёт не получается. Все звонят мне. У меня в принципе сила огромнейшая", — отвечает Тамара Костюкова.

"Зачёт по латыни у нас стоил 30 тысяч", — рассказывает Сергей Ишутин.

Речь тут по большому счету уже не о деньгах, речь о человеческих жизнях. Ведь одно дело столкнуться, скажем, с чиновником, купившим диплом очередного юрфака. И совсем другое — попасть под нож к эскулапу, сдававшему анатомию и физиологию за взятки.

Нижний Новгород. Десятки пациентов искалечены свежеиспеченным хирургом-стоматологом. Он в буквальном смысле ломал людям челюсти.

Калининград. Несмотря на острую боль в горле и характерную сыпь молодые работники "скорой" не смогли распознать у ребенка элементарную скарлатину.

"Врачи смотрели мне в глаза и говорили, что всё нормально, можете лечить амбулаторно", — рассказывает Ольга Барболина.

"Через несколько часов четырехлетний мальчик умер на руках матери от токсического шока.

А это Москва. Череда летальных случаев в одном и том же травмпункте.

У одного из этих мужчин жена всего лишь ушибла колено, у другого сломала лодыжку. Женщин угробили с разницей в несколько дней неверно рассчитанной дозой обезболивающего.

И так далее. Сотни, тысячи случаев по всей России. Всё тот же студент-посредник о продаже проведенного по всем реестрам официального диплома столичного медвуза. Цена — 150 тысяч евро, можно в рассрочку.

"Грубо говоря, ты деньги заплатила, тебя там записали. Ты раз в год просто приезжаешь, зачётку забираешь. Тебе печати проставляют. И через шесть лет ты получаешь диплом, ни разу не отсидев ни на одной паре. У человека нет медицинского образования, он в оперблоке работает в онкологии", — рассказывает Сергей Ишутин.

Для справки. Из-за неквалифицированного лечения во Франции умирают три процента пациентов, в США и Великобритании – пять. В России официальная статистика на сей счет не ведется, есть неофициальная. По ней, до 30 процентов всех тел в наших больничных моргах — жертвы ложной диагностики и вопиющей врачебной недообразованности.

Возвращаясь к особо замаравшемуся "второму меду".

"А причём тут чистота халата? Вот когда следствие выявит, кто виновен, вот тогда и нужно принимать меры", — считает и.о. ректора РНИМУ им. Н.И. Пирогова Наталья Полунина.

Хоть круг соавторов прошлогодних мертвых душ и очевиден, но доказать, кто там лично отдавал приказы, кто жал на кнопки компьютера, а кто приводил клиентов, следователям так и не удалось. Заговор молчания, предъявлять обвинение некому.

"Вызывали, допрашивали и всё. И я никого не назвала им даже: ни ментам, никому никогда. И следствие сейчас ещё не закончилось. У них бесфамильное следствие идёт. О том, что кто виноват. Ректора убрали, не могут найти человека, кто это делает. А человек остался и будет делать. Это мафия. И никогда они не узнают. И я не скажу. Ни вам, ни им, никому. Вот и всё", — говорит Тамара Костюкова.

Зная размеры взяток, не трудно посчитать: сорванная прошлым летом продажа 626-ти бюджетных мест из 709-ти существующих лишила лечфаковскую мафию примерно десяти миллионов евро. Судя по возросшей активности околовузовских "решальщиков", в этом году былые потери здесь намерены наверстать с лихвой.

Сегодня

Вы можете получать оповещения от vesti.ru в вашем браузере