Тема:

Обмен санкциями 3 дня назад

Два года с санкциями: запретный плод уже не тот

Два года назад Россия ввела продовольственное эмбарго в ответ на санкции западных стран. Кто подсчитывает убытки от взаимных запретных мер, а кто напротив — расширил рынки сбыта?

Уже 2 года россияне оставляют место в чемоданах для пармезана и хамона. 6 августа 2014-го Москва пошла на ответные меры — ограничила импорт товаров из тех стран, которые ввели санкции.

Но чем больше времени проходит, тем меньше шансов кого-то удивить съедобными подарками из Евросоюза. Итак, что же изменилось за 2 года действия продэмбарго?

Кто-то теряет, а кто-то находит. Потерял импорт – почти 40 процентов, он упал с 43 до 26,5 миллиарда долларов. Но свято место пусто не бывает. Для российских производителей продэмбарго стало сигналом к атаке на рынок своим урожаем. И, судя по цифрам, эта атака по многим фронтам уже завершилась победой.

Россия уже сама экспортирует свинину и мясо птицы, а в целом по всем видам мяса страна сама обеспечивает внутренние потребности уже почти на 90 процентов, на 82 процента по молоку и примерно на 92 процента по овощам.

Здесь особая история – томаты. Выращивать их, пусть и в тепличных условиях, в России непросто. До санкций примерно 80 процентов этих овощей завозили из-за рубежа. Теперь производители говорят, что собрать весь урожай со временем можно будет и на своих грядках.

"Результат первой половины этого года превзошел все наши ожидания – мы увеличили производство томатов по сравнению с тем же периодом 2015 года на 66 процентов. Если сохранится такие же тенденции по инвестированию в этот сектор АПК, то мы к 20-му году мы должны свои потребности по томатам закрыть", — говорит Сергей Королев, президент Национального союза производителей овощей и плодов.

Пока только за первые полгода 2016-го производство томатов выросло с примерно 55 до 90 тысяч тонн. По огурцам рост не такой заметный – всего на 12 процентов, но их изначально не так много завозили.

Чтобы идти вперед семимильными шагами, производители строят новые теплицы и закупают оборудование, правда, как говорят эксперты рынка – до 70 процентов приходится везти из-за рубежа. А за последние два года курс рубля снизился примерно в 2 раза, в итоге фермеры уже готовы к тому, что окупаться хозяйство будет не 7-8, а где-то 10-12 лет. И объясняют: выращенный на российской грядке продукт получится в среднем на 10 процентов дороже.

"Наша продукция дороже, потому что мы северная страна, у нас высокие тарифы. Монополии ежегодно повышают цены на газ, на бензин, на все. Это все ложится на себестоимость, хотя наша продукция лучше. Мы вкладываем больше денег, чтобы произвести один огурец, один помидор", — пояснила Маргарита Попова, генеральный директор Ассоциации отраслевых союзов АПК (АССАГРОС).

В целом за последние 2 года цены на продовольствие выросли больше чем на треть – такой подсчет озвучили в Минэкономразвития. Для сравнения – в предыдущий экономический кризис уровень продуктовой инфляции был почти на 8 процентов ниже, а в относительно спокойных 2012 и 2013 годах и вовсе на 15,5 процента.

С другой стороны, всем известно, что бесплатный сыр – только в мышеловке. А дешевый окажется с добавлением пальмового масла, объясняют производители. Которого, кстати, за 10 месяцев прошлого года завезли в страну на четверть больше – примерно 700 тысяч тонн. Сколько растительного жира попадает в те же сыры? Вот тут оценки расходятся.

По версии Минсельхоза, доля сыров с такими добавками на рынке – 10-15 процентов, в "Союзмолоке" называют другую цифру – 15-20 процентов, а независимые эксперты – все 70.

В итоге спрос на качественное растет, а к борьбе за место на полке подключился и малый бизнес. Теперь фермеры говорят: самый страшный сон для них – что санкции отменили. "Если я до санкций выпускал только творог, сметану и сливки, сегодня я продаю всю линейку молочной продукции. В два раза увеличили свое производство", — рассказал Дмитрий Валигурский, председатель СПК "Усадьба Поседкино".

Пока Россия наращивает производство продуктов и изучает кривую цен, страны ЕС подсчитывают потери от эмбарго. Промежуточный итог – через год после ответных мер на первом месте оказалась Германия, она упустила примерно 2,5 миллиарда евро прибыли. Потери Италии, Франции и Голландии – около 600 миллионов. А вот общий зачет: за 2 года эмбарго страны ЕС, США, Канада, Норвегия и Австралия недосчитались примерно 8,6 миллиарда долларов. Столько стоила для них потеря российского рынка по версии Минэкономразвития. В итоге европейские фермеры выходят на митинги и наоборот – мечтают об отмене продэмбарго.

Сегодня треть поставляемых ранее фруктов выращивают в России, и, по прогнозам, их доля с примерно 3 миллионов тонн может вырасти в будущем до 5. Понятно, что весь рынок заместить не получится, и на российской земле тот же ананас или апельсин не созреет. Но тут в помощь – страны, которые пришли на смену "санкционным". По словам экспертов, весь поток товаров они смогли заместить примерно за 3 месяца.

За два года "запретный список" несколько раз менялся. К примеру, из него исчезли безлактозное молоко, мальки атлантического лосося и форели, а также продукты для детского питания. Ведь цель – не оставить рынок без необходимых продуктов, а напротив – обеспечить продовольственную независимость. Понятно, что за 2 года сделать это на сто процентов невозможно, но запас времени у производителей есть. Продэмбарго официально продлено до конца 2017 года.