Турция, Сирия, Украина, Грузия: все самое важное на пресс-конференции президента

В Москве состоялась Большая пресс-конференция Владимира Путина. Она длилась чуть дольше трех часов. 32 журналиста задали 44 вопроса. И большинство — на самые острые и животрепещущие темы: военная операция в Сирии, Украина, Грузия, дальнобойщики, пенсии, расследования с громкими именами.

Главное событие дня, да и всего года — в Москве состоялась Большая пресс-конференция Владимира Путина. Она длилась чуть дольше трех часов. 32 журналиста задали 44 вопроса. И большинство — на самые острые и животрепещущие темы. Тезисно: пик экономического кризиса в России пройден, в следующем году ждем роста, правительство работает эффективно, но есть резервы для лучшего, с политическим руководством турецким договориться невозможно, в гуманитарной сфере надо сохранять контакты. Военная операция в Сирии, Украина, Грузия, дальнобойщики, пенсии, расследования с громкими именами — об этом и о многом другом говорил президент.

Начало пресс-конференции вышло неожиданным. Но Путина попросили сравнить, как ему представлялись перспективы экономики год назад, и как сейчас. В день прошлогодней пресс-конференции нефть стоила почти 60 долларов, и это казалось кошмаром. Сейчас — около 37.

"Встречаются два приятеля, один другого спрашивает, как дела, — рассказывает анекдот президент. — Тот говорит: "Ну, как, в полоску. Черная, белая. Сейчас черная". Проходит еще полгода. Опять встречаются, один другого спрашивает, как дела. Опять ответ: "В полоску. Сейчас черная". Другой приятель говорит: "Как? Тогда же была черная!" "Нет, выясняется, что тогда была белая".

Дальнейшие слова Путина показали, что в анекдоте больше шутки, чем правды, потому что в следующем году правительство рассчитывает на экономический рост и уменьшение инфляции, потому что страна уверенно себя чувствует и решая геополитические задачи, в том числе в Сирии.

- Скажите, пожалуйста, а у России ресурсов хватит на все это?

"Мне сейчас вспомнилось это крылатое выражение — "Войну легко начать, а тяжело закончить, — отвечает Владимир Путин. — Мы войну не начинали. Мы проводим отдельные операции с использованием наших ВВС, Космических сил, систем ПВО, разведки. Это не несет какой бы то ни было серьезной нагрузки, не связано с серьезной нагрузкой на бюджет. Часть средств, которые мы планировали на обучение и на военные учения, мы просто переориентировали на операции наших ВКС в Сирии".

Из экономической целесообразности будет исходить Россия, и решая вопрос о будущем нашей базы Хмеймим, где базируются российские авиачасти. Путин рассказал о впечатлении, которое произвели на зарубежных лидеров работа наших бомбардировщиков, точность стрельб из акватории Каспийского и Средиземного морей. Из надводного и подводного положений. Западные политики из всего этого сделали вывод, что российская база в Сирии — навсегда.

"Я вообще не знаю, нам нужна там база-то или нет, — сказал Владимир Путин. — Я разговаривал с европейскими коллегами, они мне говорят: "А знаем ты вынашиваешь такие мысли?" Я говорю: "Зачем? Чтобы здесь держать все под контролем". А зачем нам там держать все под контролем? Это вопрос такой очень серьезный. Мы же показали. Нам зачем там база? Если кого-то надо достать, мы и так достанем".

— Когда закончится наша военная операция?

"Мы будем проводить наши удары авиации и поддерживать наступательное движение сирийской армии, — отвечает президент. — Мы и делаем до тех пор, пока сирийская армия эти операции проводит. Кстати говоря, я вот публично тоже недавно говорил, это была идея Француа Олланда, попробовать объединить усилия и сирийской армии, и части хотя бы вооруженной оппозиции в борьбе с ИГ. Но вот это нам отчасти хотя бы, но удается сделать. И, когда мы увидим, что процесс сближения начался, начался политический процесс, и сама сирийская армия, сирийское руководство считает, что все, прекратить надо стрелять и нужно начать договариваться, с этого момента. И мы не собираемся быть большими сирийцами, чем сами сирийцы".

В продолжение темы Путин рассказал о той части разговора с Керри, что была без прессы. Госсекретарь приезжал в Москву во вторник. Разногласия между странами, в том числе и по будущему устройству Сирии, не такие уж и непреодолимые.

"Мы никогда не согласимся с тем, что кто-то со стороны, где бы то ни было, будет кому бы то ни было навязывать, кто должен где руководить, — подчеркнул глава государства. — Я скажу сейчас, наверное, важную вещь: мы поддерживаем инициативу Соединенных Штатов, в том числе по подготовке резолюции Совета Безопасности ООН по Сирии, а именно с проектом этой резолюции и приехал госсекретарь. В целом это нас устраивает. Думаю, что после ознакомления с проектом, и сирийские власти это должно устроить. Должен быть создан такой механизм контроля за будущими возможными выборами, причем, такой механизм прозрачный, которому все будет, будут доверять. И на основе вот этих демократических процедур Сирия сама должна будет определиться, какие формы правления там являются наиболее приемлемыми, и кто должен руководить страной".

Об отношения со Штатами — в отличие от прошлых таких разговоров — Путина не спрашивали. Только уже после пресс-конференции поинтересовались — "Как Вам Трамп?".

"Он говорит о том, что хочет перейти к другому уровню отношений, более плотному, глубокому уровню отношений с Россией, — напоминает Путин. — Разве мы можем это не приветствовать? Конечно, мы это приветствуем".

Учитывая наметившееся сближение позиций России и США по Сирии, тем более непонятно, зачем Турция сбила российские самолет. Но понятны последствия. "Если кто-то в турецком руководстве решил лизнуть американцев в одно место, не знаю, правильно ли поступили или нет, я вообще не знаю, нужно это американцам или нет, можно себе представить, на каком-то уровне были договоренность о том, что "Мы здесь "навернем" российский самолет, а вы закроете глаза на то, что мы зайдем на территорию Ирака и оккупируем часть Ирака?". Я не знаю, может быть, такой размен и был. Нам это неизвестно. В любом случае, они всех поставили в очень трудное положение. И на мой-то взгляд, вы знаете, я вот так смотрю, анализирую все, что там происходило, и происходит, мне кажется, вообще ИГ — это второстепенная вещь. Я скажу сейчас о своих собственных наблюдениях. Вот в свое время зашли в Ирак, разрушили страну, хорошо, плохо — неважно. Возник вакуум. Потом возникли элементы, связанные с торговлей нефтью. И эта ситуация складывалась годами. Ведь там создан бизнес, контрабанда. В огромных, промышленных масштабах. Потом для того чтобы защищать эту контрабанду и незаконный эскорт, нужно было, нужна военная сила. И очень хорошо использовать исламский фактор. Привлекать туда пушечное мясо под исламскими лозунгами, которые на самом деле просто исполняют игру, связанную с экономическими интересами. Вот их туда начали зазывать, вот так, на мой взгляд, возник ИГ, теперь нужно обеспечить пути доставки. Вот мы начали наносить удары по конвоям. Теперь мы видим, что они дробятся, в ночное время передвигаются, по пять, по шесть, по 10, по 15 машин. Но другой поток начал уходить в Ирак, и идти там через Ирак, через Курдистан иракский. Но там, в одном месте, я попрошу Минобороны, чтобы они показали, мы обнаружили 11 тысяч бензовозов. 11 тысяч в одном месте, понимаете! Просто ужас какой-то. Допускаю, что действующее руководство Турции решило показать и американцам, и европейцам: "Да, мы исламизируем страну, но мы такие современные исламисты, цивилизованные". Но говорил же когда-то Рейган про Самосу: "Самоса, конечно, негодяй, но он наш негодяй". "Имейте в виду, мы — исламисты, но мы — свои, ваши исламисты".

- Владимир Владимирович, то есть Эрдоган уже ничего не может сделать, чтобы все-таки развернуть ситуацию?

"Понимаете, я не хочу отвечать за других лиц, руководителей других государств, — отвечает президент. — Если они считают возможным и необходимым что-то сделать — пусть делают. Мы пока ничего не видим. Мы считаем, что действие турецких властей это не в отношении того самолета, который они сбили, это не недружественный, а враждебный акт. Сбили военный самолет, у нас люди погибли. Что нас особенно возмутило? Если бы это был несчастный случай, как мы потом слышали турецкие власти якобы не знали, что это российский самолет, тогда что делают в этих случаях? Люди же погибли! Сразу снимают трубку и объясняются друг с другом. Вместо этого сразу побежали: "Караул, нас обижают!" Кто вас обижает? Мы кого-то трогали? Нет. Начали прикрываться НАТО. А НАТО нужно? Вроде выяснилось, что тоже нет. Теперь, что самое главное: я хочу, чтобы вы это поняли, и у нас люди услышали, и в Турции тоже услышали. Что нас, кроме того, что трагедия произошла, гибель людей, задело… Понимаете, ведь мы же не отказываемся от сотрудничества. Я в последний раз был в Анталии, и мы разговаривали со всем руководством Турции. И турецкие коллеги поставили перед нами очень чувствительный вопрос и попросили о поддержке. Несмотря на то, что у нас сейчас испортились отношения, я не буду говорить, о чем шла речь, это совсем не мой стиль. Но, поверьте мне, перед нами были поставлены очень чувствительные для Турции вопросы, и не вписывающиеся в контекст международного права по тем решениям, которые турецкой стороной предлагались. Представляете, мы сказали: "Да, понимаем, и готовы вам помочь". Понимаете, про так называемых "туркоманов" я слыхом не слыхивал. Я знаю, что туркмены живут, наши родные туркмены в Туркестане. А здесь — понятия, нам никто ничего не говорил! Но если мы показали, что мы готовы сотрудничать по очень чувствительным для Турции вопросам, неужели трудно было снять трубку предварительно или по имеющимся каналам сотрудничества между военными сказать: "Знаете, ладно, там разговаривали, а по этому участку границы не разговаривали". Но здесь тоже есть наши интересы, имейте в виду, просим то-то, то-то. Или там наносить удар. Никто не сказал ничего. При том, что мы проявили готовность сотрудничать с Турцией по самым чувствительным для нее вопросам. Зачем надо было это? Я не понимаю, зачем? А чего добились? Они что, думали, что мы оттуда убежим что ли? Да нет, конечно, Россия — не та страна. Вот мы свое присутствие увеличили. Количество боевой авиации увеличено. Там не было системы ПВО российской. Теперь С-400 там стоит. Мы приводим в нормативное состояние систему ПВО. Отремонтировали уже их ранее поставленные системы ПВО "Бук", весьма эффективные. Если раньше Турция там еще летала, постоянно нарушала воздушное пространство Сирии, но теперь пускай полетают. На межгосударственном уровне я не вижу перспектив наладить отношения с турецким руководством, а на гуманитарном, конечно. Хотя, и здесь, конечно, есть проблемы. Ну, например, это связано с туризмом. Вот та ползучая такая исламизация, от которой бы наверное уже в гробу перевернулся, она же, понимаете, она тоже нам на нас отражается. Мы видим и фиксируем, что в Турции находятся боевики, выходцы из, допустим, из Северного Кавказа. Мы много раз уже говорили нашим партнерам. Но мы же так не делаем в отношении Турции. Нет, они все равно там сидят, лечатся, их охраняют. Потом они, используя безвизовый въезд, въезжают по турецким паспортам и растворяются. И мы должны вылавливать их потом либо на Кавказе, либо в наших городах-миллионниках".

Тема Турции потом возникла еще раз, когда был вопрос про газ. Речь шла о "Турецком потоке". Путин дал понять, что Москва не хочет в этом проекте наступать на те же грабли, что наступила, договариваясь с партнерами о "Южном потоке".

"Нам нужно, чтобы нам Еврокомиссия письменные гарантии предоставила того, что все маршруты, в том числе и возможно маршрут через Турцию в Европу, не только реализуем, но является приоритетным, и Еврокомиссия будет его поддерживать, — отметил президент. — Вот если турецкие партнеры "Газпрому" принесут такую бумагу из Брюсселя, мы будем двигаться дальше. Но пока чего-то, к сожалению, этого не видно".

После Послания Федеральному Собранию украинские СМИ с обидой на Путина писали: "Президент России ничего не сказал про Украину". Примерно такие же претензии теперь могут быть к российским СМИ. Про Украину спросил только украинский журналист.

- В контексте ваших утверждений, что на Донбассе нет российских кадровых военных, хотел вам передать привет от капитана Ерофеева и сержанта Александрова. Третья бригада, город Тольятти. Скажите, вы будете их обменивать на Сенцова, Савченко, Афанасьева, Кольченко, Колыка?

"Мы никогда не говорили, что там нет людей, которые занимаются там решением определенных вопросов, в том числе в военной сфере, — подчеркивает президент. — Но это не значит, что там присутствуют регулярные российские войска. Почувствуйте разницу. Первое. Второе. Вы назвали там двух, трех человек. Или двух человек, которых предлагаете менять. А потом начали длинный список, на кого вы их хотите поменять. Ну, во-первых, обмен должен быть равноценным. А, во-вторых, ну, мы должны вместе с нашими коллегами спокойно все это обсудить, поговорить".

За час до пресс-конференции стало известно, что Путин внес в думу законопроект о прекращении с 1 января свободной торговли между Россией и Украиной, потому что Киев шагнул к евроинтеграции и очень специфически вел переговоры с Москвой. Либо не вел вообще. Либо вел так, как исполняет минские договоренности.

"По поводу минских соглашений: мы сто раз уже слышали, что, вот "надо, чтобы Россия исполнила минские соглашения". Так мы хотим этого! – заверил Владимир Путин. — Ну, вот посмотрите, что там написано. Первое: внести изменения в Конституцию и согласовать это с Донбассом. Внесли? На постоянной основе. Вроде бы внесли в переходное положение. А что там написано, что там внесли? Закон об особом статусе управления, инкорпорировали в переходное положение. На постоянной основе? Я их спрашиваю, всех моих коллег? На постоянной? Все говорят: на постоянной, на постоянной. Тогда, вы знаете, что это закон на три года всего принят. Год прошел. Они все: "Да?" Я говорю: да, Петр Алексеевич, да? Он говорит: да. Но, правда, честное слово. Это прямая речь почти. Все говорят, вы знаете, он это должен сделать на постоянной основе. Я говорю, должен, пусть делает. Но это же манипуляции. Если мы хотим реально решить проблему, давайте перестанем этим заниматься".

Слова Путина — "Мы готовы отменить визовый режим с Грузией" — агентства потом передавали с пометкой срочно. Это был прямой ответ на прямой вопрос журналистки из Грузии — страны, которая сейчас тоже не без ужаса наблюдает за Украиной.

"Сейчас вы занялись экспортом политических деятелей, они активно функционируют в другой республике бывшего Советского Союза, независимой незалежной Украине, — напомнил Владимир Путин. — Как мы видим, они не изменили своего стиля работы. Кстати говоря, я уже упоминал об этом, хочу еще раз сказать, на мой взгляд, это просто такой плевок в лицо украинского народа. Мало того, что поставили Украину под внешнее управление, но еще таких политических с позволения сказать, деятелей гладилигировали. Кстати говоря, по-моему, Саакашвили не дали рабочую визу в США. Они его направили на Украину, пускай там покомандует. Вот он там активно функционирует. Чего Украине сказали? Мы не просто будем вами управлять, но мы вам еще пришлем людей, которые будут вами управлять. Из более цивилизованных стран, соседних или из-за океана, на ключевые посты их посадим. На финансы, на экономику, на то, на се, на пятое, на десятое. Потому что вы не можете грамотно это сделать. Вот другие могут, а вы нет. Из 45 миллионов человек нельзя найти 5-10 честных, порядочных, эффективных управленцев? Ну, это просто плевок в лицо украинскому народу".

Учитывая, что такие пресс-конференции Путин проводит с 2001-го, личные вопросы задаются все реже.

- И я не могу еще Вас не спросить по поводу Катерины Тихоновой. Мы знаем, что она руководит важным проектом в МГУ. Наши западные коллеги сообщают о том, что это ваша дочь. Правда ли это, и что вы думаете по поводу ее начинания?

"Я читал в Интернете, в некоторых изданиях по поводу Катерины Тихоновой, — признался президент. — Также как и по другим возможным моим родственникам и дочерям. Значит, разные вещи читал, в разное время. И совсем недавно все утверждали, что мои дочери получают образование за границей и живут постоянно за границей. Но теперь, Слава Богу, никто об этом не пишет. Теперь говорят, что они и это правда они живут в России и никогда никуда на постоянное жительство не выезжали. Они нигде кроме России не получали образования. Они учились только в российских вузах. Это не значит, что они не имеют контактов с коллегами и не общаются. Я ими горжусь. Они продолжают учиться и работают. Здесь из Russua Today спрашивали по поводу языков. У меня дочери свободно говорят на трех европейских языках. Кто-то даже говорит на одном или двух восточных, могут объясниться, еще на одном четвертом европейском. Причем не просто свободно говорят, они пользуются в работе. Они делают первые шаги в своих карьерах, но добиваются хороших успехов. Я никогда не обсуждаю вопросы, связанные с моей семьей. Они не занимаются бизнесом и не занимаются политикой. Они никуда не лезут. Говорить о том, где конкретно мои дочери работают, чем они занимаются — я никогда не делал этого и не собираюсь делать сейчас. По очень многим соображениям, в том числе по вопросам безопасности. И вообще, я считаю, что каждый человек имеет право на свою собственную судьбу. Они у меня никогда не были звездными детьми, никогда не получали удовольствия от того, что на них направлены софиты какие-то. Они просто живут своей жизнью, делают это очень достойно".

- Вы находитесь в хорошей спортивной форме. За это вам огромное спасибо, потому что наши мальчишки на Вас равняются, и это правда. Молодежи, ведущей здоровый образ жизни, стало больше.

"Без допинга", — улыбнулся Путин.

- Последнее время самым популярным тостом в Севастополе стало "За верховного главнокомандующего!" Независимо от повода, независимо от масштаба застолья.

"Частить не надо", — сказал Путин.

Так начинался вопрос про Крым вообще и про Севастополь в частности. После того, как под контролем Путина были запущены две нитки энергомоста, вопросы были не про свет, а про будущее города русские моряков.

"Конечно, Севастополь, как база флота, тоже будет развиваться. Вы знаете, сейчас куда пальцем не ткни, везде проблемы, доставшиеся еще с прошлого века. Вот сейчас мы занимаемся электроэнергетикой. "оборудование "Крымэнерго" не обновлялось с 70-х годов прошлого века. Как будто вообще и не было необходимости этого делать, с 1970-х годов стоит оборудование "Крымэнерго". И база флота такая же. И там нужно очень много сделать для развития инфраструктуры. Но сказать, что Севастополь должен быть исключительно базой флота было бы неправильно. Мы будем помогать и Крыму в целом, и офицерам в частности", — заверил Путин.

Из тех проектов, о которых Путин сказал особо, — это также космодром Восточный. Первые запуски, с которого должны состояться в первом квартале 2016 года. Президент напомнил, что Восточный — это крупнейший общенационального значения проект. И еще Путин рассказал, что место для космодрома выбирал лично. Рассказал Путин и о том, какие дискуссии о повышении пенсионного возраста идут в его кабинете министров.

"Что касается в целом повышения пенсионного возраста, я и сейчас придерживаюсь той точки зрения, что время еще не настало. Но буду откровенным, мне уже многие, не только эксперты, но уже просто практики говорят, но вы хотите людям хорошее сделать, в конце концов, вред нанесете. В чем? Но у нас растет продолжительность жизни, если совсем недавно в 2005-2006 году, по-моему, продолжительность жизни у нас была 65 с небольшим лет, то сейчас она уже 71 с лишним. К чему это может привести? Но, по сути, это может привести просто к сокращению доходов самих пенсионеров. Придется государству просто понижать уровень пенсионного обеспечения или повышать пенсионный возраст", — пояснил Путин.

Накануне пресс-конференции пресс-секретарь президента Песков дал понять, что в Кремле предполагают, на пресс-конференции будет вопрос о бизнесе сыновей генпрокурора Чайки. Путин призвал не развешивать ярлыки заранее.

"Что касается вот этих всех проявлений, особенно, связанных с детьми высокопоставленных чиновников. Ведь если, например, говорить о генеральном прокуроре, это, конечно, очень важная инстанция. Нужно понять, дети генерального прокурора нарушили закон или нет. Есть в работе генерального прокурора какие-то элементы, связанные с конфликтом интересов. Он как-то содействовал и помогал своим детям? Но для этого есть и Контрольное управление президента. Не хотелось просто об этом говорить, но это не значит, что мы этим не занимаемся. Надо все внимательно посмотреть", — призвал президент. Нельзя делать скоропалительных выводов в вопросе коррупции в ФИФА, сказал Путин. Блаттер, напомнил президент, много сделал для развития спорта.

"Мы знаем только на 100 процентов, что мы получили свое право проведения Чемпионата мира в абсолютно честной конкурентной борьбе. И не наша проблема в том, что, скажем, с командами ФИФА, когда они приезжали перед голосованием, кто-то на высшем уровне где-то отказывался просто встречаться. Я тогда был премьер-министром, я прекращал все свои дела и встречался со всеми коллегами из ФИФА. Мы их возили по стране, показывали, где у нас будут стадионы. Если вы помните, я же даже не поехал тогда на само голосование, а приехал после голосования, чтобы вообще не вмешиваться и не оказывать там никакого давления, да и давления то мы там не могли никакого оказать. Поэтому давайте мы дождемся этого расследования и посмотрим, кто там в чем виноват", — призвал Путин.

Ошиблись те, кто накануне пресс-конференции предполагали, что Путин прямо тут надавит на Центробанк и снизит ставку.

"Я поддерживаю политику ЦБ и правительства по обеспечению макроэкономической стабильности. Первое. Второе, при всем желании понизить ставку, это нельзя делать административным путем. Надо исходить из реалий нашей экономики, из ее структуры. Конечно, я часто слышу о том, что там где-то за бугром другие ставки. Они более низкие, конечно, там более низкие ставки. Так они специально это делают. Но там проблемы другие. И структура экономики совсем другая. У нас угроза инфляции, а там проблема возможной дефляции, когда производитель производит, а продать не может. Вот в этом проблема. А у нас совсем другая проблема. И нам нужно для того, чтобы понизить ставку, не цыкать на ЦБ, как это в свое время делали в советское время в плановой экономики, а помогать ЦБ и правительству подавлять инфляцию и снижать дефляционные риски и ожидания. Когда мы сможем делать и то и другое, когда будем двигаться по этому пути, тогда естественным образом рыночно, спокойно и будет снижаться ставка рефинансирования ЦБ", — разъяснил глава российского государства.

Одним из ожидаемых вопросов был вопрос про систему "Платон", в которой зарегистрировалось уже большинство дальнобойщиков. Путин напомнил, что все средства идут на дорожное строительство в регионах. Президент дал понять, что в курсе аргументов возражающих.

"Значит, эксперты все считают, что при разгоне, при торможении все равно влияние на полотно этих грузовиков 12 и больше тонн, оно, конечно, больше, чем разрушительное влияние на дорогу, чем легковушки. А платят одинаково. Значит, и для того, чтобы поставить все отрасли транспорта в одинаковое положение, это предложили сделать. И второе, у нас в 2008 году или 2007 году отменили рецензирование этого вида деятельности в борьбе за разбюрокрачивание. Вроде бы хорошо, но к чему это привело на практике? Это привело к тому, что появилось большое количество людей, которые просто покупают эти большегрузы и пользуются этим. Но это абсолютно серая схема экономики. Серая! Там они не регистрируются даже в качестве индивидуальных предпринимателей. Вы знаете, я сам все-таки из рабочей семьи. И я понимаю что это. Мужики, знаете, они вкалывают, они работают, за рулем сидят там. Но надо выходить все-таки из серых схем. И мне хочется их поддержать, вот поверьте. Но надо выходить из этих серых схем. Надо им помочь. И здесь, конечно, спрашивали у меня, доволен я правительством или нет. Ну, здесь надо бы некоторые вещи доработать", — предложил Путин.

Про отставки в правительстве Путина спрашивают как минимум раз в год. Спросили и сегодня.

"Чехарда, она не нужна, она мешает, — заговорил о кадровом вопросе Путин. — И если что-то у кого-то не получается, за что я тоже несу ответственность, я считаю, что здесь есть и моя вина. Поэтому никаких изменений, существенных во всяком случае, не предвидится".

Впрочем, вряд ли эти слова Путина кто-то в правительстве воспримет как обещание легкой жизни.