На перекрестке войн: экономика Сирии потерпела крах

Почти пятилетняя гражданская война полностью разрушила экономику Сирии. Сможет ли она выжить? Интересы каких стран столкнулись на этой древней земле?

Колыбель цивилизации, родина первого алфавита, одна из жемчужин арабского культурного мира, особенно в области классической музыки и поэзии, Сирия стала еще и перекрестком экономических интересов глобальных игроков.

Центр морской и сухопутной торговли в регионе, обладатель крупнейших морских портов Латакия, Тартус и Баянис, а также международных аэропортов — страна всегда славилась хорошо развитой системой шоссейных и железных дорог. Это огромный бонус не только для торговли со странами-соседями, и но и для дешевой логистики фосфоритов из окрестностей Тадмора (их запасы оценивают в один триллион тонн), а также углеводородов и прочих полезных ископаемых внутри самого государства.

"Сирия, а именно ее стратегическая значимость — это своего рода тектоническая плита региона, — уверен Дэни Маки, специалист по Ближнему Востоку. — Это страна, которая имеет выход к морю, она граничит с Ираком и Ливаном. У нее выгодное географическое положение. Поэтому ситуация в Сирии очень серьезная, и она имеет важное значение для ряда стран. Особенно с точки зрения регионального аспекта. Если рассматривать Ближний Восток как зону столкновения региональных интересов, то именно в Сирии переплетаются интересы таких стран, как США и Россия. Причем Америка давно считает, что Сирия не отвечает ее интересам. А Сирия всегда была самодостаточной, независимой страной".

Месторождения железной руды, хрома, урана, марганца, серы и поваренной соли, крупные ГЭС, горячие минеральные источники, сахорорафинадные заводы и развитое сельское хозяйство. Буквально пять лет назад Сирия уверенно заявляла о своей самодостаточности в регионе.

"Это была полноценно живущая страна, — говорит Владимир Ахмедов, старший научный сотрудник Центра арабских исследований Института востоковедения РАН. — Я не хочу сказать, что это была очень сильно экономически развитая страна, но рост ВВП для такой страны был достаточно, так сказать, устойчивый. И они за это активно боролись. Они были накануне вступления в европейское партнерство. Вопрос просто упирался не столько в экономическую сферу, сколько в политическую. Они проводили экономические реформы. Основными отраслями экономики являлись, так сказать, традиционные отрасли: обрабатывающая, текстильная и пищевая. Они развивались на протяжении последних десятилетий, даже веков. Но в то же время развивались и новые отрасли промышленности".

Дамаск активно торговал со всем миром. Лидером среди стран-импортеров сирийских товаров стал Ирак: из двенадцати с лишним миллиардов долларов экспортных доходов на его долю приходилось порядка трех миллиардов. А вот важнейшими экспортерами в Сирию стали страны ЕС и Турция, на их долю пришлось порядка 70 процентов всего объема экспорта в Дамаск.

"До начала конфликта у них был достаточно невысокий внешний долг, — говорит Сергей Серегичев, кандидат исторических наук. — На фоне арабских стран и даже на фоне развитых стран Сирия, с учетом ее хронических экономических проблем, выглядела достаточно очень хорошо, уверенно. Она не только жила без чьей-либо существенной помощи, но и развивалась, строила планы развития, поддерживала достаточно высокий уровень жизни для своих сограждан, была очень привлекательной инвестиционной площадкой для тех же самых американских, европейских инвесторов".

"Сирия считает себя нефтеносной страной, — рассказывает Владимир Рожанковский, руководитель аналитического департамента инвестиционной компании. – Залежи открыты в трех районах — Румеланском, Джебиссийском, Южно-Евфратском. Эти месторождения выглядят очень привлекательно для всех игроков, которые оппонируют России, поскольку Сирия имеет прямой доступ к Средиземному морю, в отличие от Ирака. Ведь нефть, добытую в Ираке, необходимо транспортировать через достаточно проблемный Баб-эль-Мандебский пролив – как раз то место, которое смыкается с ныне весьма проблемным Йеменом".

Нефть, газ и статегически выгодное расположение в регионе стало, по мнению аналитиков, спусковым крючком недовольства монархий Персидского залива политикой Дамаска.

Подлили масла в огонь и планы строительства в Сирии в районе города Пальмира новых газоперерабатывающих заводов производительностью более двух миллиардов кубометров очищенного газа в год, и еще одного ГПЗ в районе города Аль-Ракка в расчете на производство 1, 3 миллиарда очищенного газа и более 40 тысяч тонн сжиженного природного газа.

Еще один раздражающий фактор — подписание соглашения на 10 миллиардов долларов между Ираком, Ираном и Сирией о строительстве Исламской магистрали мощностью 110 миллионов кубометров газа в сутки. Проект планировали запустить в 2016 году и задумывали как противовес газопроводу "Набукко".

Президент страны Башар Асад незадолго до начала военного конфликта даже предлагал план "Концепции четырех морей", где Сирия стала бы ключевым игроком: предлагалось соединить газопроводами Каспийское, Средиземное, Черное моря и Персидский залив. А значит, объединить Сирию, Иран, Турцию и Азербайджан в единую нефтегазотранспортную систему с выходом к Средиземному морю. Причем, в отличие от российских компаний, проект оставлял западноевропейских и американских партнеров за бортом.

Еще одним спусковым крючком для затяжной войны в Сирии эксперты называют соглашения между Москвой и Дамаском о разработке новых нефтяных месторождений. Опять же, без участия Запада.

"Сирия богата нефтяными месторождениями, — говорит Дэни Маки, специалист по Ближнему Востоку. — Относительно новыми, почти не освоенными. Российские компании уже подписали ряд соглашений. Этот вопрос также очень интересует США. В основном это зона побережья и Латакия. Это и есть цель американской политики. Немаловажную роль здесь играет и географическое положение Сирии на всем Ближнем Востоке".

Сегодня экономика Сирии буквально трещит по швам, и дело не только в падении ВВП, разрушении инфраструктуры, сокращении притока инвестиций и огромном числе беженцев. Страна остается между молотом и наковальней интересов США, монархий Персидского залива и постепенно просыпающегося от санкционного наркоза Ирана.

Тегеран, по разным оценкам, не только инвестировал в Сирию около 15 миллиардов долларов. Он также не оставляет планов создать собственную базу в Латакии. А значит, битва за Сирию будет набирать обороты.

Подробнее о том, кто хочет перекроить карту Ближнего востока и контролировать главный нефтеносный район мира, смотрите в программе "Геоэкономика" с Александром Кареевским 23 сентября в 15.30.