Берни Сандерс - разочарование внешней политики США


Global Look Press

Берни Сандерс не желает объявлять о том, что выбывает из предвыборной гонки, однако у него нет шансов стать кандидатом в президенты от Демократической партии после его слабых выступлений на "Супервторнике" и шести праймериз. Многие американцы, возможно, будут разочарованы тем, что Сандерс не станет участвовать в выборах: они надеялись, что его президентство откроет дорогу более мирной внешней политике США. Сам Сандерс подчеркивает, что является убежденным сторонником мира, утверждая, что "не собирается приносить извинения" за противодействие войне в Ираке и другим конфликтам.

Сторонники реализма должны сдержать слезы при известии о том, что Сандерс выбывает из предвыборной гонки.

Тем не менее, несмотря на его заявления, в списке его внешнеполитических достижений есть ряд тревожных аспектов. Он занимал антивоенную позицию скорее в публичных заявлениях, чем в фактических результатах голосования. Он гораздо активнее противостоял сомнительным военным интервенциям США, когда их инициаторами выступали президенты-республиканцы, а не президенты-демократы. Сандерс крайне чувствительно относится к аргументам о том, что гуманитарные войны оправданны, чтобы защитить страдающее гражданское население от злоупотреблений жестоких диктаторов. Он утверждает, что президенты должны получить одобрение конгресса и только затем приступить к вооруженным интервенциям. Но даже в этом вопросе список его реальных действий вызывает вопросы. Сандерсу не удалось осудить Билла Клинтона или Барака Обаму за то, что те игнорировали конгресс и вели крупные президентские войны в Косово и Ливии. Судя по всему, позиция Белого дома, оправдывающая ведение гуманитарных войн, заставила его замолчать.

Он не одобрял принятое Клинтоном в 1995 году решение о бомбардировке сербов в Боснии, но он и не предпринял ничего против этого шага. Сандерс занимал гораздо более "ястребиную" позицию в отношении балканских конфликтов в течение 10 лет. Когда администрация вела полномасштабную воздушную войну НАТО против Сербии, чтобы заставить Белград покинуть свою беспокойную албанскую провинцию Косово, Сандерс был одним из участников этого. Он проголосовал за параллельную резолюцию сената, разрешающую президенту проводить воздушные операции и ракетные удары против Югославии. Голос Сандерса в этом смысле особенно показателен. Была существенная оппозиция резолюции в обеих палатах конгресса. Разрешение было принято не при равном количестве голосов — Сандерс голосовал за войну. И было немало законодателей, занимавших более "голубиную" позицию, чем Берни Сандерс, в отношении вмешательства в Косово.

Он также поддержал так называемую войну с террором во времена администрации Джорджа Буша-младшего, проголосовав за разрешение на использование военной силы (AUMF) в 2001 году, как и любой другой член конгресса. Однако Сандерс сохранял осторожность в том, что касалось пропаганды Буша за войну, в результате которой необходимо было свергнуть иракского диктатора Саддама Хусейна. Мнения демократов конгресса раскололись по этому вопросу. В отличие от партийных тяжеловесов типа Хиллари Клинтон, Джо Байдена и Джона Керри Сандерс убежденно поддерживал тех, кто сопротивлялся военным действиям, и поддерживал дипломатический подход в отношении предполагаемого оружия массового уничтожения Саддама. Он проголосовал против совместной резолюции от октября 2002 года, которая разрешала Бушу применять силу в случае необходимости. Сандерс позже хвастался: "Я не только проголосовал против этой войны. Я помог возглавить усилия против нее". Насколько он действительно искренне испытывает отвращение к войне за смену режима с неопределенными, дестабилизирующими последствиями? Трудно сказать.

Его оппозиционный настрой военным вмешательствам стал заметно более прохладным, когда президентом стал Барак Обама. Вопреки насмешкам Хиллари Клинтон во время президентских дебатов в 2016 году, касающихся того, что Сандерс поддержал военную кампанию под руководством США против ливийского лидера Муаммара Каддафи, он лишь спонсировал и поддерживал резолюцию, осуждающую Каддафи и призывающую ООН оказать давление на него, чтобы заставить его покинуть свой пост. Однако, несмотря на его нападки на Клинтон за то, что та поддержала вмешательство в Ливии, будучи госсекретарем президента Обамы ("Я не настолько фанат смены режима, как она"), Сандерс не выступал против войны, когда она только началось, хотя Обама якобы отказался получить одобрение Конгресса США.

Подобный настрой характерен и для его позиции по поводу гражданской войны в Сирии. Он поддержал решение Обамы направить 250 американских военнослужащих в эту страну якобы для обучения "умеренных" сирийских повстанцев, пытающихся свергнуть режим Башара Асада. Когда Обама пытался получить одобрение конгресса в 2013 году на воздушные удары в ответ на предполагаемое использование химического оружия Асадом, Сандерс занял уклончивую позицию. Он заявил, что останется непредвзятым, но что у него есть ряд опасений.

Когда в должность вступил Дональд Трамп, Сандерс стал более открыто высказываться против военного участия США в Сирии. Он осудил ракетные удары администрации Трампа по Сирии из-за предполагаемого инцидента с химическим оружием, назвав их "незаконными и несанкционированными". Это была гораздо более жесткая позиция, чем та, которую он занял, когда Обама предложил подобный ответный удар в 2013 году.

Аналогичная картина наблюдалась и с его отношением к тому, что Вашингтон поддерживает войну в Саудовской Аравии и ОАЭ в Йемене. Сандерс практически не говорил об этом наступлении, когда оно началось в 2015 году и продолжалось в 2016 году. Однако, когда Трамп продолжал поддерживать Вашингтон, настрой Сандерса стал гораздо более негативным. Он проголосовал за резолюцию Сената США от декабря 2018 года, чтобы прекратить оказание помощи США военным усилиям Саудовской Аравии. В следующем месяце он поддержал двухпартийную совместную резолюцию, в рамках которой предполагался вывод всех сил США из Йемена. И сенат, и палата представителей одобрили эту меру, но сторонники не смогли отменить вето президента Трампа.

В целом в последнее время он склонен более серьезно противостоять сомнительным военным действиям и настаивать на восстановлении военного влиянии конгресса. Некоторые наблюдатели отметили драматические изменения, на грани с революционными, в его внешнеполитических идеях. Это может быть правдой в том, что касается политики в мусульманском мире. В марте 2019 года он, сенатор Элизабет Уоррен и другие прогрессивные деятели подписали обращение, призывающее США прекратить войны в Афганистане, Ираке и Сирии. Тем не менее, когда Трамп объявил о частичном выводе американских войск из Северной Сирии в конце 2019 года, Сандерс присоединился к хору демократов, осудив этот шаг, назвав его предательством курдских союзников Вашингтона в Сирии.

Еще меньше определенности касательно того, призывает ли Сандерс США к сдержанности в других регионах. Он поддерживал конфронтационную политику Демократической партии в отношении России, включая поддержку военной помощи США Украине. Также временами Сандерс поддерживал риторический неомаккартизм, который выражался в неоднократных намеках левых на то, что Трамп якобы выполняет указания Владимира Путина. Хотя политика президента в отношении России была даже более жесткой, чем политика Обамы.

Отвечая на вопросы СМИ в феврале 2020 года о том, что он получил инструктаж от американских спецслужб в том, что Кремль пытается помочь ему в его президентских выборах, Сандерс с негодованием подчеркнул оппозицию предполагаемой политике Москвы: "В отличие от Дональда Трампа, я не считаю Владимира Путина своим другом. Он — самодержавный головорез, уничтожающий демократию и подавляющий инакомыслие в России. Давайте будем честны: русские хотят подорвать американскую демократию, и, в отличие от нынешнего президента, я выступаю твердо против их усилий".

Сандерс почти не проявляет расположения, когда дело доходит до политики в отношении России. И эта позиция беспокоит. Россия — единственная держава в мире, у которой есть стратегическое оружие, для того чтобы уничтожить американскую цивилизацию в вооруженном конфликте. В отношениях с этой страной Вашингтон должен быть предельно осторожен и сдержан.

Широко распространено мнение, что Берни Сандерс — идеологический последователь таких антивоенных сторонников Демократической партии, как Юджин Маккарти и Джордж Макговерн. Но действия Сандерса в том, что касается войны и мира, более запутаны и сложны. В лучшем случае он был непоследовательным сторонником более мирной внешней политики США. Конечно, его политические взгляды не столь "ястребиные", как взгляды Джо Байдена, и, возможно, они позитивнее, чем у Дональда Трампа, который много говорил об этом, но редко действовал, когда дело доходило до сокращения глупых и ненужных иностранных вмешательств Вашингтона.

Однако президентство Сандерса стало бы большим разочарованием для американцев, которым нужна более сдержанная и разумная внешняя политика.