Кризис единой Европы. Реплика Александра Привалова

Здравствуйте, господа. В воскресенье, 13 мая, в германской земле Северный Рейн – Вестфалия прошли выборы в местный ландтаг. О них заранее говорили как о первой серьёзной репетиции предстоящих выборов в федеральный бундестаг. И говорили по праву. Дело и в том, что Северный Рейн – Вестфалия – самая большая из земель ФРГ: в ней живёт примерно пятая часть всех избирателей страны.

Дело и в том, что к нынешней весне уже вполне определился главный мотив новой политической поры. Главная дилемма — экономить или тратить. Так вот, пятая часть избирателей ФРГ высказались за то, чтобы тратить. Христианско-демократический союз, партия канцлера Меркель, потерял лидерство в ландтаге, уступив по числу голосов чуть не в полтора раза социал-демократам.

Как и в любых выборах, на этом результате сказалось множество факторов, но главной причиной провала правых была именно эта: они выступают за режим строжайшей экономии, тогда как их левые оппоненты готовы финансировать социальные нужды за счёт долгов. И далеко не факт, что на федеральных выборах правых спасёт личная популярность Ангелы Меркель. Немецкий и вообще европейский избиратель явно не хочет больше затягивать пояса. А что отказ от строжайшей экономии чреват скорым крахом, никого не останавливает.
Ярче всего это сказывается, конечно, в Греции, где за последнюю неделю сорвалось уже три попытки сколотить по результатам недавних парламентских выборов хоть какое-нибудь правительство. Греческий избиратель более чем ясно выразил своё мнение: долой режим жесточайшей экономии, который страна обязалась проводить, чтобы получать внешнюю помощь. Ну, и уж заодно – долой мигрантов и вообще, хватит европейских либеральных песен.

Опросы показывают, что, если правительство так и не удастся сколотить, то результаты досрочных выборов станут ещё более левыми и ещё более антиевропейскими. Греков можно понять: что страна много лет жила не по средствам, никто вспоминать не желает, а наблюдаемые плоды навязанных Евросоюзом мер экономии, и вправду, ужасны. Довольно сказать, что среди молодёжи уже больше половины без работы. Европейские структуры в ответ на этот, честно говоря, бессильный, бунт уже заговорили вслух о том, о чём ещё полгода назад упоминать не полагалось – о выводе Греции из еврозоны. А ведь это решение далеко не безопасно для самой еврозоны.

Но куда опаснее для ЕС, чем любые повороты в деле с Грецией, приход в Елисейский дворец социал-демократа Олланда. Тут беда двойная: будучи левым, он обещал (и запустит) дорогостоящие социальные реформы, которые способны окончательно подорвать (и окончательно подорвут) экономику Франции. А прожив доселе всю жизнь партийным аппаратчиком, не имея ни малейшего практического опыта управления государством, не побывав даже в министрах, Олланд в надвигающихся бурях наверняка наломает дров ещё больше, чем наломал бы на его месте более искушённый "розовый" политик. Ломка дров пойдёт сразу по многим линиям.

Олланд намерен, по его собственным подсчётам, тратить на социальные программы по 20 лишних миллиардов евро в течение пяти лет. Добывать эти деньги он намерен, прежде всего, драконовским налогообложением богатых граждан и компаний. Но раскулачивание богачей и большого бизнеса заведомо провалится: и те, и другой просто уйдут из Франции в менее свирепые юрисдикции. Стало быть, Франция будет наращивать дефицит бюджета, который у неё и так заметно больше, чем положено по ключевым для ЕС маасрихтским критериям. Но Олланд не только сам готов плевать на маасрихтские соглашения, он хочет добиться, чтобы от них отказалась и вся Европа. Выражает он это такой декламацией: "В каждой столице по другую сторону от глав правительств и глав государств есть люди, которые благодаря нам обрели надежду, смотрят на нас и хотят покончить с политикой экономии". Реализовывать такой план он собирается отменой с таким трудом подписанного европейского фискального пакта. Было бы, наверно, слишком грубо говорить, что отмена этого пакта станет концом как евро, так и Евросоюза, но что его отмена стала бы огромным шагом к их кончине, кажется бесспорным.

Единая Европа – проект неимоверной важности не только для европейцев, но и для всей нашей планеты. Поэтому очень не хочется говорить вслух, что этот проект, так динамично развивавшийся в благополучные годы, сейчас находится в жестоком кризисе. Настолько жестоком, что, пожалуй, ни в одной стране Европы уже нельзя выиграть выборы, не произнося лозунгов и не давая обещаний, плохо совместимых с сохранением, а тем более развитием евроинтеграции. А раз произносить это вслух не хочется, никто этого вслух и не произносит. Только это всё равно чистая правда. Удачи вам.