Президент объяснил бизнесменам нюансы приватизации предприятий ТЭК

Владимир Путин предложил бизнесменам выбрать кандидатуру на пост уполномоченного по правам предпринимателей. На встрече с ними президент также говорил о недавнем указе о приватизации предприятий топливно-энергетического комплекса. Предприниматели не поняли, что это означает — более либеральный или более консервативный курс в экономике. Президент объяснил.

С тех пор, как Владимир Путин занял президентский пост, таких встреч — с представителями бизнеса — еще не было. В том числе, поэтому в беседе вспоминали тезисы его предвыборной статьи, где Путин говорил о возможном снижении доли государства в сырьевых компаниях, и обращались к недавним президентским указам. Согласно одному из них, "Роснефть" включается в список стратегических предприятий.

"Нельзя ли воспользоваться случаем и узнать, так сказать, о чем идет речь — о, так сказать, корректировке программ либерализации, приватизации в либеральную сторону, либо, наоборот, об изъятии ТЭКа из процесса приватизационного? " – поинтересовался президент Российского союза промышленников и предпринимателей Александр Шохин.

"Что касается компаний ТЭКа — то, конечно, они представляют особую ценность для государства, — подчеркнул Владимир Путин. — В современных условиях, сегодня вот прямо, можно совершенно очевидно, с полной ответственностью утверждать, что они недооценены. И нам бы очень не хотелось, чтобы они были приватизированы за копеечки, а потом тут же перепроданы за серьезные деньги. И мне все-таки бы хотелось, чтобы мы и продали, если уж продавать, за приличные деньги, и государство получило бы доход, первое. И второе, решили бы институциональные задачи с точки зрения реструктуризации экономики".

Изменений в курсе на приватизацию нет, указы президента, касающиеся сферы ТЭК, защищают от "возможных поспешных действий" — это уже заверения главы Минэкономразвития Андрея Белоусова. Но мысли и вопросы представителей крупного бизнеса по-прежнему были обращены в сторону основы российской экономики. Посетовали, что государственные сырьевые компании в партнеры по работе на шельфе выбирают исключительно иностранцев.

"Exxon Mobil, Statoil, Total — все эти компании взяли на себя прямые юридические обязательства вкладывать деньги в рискованные проекты — геологическое изучение, бурение предварительное и так далее, — заметил президент России. — И стоит это миллиарды, хочу подчеркнуть, миллиарды долларов. Если какая-то из наших компаний частных готова к такой же работе, к таким же рискам, то дверь открыта для всех компаний. Я вот хочу это совершенно официально заявить. Единственное, чего бы мы не хотели, это чтобы частные компании взяли права на эти участки шельфа, а потом перепродали бы эти права тому же самому Exxon Mobil, Chevron или кому-то еще. Вот только в этом заключается проблема".

Проблема всего российского бизнеса — и крупного, и малого — отношения с правоохранительными и надзорными органами. Решение о создании нового института — уполномоченного по правам предпринимателей — принято. Президент ждет кадровых предложений — от каждой предпринимательской организации по две кандидатуры. Но работать уполномоченный будет явно не в одиночку.

"Я не могу не согласиться с теми, кто считает, что просто одна должность омбудсмена лучше, чем ничего, — сказал Владимир Путин. – Но, видимо, будет не очень эффективно, имея в виду, что в руках у этого человека нет никаких инструментов воздействия, кроме как жаловаться в вышестоящие инстанции. Поэтому идея заключается в том, чтобы реализовать и ту, и другую, то есть и в прокуратуре создать какие-то структуры, которые бы профессионально занимались этим видом деятельности, и должность омбудсмена создать, с тем, чтобы была прямая коммуникация между двумя этими структурами — между государственной и общественной".

Такие встречи традиционно проводятся частично в закрытом режиме. Путин напомнил бизнесменам и о другой куда более давней традиции, когда словом, данным купцом, дорожили так же, как юридически оформленным договором.