"Атомный" референдум в Болгарии. Реплика Александра Привалова

В Болгарии подводят итоги референдума, состоявшегося в минувшее воскресенье. Граждан Болгарии, формально говоря, спрашивали о вполне самостоятельной вещи — хотят ли они, чтобы на их территории продолжала развиваться ядерная энергетика.

На самом же деле граждан спрашивали ещё и о том, о чём полемизируют на постсоветском пространстве и в восточноевропейских странах все последние годы: "мы — с Россией" или "мы — с Западом". Эта подспудная тема выбилась на поверхность в пересмотре формулировки вопроса.

Поначалу болгар собирались спросить, следует ли продолжать работы по строительству АЭС "Белене" на дунайском острове Белене, расположенном между болгарским и румынским берегами. Этот проект естественным образом ассоциирован с Россией, поскольку его генподрядчиком выступает российская компания "Атомстройэкспорт". Но потом формулировку вопроса аккуратно подредактировали, и в итоге болгар спросили более расплывчато: "Поддерживаете ли вы развитие ядерной энергетики Болгарии путём строительства новой ядерной мощности?"

Официальная София имела в виду, что в случае победы, условно говоря, атомных оптимистов результат "да" можно будет истолковать не как "да" Беленской АЭС, а как "да" строительству нового, седьмого блока действующей АЭС "Козлодуй". Её, конечно, когда-то строила Москва, но на седьмой блок никакого контракта с Москвой нет – его можно построить по проекту американской фирмы "Вестингауз", которой поручено готовить ТЭО. Хотя, конечно же, можно будет ещё долго и с удовольствием торговаться за то, кому он достанется.

Впрочем, давление на Болгарию в пользу переключения с Росатома на "Вестингауз" оказывала сама Клинтон, так что торговаться пришлось бы с оглядкой. Простой же избиратель, на которого не давит Клинтон и которому ни при какой погоде не светят откаты ни с одной из сторон, если не проигнорировал референдум (как говорили прохожие корреспонденту одной из московских газет, "В Софии дерутся, делят деньги, а причём тут мы?"), то проголосовал именно про признаку симпатии/антипатии к России.

Итоги референдума таковы: и, вроде, победа – и, вроде, поражение "атомной" идеи. С одной стороны, в поддержку развития в Болгарии ядерной энергетики высказалось 60% принявших участие в референдуме. С другой стороны, результаты референдума не будут иметь силы закона, поскольку явка далеко не дошла до необходимых тут 60%. Но, поскольку 22 процента всё-таки явились, вопрос будет вторично рассмотрен в национальном парламенте в течение ближайших трёх месяцев.

Впрочем, вероятность того, что парламент – во всяком случае, при нынешнем правительстве и нынешней партийной структуре самого народного собрания – внезапно решит грубо прерванное сотрудничество с российской компанией реанимировать, практически равна нулю. Самое же интересное, что отнюдь не очевидно, заинтересована ли в такой реанимации российская сторона.

Во-первых, от нехватки заказов Росатом не страдает. Сергей Кириенко прошлым летом говорил: "После Фукусимы целый ряд стран, взвесив все обстоятельства строительства и эксплуатации новых атомных станций, делают выбор в пользу российских технологий. Для нас очень важно, что после событий на Фукусиме у нас не только не уменьшился портфель заказов, но он увеличился в два раза".

Во-вторых, прибыльность для нас проекта АЭС "Белен" более чем сомнительна. В 2009 году после того, как болгарское правительство не подтвердило готовность профинансировать свою долю, из проекта вылетел стратегический инвестор, немецкий концерн RWE – и России, по-видимому, предстояло строить эту станцию в кредит, какая бы схема ни называлась публично.

Это всё-таки, как ни крути, несколько миллиардов евро, а возвратность таких кредитов таким заёмщикам при такой конъюнктуре – не будем говорить, чтобы лишний раз не расстраиваться. В-третьих же, и это самое интересное, Россия фактически уже отказалась от этого проекта и уже подала в парижский арбитраж иск о возмещении болгарской стороной примерно миллиарда евро, уже затраченных на станцию в Белене.

Многие наблюдатели так прямо и говорят, что болгарский премьер Бойко Борисов (при социализме – командир взвода, а затем и роты пожарных) затеял весь этот референдум ровно затем, чтобы не только остановить сотрудничество с русскими, но и как-нибудь извернуться и не заплатить следуемых денег. У меня не хватает фантазии, чтобы придумать, как результат даже выигранного референдума позволил бы Софии не платить по этим долгам, но теперь это уже не важно: правительство Борисова референдум явно не выиграло.

Если в этой, во всех отношениях некрупной истории есть серьёзная часть, то она не в судьбе проекта АЭС "Белене", а совсем в другом: впервые после аварии на Фукусиме европейская страна сказала уверенное "да" атомной энергетике. Это важный прецедент, невзирая ни на какие привходящие мелочи. Удачи вам.