Чем обернется для России новая китайско-американская "холодная война"?


Global Look Press

Китай оказался в международной изоляции после подавления студенческих протестов на площади Тяньаньмэнь в 1989 году. Кровавый разгон вызвал широкое осуждение на Западе, в результате чего Соединенные Штаты и Евросоюз ввели эмбарго на поставки оружия Китаю, которое продолжает действовать и по сей день.

После этого Пекин неожиданного нашел партнера в посткоммунистической России. Распад Советского Союза разрушил в финансовом отношении российскую оборонную промышленность, из-за чего она хотела установить деловые отношения со стремительно растущим Китаем. В течение следующего десятилетия Китай активно покупал российские истребители и ракетные комплексы в рамках своей программы военной модернизации, став крупнейшим покупателем российского вооружения.

Более чем через тридцать лет новый кризис может вновь сблизить Китай и Россию. Произошедшая в конце 2019 года в китайском Ухане вспышка нового штамма коронавируса за несколько месяцев переросла в глобальную пандемию и вызвала экономическую депрессию во всем мире, что привело к негативной международной реакции в отношении Китая.

Россия — одна из немногих стран, которая открыто встала на сторону Китая, резко осудив критику Запада. Совершенно очевидно, что в условиях глобального коронавирусного кризиса, который все более принимает геополитический оборот, Москва и Пекин ищут друг у друга поддержки, пишет в The National Interest американский политолог Дмитрий Саймс.

Пандемия коронавируса нанесла ущерб мировому имиджу Китая, а также его деловым интересам за рубежом. Соединенные Штаты стали главным обвинителем Пекина: администрация Трампа винит китайцев во вспышке опасной болезни, а сенаторы-республиканцы угрожают принять самые жесткие санкции против Поднебесной. Многие европейские правительства обвиняют Китай в стремлении использовать кризис в политических целях, а также ругают его за поставки бракованных тест-систем для диагностики COVID-19.

Министр иностранных дел России Сергей Лавров, напротив, осуждает любые призывы заставить Китай выплатить компенсацию за ущерб, причиненный пандемией, называя подобные требования "неприемлемыми" и "шокирующими".

"У меня просто волосы на голове встают, когда я подобные вещи слышу", — подчеркнул глава российской дипломатии.

16 апреля президент России Владимир Путин во время телефонного разговора с председателем КНР Си Цзиньпином также раскритиковал антикитайскую риторику Запада, указав на ее "контрпродуктивность".

Более того, в то время как некоторые страны замораживают экономические связи с Пекином, Москва их активно расширяет. На прошлой неделе Кремль объявил о том, что он разрешил российскому Фонду национального благосостояния инвестировать в китайский юань и китайские государственные облигации.

Российское правительство также намерено реализовать новые крупные проекты с Китаем после завершения пандемии, включая новый газопровод в Поднебесную и новую амбициозную железную дорогу, которая свяжет порты в Арктике и Индийском океане.

Со своей стороны Пекин покупает больше российской нефти на фоне обвала мировых цен на "черное золото". Импорт Китаем российской нефти в марте увеличился на 31% по сравнению с предыдущим годом. Растущие закупки помогли российским нефтяным компаниям удержаться на плаву в условиях падения спроса в Европе.

Интерес России к более тесным отношениям с Китаем не является чем-то новым. С 2014 года Москва активно разворачивается на Восток, рассчитывая таким образом снизить давление Запада. Однако пандемия еще больше убедила Россию в том, что Китай — это будущее, считает директор Института дальневосточных исследований Российской академии наук Алексей Маслов.

"Китай рассматривается как страна, которая не только победила коронавирус, но и успешно преодолевающая различные экономические трудности, — говорит он. — Кроме того, многие ожидают, что Китай начнет усиливать свое влияние и продвигать новую геополитическую модель, как только справится со всеми внутренними вызовами".

Маслов считает, что Китай нуждается в партнере из числа великих держав, таком как Россия, что поможет Пекину реализовать свои глобальные амбиции после коронавируса, особенно на фоне неослабевающего давления со стороны Соединенных Штатов.

Китай также изучает возможность расширения сотрудничества с Россией. Если отношения с Вашингтоном продолжат ухудшаться, Пекин сделает еще больший акцент на развитии экономических связей с Москвой, прогнозирует Синь Чжан, эксперт по китайско-российским отношениям из Восточно-Китайского педагогического университета в Шанхае.

"Если разрыв [между Соединенными Штатами и Китаем] станет реальностью, а не просто модным словом за столом переговоров, то Китай будет смотреть на Россию и Евразию как на потенциальные направления для размещения своих промышленных производственных цепочек", — говорит он.

По мнению Синя, одной из конкретных сфер, где Россия и Китай, вероятно, ускорят двустороннее сотрудничество после коронавируса, является дедолларизация. В последние несколько лет обе страны уже предприняли первоначальные шаги для уменьшения своей зависимости от доллара, но низкий интерес Пекина к этому процессу значительно его замедлил. Растущая напряженность в отношениях с Соединенными Штатами почти наверняка изменит это, уверен Синь.

Однако некоторые наблюдатели в Москве обеспокоены тем, что Россия может оказаться проигравшей стороной в новой американо-китайской "холодной войне". Хотя Россия ранее и извлекала выгоду из возросшей напряженности между Вашингтоном и Пекином, последние события грозят зайти слишком далеко, предупреждает профессор международных отношений Высшей школы экономики Дмитрий Суслов.

"Продолжающееся усиление американо-китайской конфронтации ставит Россию перед серьезными вызовами, так как чем серьезнее становится это противостояние, тем сильнее будет давление на Россию, чтобы она выбрала ту или иную сторону, чего она явно делать не хочет", — заключает Суслов.