Герои стратосферы

На пресс-конференции Баумгартнера (справа) присутствовал предыдущий рекордсмен - Джо Киттингер, бывший офицер ВВС США.

На пресс-конференции Баумгартнера (справа) присутствовал предыдущий рекордсмен - Джо Киттингер, бывший офицер ВВС США.
(кадр из видео Red Bull Stratos).

На пресс-конференции Баумгартнера (справа) присутствовал предыдущий рекордсмен - Джо Киттингер, бывший офицер ВВС США.

Когда на минувшей неделе австриец Феликс Баумгартнер разгонял свое тело до сверхзвуковой скорости в свободном полете с высоты 39 с половиной километров, то он шёл на рекорд. Никто раньше такого не делал. Баумгартнер прыгал в специальном скафандре, из гондолы, откуда Земля выглядела уже круглой. На такой высоте самолёты уже не летают. Никакие. До космоса рукой подать. Это стратосфера. Оттуда Баумгартнер летел со скоростью в пике 1343 километра в час – 1,24 скорости звука. К этому рекорду причастны и советские стратонавты. Их опыт стал частью мировых знаний о верхних слоях атмосферы Земли. Но дался он трудно и с жертвами.

Завораживающие кадры падения с высоты 39 километров. Уже через 40 секунд полета Феликс Баумгартнер без каких-либо технических средств преодолевает скорость звука.

Эти четыре минуты 19 секунд свободного падения — самые опасные во всем полете. Разгерметизация на такой высоте означает мгновенную смерть. Есть и другая опасность — потеря координации, а затем и сознания. Критический момент — сильнейшие перегрузки, видно, как парашютиста крутит с огромной скоростью.

"Самое страшное — это неконтролируемое вращение, которое может приобрести человек на начальном этапе, когда нет воздуха вокруг и не на что опереться руками. Неконтролируемое вращение может привести к потери сознания, кровоизлиянию в мозг и так далее", — объясняет директор ОАО "НПП "Звезда" Сергей Поздняков.

Почти столетие именно наша страна удерживала лидерство в покорении стратосферы. Серьезный прорыв в январе 1934. Из подмосковного Кунцево стартовал стратостат "Осоавиахим-1" с экипажем Федосеенко, Васенко и Усыскина. Это был первый в истории зимний полёт стратостата. Когда аппарат достиг высоты в 20 километров, с пилотами была потеряна связь. Помятую гондолу обнаружили недалеко от Саранска.

Оборудование было разбито, члены экипажа погибли. Стратонавтов оплакивала вся страна. Урны с прахом героев к Кремлёвской стене несли Сталин, Молотов и Ворошилов.

Изучение стратосферы продолжились уже в 60-х. Кадры чудом уцелевшей хроники рассказывают об одном из секретных экспериментов на стратостате "Волга". Отрабатывали безопасность посадок космонавтов. Стратонавту Петру Долгову в скафандре предстояло раскрыть парашют сразу после прыжка. Евгению Андрееву — в высотном костюме летчика падать с космической высоты почти до самой земли. От холода руки, которые должны служить рулями, замерзают. Андреев сгибает и разгибает их, от чего меняет траекторию.

Во время этих испытаний Петр Долгов погибнет. От вибрации катапульты товарища он ударится стеклянным гермошлемом об обшивку стратостата. Произойдет разгерметизация. Автоматическая система опустит на землю уже безжизненное тело. Парашют Евгения Андреева раскроется на высоте 950 метров. В свободном падении он проведет ровно четыре с половиной минуты. На десять секунд больше и на полвека раньше Баумгартнера.

Скафандр для прыжков из стратосферы. Примерно такой же и был на австрийском парашютисте, когда он штурмовал высоту в 39 километров. Это не космический и не авиационный, а специальный скафандр, и его главная задача — стабилизировать полет парашютиста, то есть сделать возможным движения рук и ног в воздухе, которыми парашютист как бы опирается на воздух.

"Это полностью готовый костюм к полету. Это наша космическая система "Буран", которая, в случае отказа двигателей, могла катапультировать с высоты 25 километров и при скорости три тысячи километров в час. Это была система индивидуального спасения экипажей космических кораблей. У американцев этого не было. Потому когда шаттлы погибали, погибали космонавты. Потому что у них не было систем катапультирования", — рассказывает заслуженный лётчик-испытатель, герой России Магомед Толбоев.

Прославленный летчик-испытатель Магомед Толбоев был в числе тех, кто разрабатывал программу индивидуального спасения космонавтов с орбитальных станций. Придумали материал, способный в течение минуты выдерживать температуру в шесть тысяч градусов, и парашютный рюкзак. До вхождения в атмосферу он служил опорой, а в атмосфере мгновенно раскрывался.

Готовились прыжки с 300 и даже 400 километров. То есть с орбиты МКС. Уже прошли успешные испытания с манекенами. Но на этом программа забуксовала. Именно поэтому число космонавтов на МКС сегодня ограничено до количества мест в спасательном корабле.

"Несколько аппаратов мы сделали, и все на этом встало. Потребителей нет. Вот я сделал, а никому не нужно. Если станция разрушится, что с людьми делать? Мучительно умирать их бросить?" — говорит Магомед Толбоев.

"Мы были 30-40 лет назад готовы это совершить. И технически, и люди. Но, к сожалению, в последние годы на это не обращается внимания", — рассказывает Владимир Северин.

Мастерство отрабатывают самыми невероятными прыжками. В конце 60-х 46 смельчаков десантировались на самую высокую точку Памира. Пик Ленина высотой свыше семи тысяч метров. Из-за ветра и непогоды погибли четыре человека. Но в 2003-м уже пятеро российских парашютистов повторили подвиг.

"Несколько раз мы прилетали, не получалось прыгнуть по метеоусловиям. И с третьей попытки прилетели, погода позволила, и мы все благополучно приземлились на вершину пика Ленина", — рассказывает парашютист-испытатель Владимир Котов.

Опыт австрийского парашютиста НАСА собирается взять за основу в качестве методики и техники при спасении астронавтов со стартующих кораблей. Советские и российские достижения инженеров и испытателей в большинстве своем пока ждут своего изучения и применения.