Всё к лучшему: археологи напомнили, как человечество менялось после великих потрясений

Аня Котарба на берегу Красного моря во время исследования торговых связей древнего Египта

Аня Котарба на берегу Красного моря во время исследования торговых связей древнего Египта
Ania Kotarba

Пандемия COVID-19 когда-нибудь отступит, однако человечество уже никогда не будет прежним. Во многих областях жизни старые нормы перестают работать, а новые порой трудно принять – как любые перемены в привычном укладе.

Своеобразную терапию растерянному человечеству готовы предложить историки и археологи: им лучше прочих известно, что в нашем прошлом уже не раз случались великие потрясения, и всякий раз Homo sapiens успешно приспосабливался к новым условиям, доказывая невероятную живучесть нашего вида.

Археолог и историк Аня Котарба (Ania Kotarba) из австралийского университета Флиндерса изучает взаимосвязи между торговыми маршрутами древнего мира и адаптацией человечества к экстремальным изменениям. Она исследовала последствия чрезвычайных событий, угрожавших самому существованию вида Homo sapiens, и получила доказательства того, что общество и экономика способны восстанавливаться снова и снова, получая новые стимулы для развития.

Известно, что поначалу процесс урбанизации и рост населения в древнем мире провоцировал как локальные вспышки инфекционных заболеваний, так и масштабные эпидемии. Иногда последствия были плачевными, но чаще эти события удивительным образом подстегивали развитие экономики.

"Черная смерть – эпидемия чумы, погубившая от четверти до трети обитателей Европы и Ближнего Востока в XIV веке, – в долгосрочной перспективе привела к улучшению условий жизни и работы для трудящегося населения, открыла рынки и подстегнула экономику", – напоминает Котарба в своей заметке на сайте университета.

Согласно археологическим данным, первые эпидемии древности возникали там, где скапливались люди, то есть в самом начале процесса урбанизации. Человечество это не остановило: поселения продолжали расти и развиваться в города, расширялись торговые связи, а вслед за ними увеличивалось количество эпидемий и масштаб последствий. И так по кругу.

"С точки зрения археологии первое известное распространение инфекционных заболеваний восходит к эпохе неолита, когда небольшие группы охотников-собирателей начали переход к оседлой жизни. Первые крупные поселения и тенденция к урбанизации увеличили количество людей, живущих в тесном соседстве не только друг с другом, но и с недавно одомашненными животными, питавшимися отходами и объедками. Такой образ жизни открыл ворота для распространения зоонозных заболеваний [группа инфекционных и паразитарных заболеваний, возбудители которых паразитируют в организме определенных видов животных, и для которых животные являются естественным резервуаром – прим. редактора], таких как бубонная чума. Впрочем, первые следы зоонозов были обнаружены в останках возрастом около 2,8 миллионов лет у одного из наших древнейших предшественников – африканского австралопитека. Данные археологии указывают на то, что люди – как древние, так и современные – сталкивались с подобными проблемами на протяжении миллионов лет и по мере развития цивилизации эти проблемы лишь усугублялись", – говорит Котарба.

Действительно, после возникновения полноценных городов и установления торговых связей между ними в бронзовом веке ситуация еще больше осложнилась. К железному веку население многих городов приблизилось к 100000 жителей, а в Риме, по оценкам ученых, во II веке проживало больше миллиона человек.

"Торговые пути, маршруты которых во многом были продиктованы спросом на предметы роскоши и такие экзотические товары как пряности, "в ответе" за масштабные вспышки инфекционных заболеваний в древности, в Средние века и далее, вплоть до начала ХХ века. Со времен зарождения мировой экономики караваны и корабли связывали самые разные народы, культуры и экосистемы и, таким образом, сыграли ключевую роль в распространении заболеваний по всему миру", – поясняет Котарба.

Рассказывая о роли мореплавания в распространении инфекций, исследовательница добавляет, что в древности не существовало пассажирских судов, поэтому все путешествовали на торговых судах по торговым маршрутам. Даже слово "карантин" (буквально "сорок дней") имеет морское происхождение – эту практику впервые ввели в средневековой Венеции: в течение сорока дней прибывший издалека корабль должен был стоять на рейде, его команде и пассажирам запрещалось его покидать.

Можно вспомнить корабли Колумба и всех последующих покорителей обеих Америк, принесших с собой корь, оспу и другие болезни, выкосившие больше местного населения, чем оружие конкистадоров.

Тем не менее Homo sapiens остается одним из наиболее живучих видов на планете, способным восстанавливаться после самых экстремальных демографических и экологических катастроф. Котарба приводит в пример извержение индонезийского супервулкана Тоба 75000 лет назад: тогда образовалось генетическое «бутылочное горлышко», через которое просочилось не более 10000 выживших на планете.

Аня Котарба не могла не упомянуть "Юстинианову чуму" (541–542 гг.) – первую задокументированную пандемию, погубившую от 25 до 50 миллионов человек: "После этого люди вновь восстановились как вид – выжившие приобрели адаптивный иммунитет и частично передали его следующим поколениям, заодно обратив возникшую ситуацию себе во благо".

В последние годы общая картина "история человечества через призму заболеваний" становится все более понятной благодаря междисциплинарным исследованиям – развитию биомолекулярной археологии, генетических исследований патогенов и совмещению этих данных с археологической информацией по древним торговым маршрутам.

Современные технологии и методы исследований позволяют по-новому взглянуть на территориальный и демографический охват различных штаммов вирусов и бактерий, а также выявить отложенные позитивные последствия эпидемий и других катастрофических событий в истории человечества.

"Уже сейчас мы наблюдаем небольшое положительное влияние изоляции и остановки некоторых видов деятельности из-за эпидемии COVID-19 – например, на экологию и изменение климата. Мы видим, что люди стали посвящать больше времени такому хобби как садоводство, да и в целом стремятся быть ближе к природе. В то же время популистские правительства, похоже, теряют сторонников, поскольку избиратели все больше смотрят в сторону тех лидеров, которые демонстрируют эмпатию, а в своей информационной политике руководствуются строго научными фактами. Будем надеяться, что, как и наши предшественники в Древнем Египте, Риме и средневековой Британии, мы переживем эпидемию и выйдем из изоляции более сильными и, возможно, более мудрыми людьми", – подытожила Аня Котарба.