Не для брезгливых: археологи изобрели удивительный способ датировки находок

Учёные опробовали крайне необычный метод датировки на израильском археологическом памятнике возрастом 3500 лет.

Учёные опробовали крайне необычный метод датировки на израильском археологическом памятнике возрастом 3500 лет.
Фото Wikimedia Commons.

Якоб Шрайбман (на фото) на восьмом десятке не только стал археологом, но и привнёс в эту науку новые идеи.

Якоб Шрайбман (на фото) на восьмом десятке не только стал археологом, но и привнёс в эту науку новые идеи.
Фото Jacob Schreibman.

Учёные опробовали крайне необычный метод датировки на израильском археологическом памятнике возрастом 3500 лет.
Якоб Шрайбман (на фото) на восьмом десятке не только стал археологом, но и привнёс в эту науку новые идеи.

Археологи разработали необычный способ определения возраста древних артефактов. Он может сослужить хорошую службу историкам, изучающим древние цивилизации, но категорически не подходит для излишне брезгливых людей. Ведь речь идёт об определении того, сколько к древнему строительному материалу примешалось… отходов жизнедеятельности.

В странах с тёплым и сухим климатом издавна строят дома из кирпича-сырца, или самана. Глина, песок, грязь, солома – этот строительный материал буквально лежит под ногами. Под южным солнцем слепленные из него кирпичи быстро высыхают и превращаются в дешёвый и удобный строительный материал.

В сухом и безморозном климате саманные постройки достаточно прочны, чтобы в них жить. Но всё-таки сырец уступает по долговечности обожжённому кирпичу и тем более камню. Вот почему взору археолога древний саманный город обычно предстаёт в виде каменных фундаментов… и покрывающего их бесформенного слоя глины и грязи, перемешанного с отдельными артефактами. Этот грунт, когда-то бывший стенами строений, просеивается учёными в поисках различных предметов, после чего просто выбрасывается в отвал.

"Мы выбрасываем около 90 процентов того, что выкапываем, и сосредотачиваемся только на глиняной посуде, каменных стенах, костях и других находках, – говорит начинающий израильский археолог Якоб Шрайбман (Jacob Schreibman) в материале издания Haaretz. – Но не может быть, чтобы 90 процентов того, что мы находим, не могло ничего нам рассказать".

Шрайбман – по первому образованию промышленный инженер. Выйдя на пенсию, он осуществил давнюю мечту и стал студентом-археологом (в очередной раз доказав, что учиться никогда не поздно!).

Якоб Шрайбман (на фото) на восьмом десятке не только стал археологом, но и привнёс в эту науку новые идеи.

Возможно, именно мышление инженера подсказало ему неожиданную идею.

Древние города стояли на одном и том же месте, пока сменялись многие поколения людей. Саманные стены со временем разрушались и превращались в глинистую грязь. Естественно, что этот же грунт потом снова использовался для изготовления саманных кирпичей, и так несколько раз.

Но с течением времени такой материал всё же претерпевал изменения. В течение многих столетий редкие дожди понемногу вымывали глину. Соответственно, во много раз переработанном материале уменьшалась доля глины и увеличивалась доля песка (что, кстати говоря, не шло на пользу кирпичу).

С другой стороны, к этому грунту примешивался мусор: бытовые отходы, навоз, человеческие фекалии. К слову, два последних ингредиента строители могли добавлять и сознательно при изготовлении материала для строительства домов. В некоторых уголках земного шара так делается и по сей день (приносим свои извинения тем, кто решил почитать эту статью за трапезой).

Значит, чем больше раз материал для "кирпичей" побывал в переработке, тем больше в нём должно быть, во-первых, песка, а во-вторых, фосфора – маркера органических отходов.

Шрайбман и его новые коллеги проверили свою теорию на руинах города Азека (Azekah), чей возраст насчитывает более 3500 лет.

Когда-то этот город был воздвигнут на холме, где просто не было нужных запасов глины, чтобы строить саманные здания. Как считают археологи, древние строители добыли 30 тысяч тонн (!) грунта в долине ручья, протекающего под холмом, и подняли этот груз наверх.

Естественно, даже самым заядлым любителям физкультуры не захотелось бы повторять этот подвиг. В итоге материалом для новых зданий служили прежде всего постепенно разрушавшиеся старые здания.

Специалисты определили содержание песка и фосфора в слоях памятника разного возраста. Как и ожидали археологи, со временем в слоях становилось всё больше и того, и другого. Содержание фосфора в конце концов почти удвоилось по сравнению с обычным грунтом, где нет человеческого жилья.

Этот анализ стал предметом магистерской диссертации Шрайбмана. Теперь 72-летний новичок-археолог работает над следующей задачей: он собирается доказать, что содержание песка и фосфора можно использовать для датировки древних городов из саманного кирпича.

Археологи считают, что этот метод будет более дешёвым и быстрым, хотя и менее точным, чем традиционное радиоуглеродное датирование.

Отметим, что учёным не привыкать выкапывать тайны прошлого из экскрементов. Ранее Вести.Ru рассказывали о том, как этим путём определили рацион неандертальцев и европейской знати XVII-XVIII веков.