Красота мамы Стаса Костюшкина сохранила Одессе половину населения

Кадр из программы "Когда все дома". Стас Костюшкин
Кадр из программы "Когда все дома". Стас Костюшкин
Кадр из программы "Когда все дома". Стас Костюшкин
Кадр из программы "Когда все дома". Стас Костюшкин
Кадр из программы "Когда все дома". Стас Костюшкин
Кадр из программы "Когда все дома". Стас Костюшкин

"Я очень рад, что вы наконец приехали, потому что когда передача "Когда все дома" приезжает в гости к такому, как я, артисту, это значит, что ему практически уже дали народного". Такими словами встретил Тимура Кизякова певец, поэт-песенник, актер, предприниматель и телеведущий Стас Костюшкин. Вместе с ним дома оказались его третья жена с 15-летним стажем Юлия – чемпионка мира по акробатике, средний сын Богдан, во всем похожий на отца, и младший – Мирон (старший сын певца Мартин – от второго брака). В эфире телеканала "Россия 1" Стас рассказал о детстве, встрече с супругой и своем творческом предназначении.

"Вообще-то мы не Костюшкины, мы Шульманы", – заявила Юля и рассказала историю происхождения фамилии мужа. Его дедушка Йося – Иосиф Михайлович Шульман – был военным журналистом, прошел всю Великую Отечественную и в тылу познакомился с медсестрой по фамилии Костюшкина. У них завязался роман, от которого родился Миша, папа Стаса. Когда война закончилась, женщина отдала годовалого ребенка его отцу, а сама поехала домой в Севастополь, где у нее был муж и несколько детей. Малышу она предложила дать свою фамилию, потому что Михаил Иосифович Шульман в советские годы... Конец у истории печальный. Женщина сошла с ума: однажды летом надела шубу, села в трамвай и сказала, что едет к Мише.

Стас родился в Одессе, но через год дед получил квартиру в Ленинграде, и вся семья перебралась в Питер. "У нас была шикарная двухкомнатная квартира на троих. В большой комнате проходили "джем-сейшены", приходила вся элита туда. Прекрасные джазовые музыканты пели по ночам, не давали мне спать. Я выходил, меня ставили на рояль продолжали петь вокруг меня. Батька мой играл в ресторане, при этом был (и есть) одним из лучших джазовых саксофонистов, один из лучших в стране, если не в мире", – рассказывает Костюшкин. Именно отец показал ему, что такое спорт: каждое утро бегал на стадион мимо детского сада, где сын ждал и надеялся, что его заберут во время "тихого часа".

Стас говорит, что его маму, манекенщицу, называли самой красивой на планете земля. Илья Олейников однажды сказал ему: "А ты знаешь, что из-за твоей мамы половина одесситов не эмигрировали?". Надежда Аркадьевна работала тогда в Одесской филармонии одновременно со Жванецким, Карцевым и Ильченко: "У них было огромное шоу, в котором были джазовые музыканты и манекенщицы, которые ходили по подиуму, показывали купальники".

Парнишка рос "на улице", был двоечником, имел "неуд" по прилежанию (при том, что мальчишки с двумя приводами в милицию имели "уд"). Первые деньги заработал продажей… котят: приятель потащил его искать клад в заброшенных домах, но нашли они только коробку с пушистыми малышами. Пошли на соседний Кондратьевский рынок, выручили за них восемь рублей – немалые деньги в 70-е годы. План был выиграть в лотерею "Жигули", купить надувную лодку, удочки, ловить рыбу и продавать ее за "нормальные деньги". Но начинающего бизнесмена обломал домашний рэкет: все деньги отобрала мама.

Несмотря на скверный аттестат, Костюшкина приняли в училище Римского-Корсакова ("На сцене всегда нужны хулиганы") и даже почти сразу перевели оттуда в консерваторию ("Мы с Анькой Нетребко учились на одном курсе"). Но занятия дзюдо сыграли роковую роль в карьер музыканта: ему повредили носовую перегородку, которая отвечала за резонаторный звук, и из большого вокала пришлось уйти. Когда ведущий намекнул, что творческий век "эстрадника" ограничен возрастом, Стас встал на защиту своего амплуа "смешного качка": "Я вышел, спел – всем хорошо, все повеселились". И привел пример: однажды они выступали в детском онкологическом центре, и после концерта к ним подошли мамы маленьких пациентов, которые месяцами, а то и годами живут в психологическом аду, и поблагодарили: "Мы на 40 минут забыли".

С Юле Стаса тоже свела эстрада. В дуэте "Чай вдвоем" Денис Клявер отвечал за музыкантов, а танцовщиков подбирал Костюшкин. И когда на кастинг акробаток пришла девушка с огромными голубыми глазами и невероятной улыбкой, он влюбился с первого взгляда. А влюбляться было нельзя: "Во-первых, я был женат. Во-вторых, у меня только-только родился сын. Ситуация – кошмар!" "У меня в семье, – вступает в беседу Юлия, – все спортсмены: дед – боксер, бабушка – конькобежка, мама – гимнастка, папа – футболист. А я в девять лет, сменив за пять предыдущих несколько видов спорта (причем у меня везде все получалось), сказала маме: "Я больше не могу! Устала". Но через 3 месяца попросила снова меня куда-нибудь отдать. И меня отдали в акробатику".

"Многие в Юльке видят "одуванчика", но эта женщина с серьезным стержнем и со своими серьезными постулатами, законами, которые обойти никак не получится", – говорит о жене Костюшкин. Когда несколько лет назад в его жизни вновь возникла "оперная тема", он нашел себе преподавателя, которая поднимала его "из руин": "Пока ездили с "Чай вдвоем", убил аппарат просто в хлам. Началась анемия связки, я не мог уже даже говорить". Через год занятий его записали на оперный конкурс в Румынию. Он послушал на репетициях соискателей, позвонил домой и заявил, что ему ловить нечего, он уезжает. А Юля в ответ жестко: пока весь конкурс не пройдешь, домой не возвращайся. И он приехал дипломантом.

На какую уловку пошел "эстрадник" Костюшкин, чтобы покорить оперное жюри? За что домашние любят еще двух своих жильцов – джек-рассел-терьеров Олафа и Оливку? Как складываются отношения братьев и почему Богдану "очень трудно" с Мироном? Что случилось со Стасом, когда у Юли заподозрили страшную болезнь, и как это научило его ценить простые радости жизни? Ответы – в программе "Когда все дома с Тимуром Кизяковым".