Падение с размахом и другие приключения Христенко в Москве

Кадр из программы "Судьба человека". Игорь Христенко
Кадр из программы "Судьба человека". Игорь Христенко

Невероятно, но родители совсем не хотели, чтобы Игорь Христенко поступал в театральный, считали, что у него талант к иностранным языкам и прочили карьеру дипломата. Тем удивительнее им было увидеть сына на сцене и в кино. "Поступать мне было некуда, кроме как в театральный институт, потому что в моем аттестате было всего три пятерки – по труду, по пению и по физкультуре. Конкурс был невероятный – 380 человек на место!" – вспоминает Христенко.

Игорь Христенко – один из немногих артистов эстрады с высшим драматическим образованием. Но поступление было эффектным, в лучших традициях юмористического жанра. Солидно одетый в брюки-клеш, сшитые из сворованной занавески, и туфли на платформе, купленные у армянских мастеров на рынке, Игорь Христенко приехал во ВГИК. Но немного опоздал, набор уже закончился. "Я подумал: "А не побежать ли мне в какой-нибудь другой институт?" На выбор были МХАТ, ГИТИС, театральные институты имени Щепкина и Бориса Щукина. Дело было на станции метро ВДНХ. Как сейчас помню, бегу вниз по эскалатору, у меня застряла штанина, и я с самого верха, убив по пути семь старушек, задавив человек сорок, разодрал себе все, оторвал пол-уха. Порванные штаны, рубашка вся в крови – в таком виде пришел поступать в институт. В итоге поступил везде".

Падение – это вообще хорошая примета для Игоря Христенко. "Я теперь понял, почему вы упали, заходя в студию: это на удачу. Чувствую, что сегодня мы не соскучимся", – отметил Борис Корчевников.

В программе "Судьба человека" известный артист эстрады рассказал о работе грузчиком на ликеро-водочном заводе, о судьбоносной встрече с супругой Еленой, с которой прожил 42 года, о том, почему разбилось "Кривое зеркало". Эта юмористическая программа позволила Игорю Христенко выразить всю свою незаурядность и талант, наделив его прозвищем "мисс Кривое зеркало" за многочисленные мастерски сыгранные женские роли. "Каждый театр имеет свой срок жизни. Мы продержались десять лет. Мы с Евгением Петросяном были женаты, конечно, но разошлись без суда – просто по любви. Нет, мы не ругались, у нас с ним не было никакой поножовщины, у нас не было судебных процессов. Просто Евгений Ваганович повел корабль, на котором он был капитаном, в другое море. Все закономерно".