Тема:

"Тайны следствия" 1 месяц назад

Ковальчук рассказала страшную историю со съемок "Тайн следствия"

Театралы знают много сценических работ Анны Ковальчук. Любители истории оценили, как недавно она сыграла Марию Старицкую, королеву Ливонскую, в сериале "Годунов". А ее Маргарита? Но, конечно, десятки миллионов ждут ее появления в новых "Тайнах следствия". 14 декабря на телеканале "Россия 1" стартует новый и уже двадцатый сезон.

С иными актерами общаться сложно – им и для интервью нужен какой-то сценарий. Но не с Марией Сергеевной. Точнее, с Анной Леонидовной.

- Аня, здравствуйте. Сначала – неизбежный вопрос. Год пандемии. Все сидели. Я вот немножко набрал, жду, когда на лыжню. Как вот так можно?

- Ой, ведьма! Нет, на самом деле большой труд. Правда, это такой труд держать себя так, как ты есть, и при этом еще, может быть, как-то что-то корректировать в лучшую сторону.

- Фитнес, диета?

- Если честно сказать, это все банально. Я просто шесть дней в неделю занималась спортом.

- Это под фильм или и сейчас?

- Нет, это под тренировки моего тренера. Но это было дома все, естественно. В общем, если себя заставить, то можно добиться любых результатов.

- Двадцатый сезон. И все уже все забыли, как было в начале, поэтому я позволю себе вернуться на нулевой километр. Правда, что вам тогда пришлось прибавить себе лет, чтобы получить роль?

- Мне был 21 год. Но в то время я уже выглядела взрослой и сейчас немножко молодею, мне так кажется.

- У вас как-то все в обратную сторону.о

- И представляете, зритель настолько запутан, потому что ему кажется, что тогда я уже начинала сниматься как 40-летняя женщина. Сколько же мне сейчас должно быть через 20 лет? И поэтому у зрителей вот такая нестыковка. Иногда меня путают с дочкой. Мне говорят: ты маме передай… Я думаю, какой маме, о чем речь? И это так приятно. Ну, бывает.

- А ваша дочка, мы же тоже наблюдали за ее, как сказать правильно по-режиссерски, генезисом.

- Да.

- По фильму ваша киношная дочка уезжает из Питера в Москву. Вы там очень переживаете. Со своей дочкой как, нормально все?

- Моя дочка прекрасно. Она учится в университете на юридическом факультете.

- Никаких актрис, ничего?

- Да, я не знаю, зачем ей это надо.

- Ну, насмотрелась сериал.

- Влияние Марии Сергеевны, да.

- Тайны следствия.

- Не знаю, но на самом деле ее дело жизни – это лошади. Она все время проводит на конюшне. Но, может быть, если ты владеешь юриспруденцией, если ты знаешь закон, то это пригодится везде: и на конюшне, и где бы ты ни был.

- Так можно и в кино сняться.

- Можно и в кино сняться, что она и делает.

- Вы так вот по жизни ходите и смотрите на жизнь глазами Марии Сергеевны? Вот человек не так взглянул, не так ведет себя… Подозрительно что-то...

- Бывает. Конечно, благодаря Марии Сергеевне за двадцать лет я научилась сканировать людей, и это, может быть, плюс, а в то же время большой минус, потому что нельзя так, я не Бог, я не вижу. Но мне очень многое становится понятно. Но так здорово, когда ты владеешь этим инструментом. Ты видишь человека, ты понимаешь, на что он способен. Но есть какие-то такие вещи, которые не могли за 20 лет тебя не коснуться.

- Значит, золотого платья на вас не оказалось.

- Ну, извините. Не Новый год, попозже.

- Но будет же? Будет же и маска, я так понимаю, в кино?

- Обязательно.

- Красота! Ну, ладно, золотое платье, Бог с ним. А вот маска – загадка.

- Которую зрители увидят в двадцатом сезоне. Это здорово, когда женщина имеет возможность меняться, это здорово. Я в театре примеряю такое количество на себя костюмов и образов, что мне хватает.

- Я посмотрел заранее первые две серии. Вы за предыдущие 20 лет, как мне сказали, три раза брали пистолет в руки. А тут вы прямо в центре боевой операции. Не волнуйтесь, зрители, насилия не будет больше в сериале, но вот прямо над ухом выстрел. Вы там только по фильму оглохли или это прямо на съемочной площадке было?

- Это было странно, потому что сделали подсадку артисту, которая должна была брызнуть на стекло. И так получилось, что он слишком близко ко мне прижался, и вот подсадка, брызнула не на стекло, а мне в голову. И я так страшно испугалась, что прямо поверила, – я же артистка, я еще углубилась в это. И я почувствовала, как разлетелась не краска, а мозг. И это действительно было неожиданно, потому что это был такой как бы удар этой пули, краски.

- Я обратил внимание по кадрам.

- Это было очень страшно!

- То есть это все за один дубль снято?

- За один дубль, потому что, во-первых, я была вся в крови киношной. И, во-вторых, там все здорово было сделано. И оператор все подхватил.

- Чему вы научились за последние два года? Я посмотрел по сценарию, очень много возникло всяких электронных преступлений. Мало того что ваши коллеги смотрят там биллинги, распечатки того, кто как движется, и вообще действительно изменилась преступность, которой вы занимаетесь.

- Ой, если начинать с первого сезона, то просто все кардинально изменилось.

- Небо и земля?

- Конечно. У меня было главное оружие – это ручка и протокол у Марии Сергеевны. И это все. Сейчас – камеры. Камера – это просто подарок. Можно отследить все и всех. В любой точке.

- А в сериале заметно, как с много большей готовностью люди, которые приходят к следователю, предоставляют биллинг. Мне рассказали жуткую историю, что вы, оказывается, собирались уходить из сериала?

- И не один раз. Каждый год я ухожу.

- И что же возвращает?

- Возвращают люди, с которыми я работаю, потому что никакие деньги это не покроют.

- А у вас там как семья уже актерская, у меня такое ощущение.

- Да, это люди, которых я искренне люблю.

- Значит, у вас там все в Петербурге продолжается, и мы, москвичи, прислали вам очень видного следователя.

- Олешко?

- Платонов его фамилия.

- Да, Платонов.

- У вас там намечается что-то или нет?

- Ну, посмотрите.

- Спасибо, смотрим сериал.