"Заливал горе": Романов признался, что винил себя в смерти первой жены

В "Судьбе человека" Эрнст Романов, которого зрители помнят и любят по ролям в фильмах "На всю оставшуюся жизнь", "Жизнь Клима Самгина", "Собака на сене" и многим другим, откровенно рассказал о том, как переживал раннюю смерть своей первой жены.

С Лилей он познакомился в Ростове-на-Дону, куда приехал работать в театре. Вскоре молодая пара переехала в Таллин, у них родился мальчик. Но тут выяснилось, что у Лили – порок сердца.

Эрнст Иванович вспоминает: когда к ней в последний раз приезжала скорая помощь, актер услышал разговор медиков на лестнице. Они сказали, что его жена "уже не жилец". Так и произошло: Лиля ушла из жизни, а Романов остался один с маленьким сыном на руках.

"Я был очень растерян. Я был молод и беззаботен – вот это было страшно. Я был предан своей профессии. Мне казалось, что профессия – это самое главное", – признается актер.

Мальчика на некоторое время взяла к себе бабушка. На вопрос Бориса Корчевникова, винил ли он себя в смерти первой жены, Романов отвечает, что винил.

"Я винил себя в том, что не понимал, что она больна. В том, что я не вмешался в ее здоровье", – раскаивается Эрнст Романов.

Ведущий отмечает, что всю оставшуюся жизнь, как и в легендарном фильме, в котором актер сыграл такую же трагическую ситуацию, он нес эту боль в своем сердце.

Корчевников спросил Романова, как он с этим справлялся? "Я с этим не справлялся", – признался Эрнст Иванович.

Помогла артисту выйти из этой ситуации и практически спасла его, в том числе от проблем со спиртным, актриса театра, где работал Романов.

"Эрнст Иванович заливал горе. И поэтому нужно было заботиться о ребенке", – вспоминает в студии программы Лейли Зениковна.

Она признается, что поначалу боялась пристрастий и прошлого актера, но постепенно отношения с Эрнстом стали романтическими. Пара поженилась, у них родилась дочь, а сына актера от первого брака Лейли полюбила, как родного.

Правда, говорит супруга Эрнста Ивановича, было очень трудно воспитывать ребенка из-за невозможности признаться, что ты – не его родная мама.

На вопрос, когда Эрнсту-младшему это стало известно, она предположила, что мальчик мог узнать об этом еще в детском возрасте.

"Наверное, ему уже все сказали соседи и добрые мамы из родительского комитета", – предположила супруга Романова.

Еще больше интересных новостей – в нашем Instagram и Telegram-канале @smotrim_ru.