Максим Галкин объяснил Ксении Собчак, почему построил замок в деревне

Максим Галкин / Фото: instagram.com/maxgalkinru/
Максим Галкин / Фото: instagram.com/maxgalkinru/

Занятная история о доме Максима Галкина и Аллы Пугачевой, уходящая корнями во времена Льва Толстого, стала известна благодаря спору пародиста с телеведущей Ксенией Собчак. В течение нескольких дней знаменитости пытаются доказать свою правоту во взгляде на новый арт-объект Москвы – скульптуру Урса Фишера "Большая глина №4".

Галкин, как и многие другие, негативно отреагировал на появление на Болотной набережной 12-метрового изваяния, которое, по его мнению, напоминает отходы жизнедеятельности человека. В свою очередь Собчак во всеуслышание назвала критиков работы Фишера лохами и упрекнула их в "ненасмотренности". Телеведущая упомянула в своей эмоциональной публикации в Instagram про "французский замок в русской деревне", и муж Аллы Пугачевой понял, что это камень в его огород.

Ответ Максима не заставил себя долго ждать. Он записал настоящую видеоэкскурсию по своему саду, во время которой показал работы ныне живущих скульпторов. Юморист подчеркнул, что он не отрицает современное искусство, но "Большая глина №4" – его бездарный пример. Также он прокомментировал высказывание о французском замке в русской деревне. Артист рассказал, что его особняк идеально вписан в ландшафт.

"Вам любой архитектор скажет, что здесь он классно смотрится: это такая правильная доминанта", – отметил Галкин.

Как оказалось, в XIX веке в деревне Грязь стоял похожий дом в том же стиле, построенный семьей Льва Толстого. Фундамент той усадьбы находится в ста метрах от особняка звезд.

"Семья Льва Николаевича Толстого, которая владела этой деревней, подражая тогда французской готике, поставила здесь замок. Им пришла такая идея в голову, потому что здесь такой ландшафт", – объясняет Максим.

Супруг Примадонны также опубликовал архивный рисунок, который ему показала Фекла Толстая – праправнучка знаменитого писателя. А деревья в саду Галкина и Пугачевой когда-то были высажены самими Толстыми.

"В какой-то степени это историческая справедливость… Я делаю на своем участке то, что хочу. Строю такой дом, как мне хочется, и уж точно он не портит местность", – объяснился Максим.