Тема:

Седьмая симфония 1 неделю назад

"Мне было стыдно брать в руки скрипку": Дарья Коныжева о съемках "Седьмой симфонии"

Актриса Дарья Коныжева сыграла в "Седьмой симфонии" скрипачку Большого симфонического оркестра радиокомитета Наталью Черникову. Еще с консерватории ее героиня влюблена в руководителя оркестра Карла Ильича Элиасберга. Ради него девушка готова на любые жертвы. Но дирижер очень строг и замечает только промахи в игре. В эксклюзивном интервью "Смотрим" актриса призналась, что чувства Туси ей знакомы: за любовь и счастье надо бороться, а за ужасные проступки – расплачиваться.

- Во время работы над проектом "Седьмая симфония", вы смогли найти ответ на вопрос, что помогало людям выжить в те суровые дни?

- Мне кажется, что бы ты ни читал, как бы ни погружался в тему, окунуться до конца в это невозможно, потому что все существует на грани с человеческим пониманием. Помогала, как мне кажется, какая-то невероятная сила воли людей. То есть тебя иногда в жизни вышибают такие простые вещи, а ты уже думаешь: "Ну все, кошмар, жизнь кончена". А тут люди существуют на грани, и не понятно, как они вообще выжили. Невероятное упорство, вера в лучшее, любовь к родине и своим близким заставляла не сдаваться и идти дальше. Поэтому у меня не было никаких сомнений, участвовать в этом проекте или нет. Сама эта история не может не тронуть за живое.

Кадр из сериала "Седьмая симфония"

- Ваша героиня Наталья Черникова влюблена в дирижера оркестра. Вы можете представить себя на ее месте?

- Для меня учитель очень много значит. Мнение моего мастера Олега Львовича Кудряшова для меня одно из самых важных до сих пор. Я люблю восхищаться взрослыми мужчинами, потому что для меня они всегда умней и интересней. И в личных отношениях я люблю, когда человек целостный и мне интересно, например, что он тоже может меня чему-то научить, что-то мне рассказать, я люблю учиться. И в этом смысле прекрасно понимаю, кем был для Туси Карл Ильич Элиасберг. Могу представить, как она к нему относится, когда в одном человеке соединяется и мужчина, и учитель. И принять ее личные мотивы было не сложно, мне это знакомо и по-человечески понятно.

- Не получив взаимности, Туся совершает ужасный поступок, за который потом расплачивается. Что в итоге привело ее обратно в оркестр – любовь к Элиасбергу или любовь к музыке?

- Моя героиня испытывает огромное чувство вины перед человеком, которого боготворит. После своего детского и импульсивного поступка она максимально себя уничтожает. Туся и представить себе не могла, что сможет вернуться в оркестр, после того, что натворила. Но это происходит! Элиасбергу, который ее так и не простил, нужна была помощь, и она переступает через свое внутреннее достоинство ради него. И возвращение в оркестр вытаскивает ее с самого дна, куда она себя осознанно отправила. С ней случается откровение, она взрослеет и понимает, что белое не всегда может быть белым, а черное не всегда только черным. Но ее преданность этому человеку оказывается сильней всего.

- Для роли вам пришлось вспомнить свои занятия музыкой: вы учились игре на скрипке. Насколько было сложно? Какие эмоции вы испытали, вновь взяв в руки инструмент?

- Мне всегда очень стыдно, когда я беру скрипку в руки. Я закончила музыкальную школу по классу скрипки, но последние пять лет не прикасалась к ней. А сейчас снова поняла, что скрипка – невероятный инструмент. У меня было много времени на подготовку: был карантин, и месяца три-четыре я жила этой ролью, достала скрипку, ноты, начала разучивать Седьмую симфонию, прорабатывала свои сцены. Думаю, что соседи в этот момент меня невзлюбили. Но на площадке я стеснялась, ведь играю не очень хорошо. И каждый раз, когда я не попадала, я ужасно расстраивалась. В результате мне специально мазали мылом смычок, чтобы инструмент не извлекал звуков. Но после "Седьмой симфонии" у меня вновь появилось желание играть на музыкальном инструменте. Я очень хочу научиться играть на виолончели, потому что у меня есть ощущение, что я должна уметь, а я не умею.

- Что делает Дмитрия Шостаковича актуальным сегодня?

- Мне кажется, у него мощнейшая музыка. Если это великая музыка, она попадет в каждого человека. Невероятная гармония, настоящая, не поверхностная, целостная. В финальной сцене, когда звучат первые аккорды Седьмой симфонии, чувства были невероятные, настолько это было сильно и мощно. И тебя просто уносит куда-то. И ты понимаешь, что происходит полное попадание в момент, как будто оказался там, в блокадном августе 1942 года. Это очень сильное впечатление.

Кадр из сериала "Седьмая симфония"

- Какой реакции вы ждете от зрителей?

- Я предпочитаю ничего не ждать, потому что ты никогда не можешь знать, чем это все обернется. Но мне бы хотелось, чтобы в людей попало, потому что я лично до проекта не знала о существовании дирижера Карла Элиасберга. Уже потом я нашла старые записи, где он рассказывал про симфонию, слушала его голос. Хочется, чтобы люди узнали об этой истории. Это, наверно, самое важное. И чтобы это откликалось. Чтобы после просмотра кто-то решил: "А послушаю-ка я Седьмую симфонию Шостаковича".

Текст: Татьяна Санина // Видео и монтаж: Василий Кузнецов // Smotrim.ru