Украина: соглашение подписано, "антивосточная" операция продолжается

Юго-восток страны, не дождавшись от Киева шагов по стабилизации ситуации, готовится к референдуму о статусе своих районов и не намерен сдавать позиции. В Донецкой области, несмотря на угрозы украинских властей, вслед за бойцами двадцать пятой бригады ВДВ на сторону ополченцев перешел глава милиции Горловки. На фоне очередных сообщений о применении оружия против мирного населения, людям сложно поверить, что киевские власти готовы к диалогу. Рассказ о последних событиях в Донецкой и Луганской областях.

Полковник Шульженко стал первым милицейским начальником в Донецкой области, присягнувшим на верность республике и ее народу. Отказавшись выполнять приказы по охране бойцов "Правого сектора", он был уволен со службы, но буквально в тот же день после штурма горотдела жителями, возглавил милицию.

На сторону народа перешли и некоторые бойцы двадцать пятой отдельной бригады ВДВ в городе Славянск. Они добровольно передали тяжелую бронетехнику в распоряжение ополченцев и, несмотря на то, что и.о. президента Украины Турчинов уже пообещал судить изменников, о своем поступке они не жалеют.

"Я не хочу в своей стране никакого "Правого сектора", никакой УНА-УНСО с их флагами. Просто перевернулось сознание. Я никуда отсюда не уйду, я буду с народом", — говорит один из бойцов.

Но далеко не все военные одинаково лояльны к населению. В селе Кутузово местные жители с удивлением наблюдали, как сначала по сельской улице проследовала колонна военной техники, а затем контингент расположился полевым лагерем рядом с селом. Попытки поговорить с военными одна из местных жительниц вспоминает с трудом. Предположить, что собственная армия будет избивать женщину, она не могла.

"Они били по ногам, били прикладом, потом раздели и положили на землю. И мы лежали три с половиной часа. А зачем раздели, не знаю. Издевались. Буквально срывали одежду, по телефонам стреляли. Телефоны звонили, они ржали и стреляли из автоматов", — негодует жительница села Наталья.

Как в такой ситуации реагировать на призыв новых киевских властей сдать оружие и освободить занятые помещения?

"Что касается разоружения, пусть подадут нам пример, а пока мы видим только одни примеры в Краматорске и Славянске. Уже гибнут люди и льется кровь и как тут разоружаться? Они говорят: сложите оружие, а мы придем и перестреляем вас. Дураков нет", — говорит боец самообороны Донецка Игорь.

Килька под топором — это будни бойцов самообороны. Под открытым небом они живут, охраняя периметр областной администрации Донецка уже вторую неделю. Умывальник из пластиковой бутылки и нехитрый рацион. Что принесут люди, то и будет завтраком и ужином.

"Это к вопросу, что мы тут все проплаченные Россией и получаем бешеные деньги. Тут нет никаких денег, поверьте, тут все стоят за идею, потому что доведены до крайности", — продолжает боец.

Этот пост охраняет вход в здание центральной избирательной комиссии. После баррикад и разрухи здесь особенно бросается в глаза порядок и председатель комиссии, без бронежилета и в бабочке.

"Для проведения референдума необходимо напечатать более трех миллионов бюллетеней и обучить двадцать тысяч человек техническим тонкостям проведения плебисцита. Работа идет стахановскими темпами. Печать Центральной избирательной комиссии Донецкой Народной Республики, которой будет заверен итоговый протокол, уже готова", — рассказывает председатель комиссии Сергей Арсеничев.

"Мы хотим чтобы это было максимально приближено к международным стандартам, чтобы эти выборы, вернее, не выборы, а референдум были максимально прозрачны, чтобы каждый мог прийти и выразить свое мнение", — добавляет председатель ЦИК ДНР Роман Лягин.

Но выражать мнение по-прежнему опасно. Сегодня днем неизвестные арестовали и увезли в сторону Киева одного из лидеров оппозиции Леонида Баранова. Накануне он возглавил митинг в донецком аэропорту, а теперь, судя по всему, пополнил список политзаключенных.

"Всех этих наших, кто противостоит этой хунте надо не амнистировать, а надо отказаться от их преследования. Это было бы самое правильное решение — всех отпустить"", — считает житель Донецка Гарри Варшавский.

Но точечное обезглавливание неугодных Киеву народных масс вряд ли поможет остановить процесс присоединения населенных пунктов области к движению за референдум. Сегодня к списку городов, где признали Донецкую республику добавился Северск. Вместо диалога с собственными гражданами в Киеве предпочитают во всем винить внешнего врага. Вдоль всей границы Донецкой области с Россией выкопан ров шириной четыре метра и глубиной два с половиной метра. Сколько денег зарыли в яме длиной сто восемьдесят километров, не сообщается.

***

Белый внедорожник с эмблемой ОБСЕ — единственный на этой перекрытой милицией улице. Машина вплотную подъезжает к баррикадам. Люди по ту сторону заграждений пристально наблюдают — может вот оно, их пришли разоружать. Но джип разворачивается и едет прочь.

О том, что в Женеве достигнуто соглашение о разоружении всех сторон конфликта, на площади знают все. Здесь стоит телевизор. Но, уже в следующем выпуске новостей снова стрельба в Донецкой области.

"А какое это соглашение, когда они днем говорят, а вечером стреляют, и сразу же узаконивают это. Что убивают законно, что арестовывают", — говорит активист самообороны Николай.

Несколько десятков активистов самообороны из Луганской области по-прежнему находятся под арестом. А ведь о них в соглашении ни слова.

"Мы не освободим площадь, пока не освободят всех наших политзаключенных. Это последняя наша точка", — заявляет Александр.

Активисты, находящиеся внутри здания СБУ, готовы сложить оружие, но хотят, чтобы им показали пример из Киева.

"Мы не намерены складывать оружие. Пускай сначала противоположная сторона хотя бы освободит здания в Киеве, которые удерживаются уже несколько месяцев", — говорит представитель штаба сил самообороны Луганска Олег.

"Мы сложим оружие тогда, когда первое: "Правый сектор" складывает — и мы складываем. Второе: когда наши требования о проведении референдума, изложенные письменно, будут выполнены", — добавляет активист Василий Деревянко.

Здесь еще никто не забыл, зачем строил баррикады. Главное требование, по-прежнему — референдум о федерализации страны и статусе Луганской области. А пока по этому поводу из Киева слышны только неуверенные устные заверения.

"То, что они обещают — мы вам все сделаем, вы только разойдитесь, разоружитесь — это все сказки. Про нас не забудут, нас будут преследовать, нас будут, так сказать, долбить", — считает активист Сергей.

Судя по тому, что люди продолжают нести продукты, а заготовка дров для полевых кухонь не прекращается ни на минуту, сторонники федерализации уйдут не раньше , чем пройдет референдум.

Говорить о том, что баррикады разберут в ближайшие дни пока слишком рано. Но даже если лидеры движения за федерализацию примут решение сложить оружие, то им будет очень непросто уговорить простых людей разойтись с площади.
 

Сегодня