Патологические преступники: активистка "Правого сектора" рассказала о "коллегах"

На этой неделе нормандская четверка потребовала от Киева до 3 августа вывести военных из Широкино. Ополченцы тем временем отводят вооружение от линии разграничения. На этой неделе на сторону Донбасса вдруг перешла активистка "Правого сектора", много рассказала о нравах так называемых добровольческих батальонов.

Танки, боевые машины пехоты, бронетранспортеры и зенитные артиллерийские установки по всей линии фронта, за исключением нескольких горячих точек, снимались с места и двигались в тыл, по сути оставляя своих пехотинцев в окопах, с автоматами и пулеметами, без достаточной огневой поддержки.

Так Новороссия демонстрировала свое стремление к миру, особо, впрочем, и не рассчитывая на то, что неприятель таким подарком судьбы не воспользуется. Несколько раз уже оставленные ополченцами позиции и тяжелая техника на марше были обстреляны то ли силовиками, то ли боевиками не подчиняющихся Киеву батальонов.

Поселок Гольмовский. Бойцы десантного батальона, несколько месяцев назад штурмовавшего Дебальцево, снимаются с позиций. Село Новая Ласпа. С передовой уходят танки и БМП. И всё же специалисты мониторинговой миссии не торопятся признавать факт отвода ополченцами орудий калибра до ста миллиметров. Говорят, не все условия соблюдены, хотя буквально на этой неделе наблюдатели вместе с ополченцами выезжали на передовые позиции и сопровождали колонны бронетехники по всему маршруту. Затем записывали, фотографировали, сверяли номера машин.

Такую же возможность предоставили украинской стороне. От ВСУ полковник Пономарев побывал в Санжаровке, это недалеко от Дебальцева, затем в Горловке. Все увиденное пообещал отразить в своем отчете. В конце концов, официальный Киев обвинил ополченцев в имитации отвода.

Получается, этот акт доброй воли со стороны республик Новороссии не оценили. В ОБСЕ считают, что ДНР и ЛНР отвели не всю технику и на слишком малое расстояние от линии разграничения. Трех километров, по их мнению, недостаточно. Но Украина в ответ не сделала даже этого. Ополченцы, в свою очередь, не могут оголить весь фронт, увести все оружие в глубокий тыл и тем самым поставить себя под удар.

Есть Дебальцево и поселок Счастье, где обстановка накалена до предела, и отвести оружие сейчас – значит элементарно сдать позиции врагу.

Сегодня в районе Счастья под обстрел попала группа наблюдателей во главе с Тони Фиршем, главой группы по гуманитарным вопросам.

Еще один сложный участок фронта — поселок Широкино. Азовцы оттуда так и не ушли.

Односторонние шаги ополченцев по отводу своих подразделений из Широкино так и остались односторонними. Обстрелы донецких городов на этой неделе не прекратились. Понять, кто нарушает режим тишины, ополченцы не могут. Подозревают добровольцев-националистов, которые не скрывают, что жаждут продолжения войны.

"Там воюют ради самого процесса, извращенное какое-то удовольствие от всего. Кто-то ради удовольствия, кто-то ради денег, которых не было до этого. Если ты пришел на майдан голый и босой, а вышел членом какой-то организации, это же разница, раньше не имел ничего", — рассказывает Дарина Соколова. Урожденная дончанка, она была на той стороне. Бывшая активистка запрещенного в России "Правого сектора", она сотрудничала с радикалами сперва как волонтер, а потом сама попросилась на фронт. Провела в расположении батальона "Торнадо", бывший "Шахтёрск", куда влились и "правосеки", и айдаровцы, от силы неделю. Хватило, чтобы понять, кто и зачем пришел на Донбасс устанавливать мир.

"Это быдло, урки на вид, преступники патологические, рецидивисты, — рассказывает девушка. — Я увидела их, и мне стало страшно, что я сейчас повернусь к кому-то из них спиной, и мне по голове дадут. Смотришь на людей и понимаешь, что им в голову может прийти все, что угодно. Боишься находиться среди них и боишься засыпать среди них".

Среди боевиков "Торнадо", которым в какой-то момент присвоили звания и надели милицейские погоны, было немало рецидивистов, убийц и насильников. Один только командир роты Руслан Онищенко со своими пятью судимостями — на очереди еще одна — чего стоит. В Сеть однажды утекла его извращенная фотосессия на лесной опушке, где-то в расположении батальона.

Олег Короташ – один из полевых командиров, заведует у радикалов снабжением, по факту, уверяет Дарина, распилом пожертвований. Это они рассказывали Дарине о возрождении национальной идеи, поначалу. А уж когда решили, что она им теперь без надобности, открыли все карты. Оказывается, жители Донбасса, в отличие от истинных украинцев, генетически неполноценные, Украина должна быть от них очищена. Знакомая идейка, родившаяся в голове одного арийца, от которого потом содрогнулась вся планета.

"Они генетически предрасположены к тому, чтобы быть быдлом, есть такое понятие донецкое – быдло. Я же еврейка еще сама. Поэтому одно за другое. Евреи, дончане, в одной пачке, это они начали эту войну", — рассказывает Дарина.

Она опасается, что после этого интервью радикалы захотят ей отомстить. С другой стороны, никакими ценными сведениями она не владеет. Из батальона националистов она ушла давно. Сейчас подразделение расформировано. Восемь его бойцов, включая командира, обвиняют в изнасилованиях детей, похищениях и убийствах мирных жителей.

Сегодня