Тема:

Нелегалы в Европе 1 сутки назад

Родственники рассказали об изнасиловании 13-летней девочки в Берлине

События в Кельне раскололи общество. На улицы немецких городов вышли тысячи людей — протестовать против наплыва мигрантов, которых лишь в прошлом году в Германию прибыло больше миллиона. Все меньше людей считают, что мигранты не представляют никакой угрозы. Таких, по опросу Bild, лишь 25%. Настороженно и критично относятся к приезжим уже более 60% граждан Германии.

В тупичке у офиса Ангелы Меркель стоит автобус с баварскими номерами. В салоне — 31 сириец, которых глава округа Ландсхут Петер Драйер за свой счет привез сюда во исполнение неоднократных угроз заявиться в Берлин с беженцами и оставить их на пороге Бундесканцелярии. Господин Драйер смотрится вызывающе в своем традиционном пиджаке, какие носят по праздникам и выходным: сразу видно, на кого направлять камеры, кто тут сейчас скажет за всю Баварию и не только.

"По моим ощущениям, меня поддерживает вся Германия. По пути в Берлин я получил сотни электронных писем и сообщений в соцсетях от граждан ФРГ, которые требуют, чтобы кто-то показал пример, потому что так продолжаться больше не может. Граждане начинают испытывать страх, мы должны прислушиваться к своему населению. Я несу ответственность за свой округ, канцлер — за всю страну", — заявил Дрейер.

Федеральный центр горит дежурным освещением, баварский автобус мигает аварийными огнями. Вокруг повисает один из ключевых вопросов бытия: что дальше?

"Я знаю, что у людей много вопросов, особенно после событий в Кельне. Мы реагируем на них. Это не наше дело — задавать вопросы и озвучивать обеспокоенность, мы должны искать решения", — отметила Ангела Меркель.

Немецкие власти пытались убедить людей, что у них есть ответы на экзистенциальные вызовы, брошенные Германии в новогоднюю ночь и в предшествовавшие ей месяцы. По телевизору показали молодых людей в наручниках — задержаны два десятка мигрантов, нападавших на женщин в Кельне, — в Бундестаг представлены поправки, которые позволят применять процедуру депортации чаще, чем прежде.

Дискуссия могла быть, ее зерна бросила в зал представительница "зеленых". "А куда вы собираетесь депортировать беженцев, — спросила госпожа Геринг-Экард. — В Сирию?" Она, очевидно, хотела напомнить, что немецкие законы запрещают высылать людей туда, где война. И ведь для всех политических сил изменить этот закон — это изменить своим, безусловно, гуманистическим принципам. Так что за неимением ответа вопрос проигнорировали. Они — добрые люди, настоящие волонтеры, в профессиональной политике таких иной раз называют "волюнтаристами".

Пока еще можно, но уже сложнее, сказать то же самое о премьер-министре Швеции, страны приютившей наибольшее число беженцев на душу населения, Стефане Левене. После Кельна выяснилось, что шведская полиция, руководимая его однопартийцем Элиассоном, тоже замалчивала преступления, совершенные мигрантами. Что происходило на музыкальном фестивале в Стокгольме, в других местах потише, СМИ сообщили шведам детали десятков нерасследованных изнасилований, сексуальных домогательств и грабежей, прежде содержавшиеся только в секретных протоколах.

Полностью зеркальной ситуацию назвать нельзя, потому что еще в 2014-м со Швецией случилось то, что пока только пугает депутатов Бундестага, — третья по численности фракция — ультраправые националисты. Перспектива для Германии почти неизбежная в условиях, когда Интернет заполнен такими дикими сценами избиений и издевательств над женщинами и девушками.

В русскоязычной диаспоре Берлина только и разговоров, что о похищении 13-летней девочки. 11 января она ушла в школу, но на занятиях не появилась. Через полутора суток ее подобрала на улице полиция. Родители в шоке, с прессой не общаются, а, по рассказам родственников, выходит, что на станции Мальсдорф ее обманом, предложив подбросить до школы, заманили в автомобиль, где сидели несколько мужчин арабской внешности, плохо говорящих по-немецки, и с завязанными глазами отвезли куда-то недалеко на квартиру, где 30 часов насиловали, а потом выбросили.

В правоохранительных органах из-за выходных эту информацию еще не успели подтвердить или опровергнуть, а немецкую прессу эта история почему-то совсем не заинтересовала, что крайне странно.

Только на праворадикальном сайте azylterror появилось сообщение, что полиция поначалу задержала пятерых предполагаемых похитителей и насильников несовершеннолетней, но отпустила подозреваемых в тяжких преступлениях "из-за отсутствия мест в следственном изоляторе". И это после Кельна! Что называется, хотите верьте, хотите — нет.

Из той же серии ролик на сайте anonymous: молодой человек, явно из новых немцев, рассказывает друзьям про еще одно изнасилование ребенка.

Социальные сети Германии забиты материалом, который сложно однозначно идентифицировать как реальность или постановку. Что делает человек, лобзающий манекен? Кто-то скажет, что все это смеха ради, но кто-то может испугаться бездны сексуальной неудовлетворенности. А тут молодой человек, на самом деле вступился за свою девушку или разбрасывание в стороны чернокожих верзил — это спектакль? Понимать можно по-разному, но наверняка для кого-то это станет примером для подражания. Слухи и вбросы вперемежку с реальными фактами раздувают страх и гнев по отношению к беженцам вообще, начинают испытывать на прочность важнейшую для существования Евросоюза ценность — немецкий комплекс вины.

В Мюнхене и Лейпциге националисты, а под это определение с некоторых пор попадают все, кто против беженцев, отметили годовщину региональных отделений общественного движения PEGIDA. В Мюнхене просто потолкались с леваками, а в Лейпциге сожгли несколько машин и учинили погром в Конневитц — этот район считается цитаделью леворадикальных болельщиков местного футбольного клуба Rote Stern.

Правые пристреливаются, а власть продолжает подносить им патроны: за две недели границы Германии пересекли 22 тысячи мигрантов, и это соответствует прогнозу о том, что к концу этого года в стране их будет уже более двух миллионов.

Группа однопартийцев Меркель написала канцлеру открытое письмо, отрывок которого цитируют Rheinische Post и Ruhr Nachrichten, а ее предшественник Герхард Шредер дал интервью Handelsblatt. В обоих случаях смысл один: хватит игнорировать реальность.

"В связи с развитием событий в последние месяцы, мы считаем, что речь сегодня идет не только о серьезном вызове, но и о перенагрузке для нашей страны. Мы считаем необходимым из гуманитарных соображений изменить нынешний подход в отношении миграции. Нам срочно нужно вернуться к практике строго применения существующих законов", — говорится в письме.

"Ошибка госпожи Меркель заключается в том, что она из исключения сделала норму, а именно не ограничила поток беженцев. Федеральные власти в связи с возросшими расходами на местах должны обеспечить землям и коммунам высокую финансовую поддержку. Мне кажется, пока это не происходит. Возможности по приему, снабжению и интеграции беженцев в Германии не беспредельны. Не нужно предаваться иллюзиям", — уверен Шредер.

Глава правительства Баварии Зеехофер собрался подавать на Меркель в Конституционный суд, ведь ясно сказано в основном законе: если внешние границы Евросоюза прозрачны, Германия должна обеспечить непроницаемость своих собственных рубежей.

Может быть, это сработает, раз все уговоры и демонстрации отчаяния безрезультатны, в чем за свои деньги убедился и глава округа Ландсхут Петер Драйер. Через два часа ожидания автобус с беженцами включил заднюю и стал выкатываться из тупичка так резво, что догонять его пришлось, сбивая дыхание.

Автобус уехал туда, откуда приехал, вместе со своими пассажирами. Остался только вопрос: что дальше?

Сегодня