Виктор Иванов: 94% мирового производства героина локализовано в Афганистане

26 июня - Международный день борьбы с незаконным оборотом наркотиков. Об усилении мер по противодействию наркоторговле в России говорили на заседании Государственного антинаркотического комитета. Глава Федеральной службы по контролю за оборотом наркотиков Виктор Иванов представил проект концепции антинаркотической политики. А накануне он дал интервью каналу "Вести".

- Виктор Петрович, здравствуйте. Насколько сильно в летний период вырастают объемы наркотрафика в российские регионы, откуда и куда сейчас идут основные потоки запрещенных веществ?

- Наркотрафик не является сезонным явлением, потому что запасы наркотиков, особенно афганского происхождения, афганских опиатов, большие. Мы оцениваем их порядка 3000 тонн, которые складированы в непосредственной близости от Российской Федерации, как в Афганистане, так и в близлежащих горных республиках. Поэтому сезонного колебания большого нет. Есть колебания сезонные, связанные с каннабисом, то есть, это конопля в просторечии, из которого производится марихуана и более концентрированный наркотик – гашиш. В этом смысле мы наблюдаем усиление оборота вот этого наркотика осенью, когда уже вызревает урожай.

- Какая часть наркотиков, привозимых в Россию, оседает на ее территории, а какая часть уходит в Европу?

- Афганистан сегодня производит в 2 раза больше героина, чем 10 лет назад производил весь мир. То есть, в этой стране локализовано 94% производства всего героина. Поэтому тот героин, который там производится, естественно, там употребиться не может, и дальше в виде наркотрафика он движется по трем основным направлениям. Одно из них - так называемый северный путь, его еще называют северным шелковым путем, в виду того, что нас с Афганистаном практически не разделяют хорошо оборудованные границы. Потому что после дезинтеграции Советского Союза эти границы никогда не существовали, и они до сих пор плохо оборудованы. Поэтому наркотик, героин, плавно скользит сюда в нашу сторону. Мы оцениваем это порядка 50% объема производства, который поступает в Россию. Остальные 50% приблизительно делятся поровну между балканским маршрутом и южным. Если балканский направлен в страны Европейского Союза, то южный – это Пакистан, Индия и дальше по морям разносится по всему миру.

- Какие нестандартные решения, по вашему, необходимы для того, чтобы создать прочный заслон потоку наркотиков из Афганистана и Средней Азии? С кем сейчас ведет сотрудничество Россия в этом вопросе?

- Я думаю, что задача не в том, чтобы искать нестандартные пути решения, а в том, чтобы эти пути были эффективными и достигали результата. На сегодняшний день эта работа в мировом масштабе координируется Организацией Объединенных Наций, есть профильные управления по наркотикам и преступности. Кроме того, существует профильная комиссия по наркотическим средствам Организации Объединенных Наций. Эта комиссия проводит свои сессии ежегодно, но раз в 10 лет они, эти комиссии, образуют сегмент высокого уровня, где разрабатываются так называемые политические декларации на 10 лет. Последнее такое заседание, которое приняло политическую декларацию, состоялось в марте этого года в Вене. Если бы мировое сообщество не организовывало работу по противодействию, тогда, конечно, оборот наркотиков был бы существенно больше. Поэтому решение этой задачи представляет собой две, так сказать, ветви. Первая ветвь – это борьба с незаконным оборотом наркотиков, это, по сути, полицейское сотрудничество. А вторая часть, не менее значимая, - это сокращение спроса среди населения. Ведь если не будет спроса на наркотики, не будет и потребления, не будет наркозависимых.

- На ваш взгляд, располагают ли пограничные службы России достаточными силами и средствами для пресечения контрабанды в страну партий наркотиков и в чем надо совершенствовать их деятельность?

- Надо понимать, что пограничные силы рассредоточены вдоль границы. Нам, Российской Федерации, в наследство от распавшегося Советского Союза досталась южная граница с Казахстаном, протяженностью 7, 5 тысячи километров. Должен сказать, что эта граница раньше не существовала, поэтому начинали с нуля. На сегодняшний день эта работа ведется, но нужны значительные денежные средства, причем желательно как с российской, так и с казахстанской стороны, поскольку это обоюдная задача - охрана границы, для насыщения ее техникой, обеспечением контрольно-следовой полосой, специальными досмотровыми дистанционными комплексами, которые позволяют буквально просеивать, просвечивать грузы, которые проходят через эту границу. На сегодняшний день, к сожалению, этого нет.

- Какие проблемы для борьбы с наркоторговлей в России создает нестабильность на Северном Кавказе? Могут ли последние громкие преступления в регионе быть как-то связаны с наркопотоками, которые проходят в этом районе страны?

- Дело в том, что сам по себе наркотрафик, является питательной средой для организованной преступности, а также для террористических экстремистских организаций. Так, например, наркотрафик опиатов из Афганистана является финансово-экономической базой функционирования штабов террористических и экстремистских организаций, которые дислоцированы в регионах Средней Азии и прежде всего в регионе Ферганской долины. Именно там находятся штабы исламского движения Узбекистана, известной секты "Хизб-ут-Тахрир", исламского движения Туркменистана, это именно те террористические организации, которые экспортируют нестабильность своей ячейки в районы Поволжья и Северного Кавказа. Именно это является таким разогревом в нашей тревожной ситуации на Северном Кавказе.

- Сколько наркотиков удалось изъять российским наркополицейским за первые 6 месяцев 2009 года? И сколько каналов поставок наркотических веществ было перекрыто в результате оперативной работы?

- За первые 6 месяцев, они, правда, еще не завершились, изъяли почти 20 тонн наркотиков. Вообще это процентов на 25 больше, чем изъято было за аналогичный период прошлого года. Если мы возьмем ингредиенты, составляющие этого изъятого наркотика, то героина изъято за этот период времени более 1,5 тонны. Это на 60% больше, чем за аналогичный период прошлого года. То есть, мы видим, как возрастает это наркодавление.

- Можно я Вас попрошу показать в каком виде доходят наркотики до нашей страны?

- Да, пожалуйста, конечно. Вот я хочу вам продемонстрировать вот пакет, в нем содержится полимерный другой пакет, и в нем уже содержится героин. Видны бренды. Это бренд одного из наркокартелей, дислоцированных на юге Афганистана. Здесь внутри кристаллический героин. Значит особо чистый, его чистота порядка 80%. То есть, содержание диацетилморфина, это основа героина, здесь на очень высоком уровене. То есть, в этом пакете содержится героина достаточного для 200 тысяч инъекций. К слову говоря, если говорить о наркокартелях, я хотел бы вам показать сборник наркокартелей, которые мы выявили в процессе оперативно-служебной деятельности. Здесь видны бренды, это, по сути, такой знак качества, который ставит каждый наркокартель для отправки продукта конечному потребителю. То есть, мы выявили 175 наркокартелей, которые дислоцированы в Афганистане и, к сожалению, действуют на глазах у международных сил по поддержанию безопасности в Афганистане. Поэтому мы призываем и планируем призвать к тому, чтобы мандат коалиционных сил, которые находятся в Афганистане, был расширен до компетенции, связанной с уничтожением нарколабораторий, наркопосевов, наркоскладов и иной инфраструктуры, которая находится в Афганистане.

- Какая сейчас профилактическая работе ведется с населением вашим ведомством?

- В соответствии с этой программой мы проводим такие меропрития как "Поезд в будущее", программы, связанные с воспитанием молодежи, - "Позвони, где торгуют смертью", с тем, чтобы поступали сигналы от наших граждан. И должен сказать, что это имеет позитивный эффект, особенно в части выявления наркопритонов. Потому что обычно местные граждане чувствуют, знают, где начинают люди собираться, чтобы предаваться этому злу, и мы сразу, немедленно реагируем. К слову говоря, за 5 месяцев, неполных 6 месяцев этого года, мы пресекли деятельность 4800 накопритонов, это на 28% больше, чем за аналогичный период прошлого года. К сожалению, опять же это тоже говорит о возрастающем наркодавлении на нашу страну.

- Есть ли планы ужесточить уголовное наказание за производство, перевозку и сбыт наркотиков? Ведь наркобизнес представляет наивысшую угрозу здоровью нации и безопасности государства.

- С точки зрения уголовного законодательства мы выступаем за то, чтобы ужесточить наказание за торговлю наркотиками в особо крупных размерах. Для этого мы предлагаем дифференцировать степень наказания в зависимости от веса изъятого наркотика. Скажем так, если более килограмма изымается, мы выступаем за то, чтобы там вплоть до пожизненного заключения. Что касается людей, которые, скажем так, не совершили тяжких преступлений при распространении, мы считаем необходимым создать альтернативную ответственность с тем, чтобы лицо изъявило добровольное желание по добровольному лечению и прошло это лечение от начала до полного завершения курса, включая снятие интоксикации, лечение и меры по реабилитации и ресоциализации этого человека обратно в общество.

- Какие лазейки в российском законодательстве мешают к привлечению к суду участников наркобизнеса? По каким позициям нужно дорабатывать нормативные документы, где может быть надо расширить понятие или наоборот сузить?

- К сожалению, лазеек очень много. На сегодняшний день мы находим огромное количество наркотиков, которые провозятся в грузах сельхозпродукции. По данным Минсельхоза из стран транзита наркотиков, это из среднеазиатских республик, к нам поступает 6 миллионов тонн только плодоовощной продукции, и в них очень часто прячутся наркотики, причем как в машинах, бензобаках, аккумуляторах, покрышках, скрытых полостях, так и непосредственно в самих грузах сельхозпродукции. Вот такие ухищрения, которые я могу показать, продемонстрировать, я вот показал бы вам несколько вещдоков. Вот мы видим в пакете - луковица, здесь содержится характерный надрез, а в ней пакет. В этом пакете находится героин. Естественно, он был вскрыт и навалом был погружен в автопоезд. 20 тонн лука провозили таким образом. А в этом мешочке почти 100 грамм находится героина. Это особо чистого и кристаллического, его хватает на 30 тысяч инъекций. К сожалению, наши международные соглашения построены таким образом, что сегодня жители среднеазиатских республик, в том числе и наркокурьеры, могут провозить эти грузы без контрактов, без банковских гарантий, по сути, без иных таможенных документов. Просто садятся в машину и везут этот груз. Понятно, что те люди, которые перевозят, выполняют роль своего рода ишака или верблюда, а реальные наркодельцы остаются за кадром, они даже нигде не фигурируют - ни в документах, нигде.

Сегодня