Восстание узников Бухенвальда. 60 лет спустя

Эта фотография была сделана в Брестской крепости за 10-12 дней до начала войны, а еще через несколько месяцев раненый Николай Кюнг попадет в плен

Герои Великой Отечественной войны - у каждого своя история. Один из сотен защитников Брестской крепости, один из тысяч узников Бухенвальда. В самом страшном лагере смерти он повел за собой восставших.

Эта фотография была сделана в Брестской крепости за 10-12 дней до начала войны, а еще через несколько месяцев раненый Николай Кюнг попадет в плен. Его судьба - такая же как и у сотен захваченных советских солдат: угольные шахты, рудники и вереницы концлагерей. Бухенвальд станет последним. Туда Кюнга переведут с единственной пометкой в личном деле: "возврату не подлежит". Но сам Кюнг решит иначе и начнет подготовку к восстанию.

"Наши оружейники сумели смонтировать из труб 106 ручных гранат типа РГД", - рассказывает бывший узник концлагерей, ветеран Великой Отечественной войны Николай Кюнг.

Бухенвальд. "Буковый лес". Гигантская фабрика медленной смерти. Вписанный в пасторальные немецкие пейзажи дантовский ад. В завшивленных бараках Владимир Уваров провел несколько лет. Он помнит ужас, царивший внутри лагеря. И зверства СС за его пределами.

Восстание готовили несколько лет. С военных заводов, окружавших лагерь, выносили оружейные детали. По ночам из них собирали винтовки и пистолеты. Все происходит стремительно. За несколько часов лагерь и восемьсот пленных "эсэсовцев" оказываются в руках восставших. Над советскими бараками поднимают самодельное красное знамя. Среди тех, кто вел людей за собой, и герой бессмертного Брестского гарнизона Николай Кюнг.

За день до смерти Рузвельта американские войска освободили Бухенвальд. Так привыкли рассказывать западные документалисты. Эти цветные, а от этого, наверное, страшно пронзительные кадры, союзники сделают уже потом. На самом деле освобождали Бухенвальд не американцы, а сами заключенные под руководством советских подпольщиков. Союзникам оставалось просто прийти и увидеть. Через двое суток бездействия.

"Далеко за деревней километрах в двух показался американский танк и скрылся", - вспоминает Николай Кюнг.

После освобождения он вернется на родину, где как агент Гестапо и резидент всеx западных разведок, еще четырнадцать месяцев отсидит в советской тюрьме. В год 60-летия Победы он каждый день вывешивает на своем балконе красное знамя. Как память о той весне, когда оно впервые появилась над бухенвальдскими бараками.

Сегодня