Никто не хотел уходить: 20 лет трагическим событиям октября 1993 года

3 октября исполняется 20 лет трагическим событиям 1993 года. Событиям, у которых до сих пор нет единого названия, как и однозначной исторической трактовки. Одни именуют их "октябрьским путчем", другие —"расстрелом парламента", третьи — "конституционным кризисом".  В этот день в Москве произошли массовые столкновения между правоохранительными органами и сторонниками Верховного Совета, который распустил президент Ельцин. Сторонники парламента штурмом взяли мэрию и отправились громить телецентр "Останкино". А затем войска после обстрела из танков вошли в Белый дом, где тогда находился Верховный Совет.  Сегодня в Останкине прошла акция памяти жертв трагедии. Вспомнить защитников Белого дома собрались и участники траурного митинга на Красной Пресне. Между тем, по данным ВЦИОМ, 58 процентов россиян сегодня не могут сказать, какую позицию они занимали 20 лет назад.

Впервые за 20 лет друг напротив друга сидят люди, которые в октябре 1993 года были непримиримыми врагами. И ровно 20 лет назад, вечером 3 октября 1993 года, уже ничего нельзя было изменить. Через двенадцать часов Белый дом запылает. Уже начался штурм "Останкино". Объявленный Верховным Советом президентом России Александр Руцкой и сегодня считает, что имел право так добиваться эфира. Командующий Внутренними войсками Анатолий Куликов этого Руцкому сделать не дал: направил тогда к Останкино дивизию имени Дзержинского.

Сегодня Руцкой и Куликов обнялись. Но не потому, что все друг другу простили.  "Такие вещи обычно не прощаются. Это была трагедия, есть погибшие люди, остались вопросы", — объясняет свою позицию Руцкой (вице-президент РФ в 1991-1993 гг).

Спустя двадцать лет Куликов рассказал, почему на улицах Москвы 3 октября милиции либо не было, либо она была неспособна оказать сопротивление. На видеохронике можно увидеть, как в те дни у молодого милиционера отбирают дубинку и бронежилет. До последнего командование Внутренних войск не считало нужным вооружать солдат. Решение было принято только к вечеру 3 октября.

Только по официальным данным, погибших в этом конфликте не меньше 150-ти. Точкой отсчета этого противостояния принято считать 21 сентября. Подписанный Ельциным указ о роспуске Съезда народных депутатов и новых выборах. Хотя началось все гораздо раньше. И президент, и сформированный по советской системе парламент существовать рядом не могли, потому что не могли договориться. Они мучали друг друга, мучая при этом страну. И никто не хотел уходить. В ответ Ельцину Верховный Совет вешает на дверь кабинета Руцкого табличку, которая гласит, что теперь он – "исполняющий обязанности президента".

Взять Кремль с балкона Белого дома требовал и Хасбулатов. Но как у него при этом дрожали руки! В самом Кремле в это время растерянность. Так ситуацию описывает Алла Гербер: она вместе с единомышленниками по "Демократической России" оказалась в Кремле во второй половине дня 3 октября. Теперь понятно, что каждая из сторон искала способ потушить конфликт. Администрация Ельцина отправила к Хасбулатову парламентера. Им стал народный депутат Кожокин.

"Руслан Имранович это предложение не принял. Сказал, что это он может гарантировать безопасность Ельцина", — вспоминает Евгений Кожокин (народный депутат в 1990 – 1993 гг., ректор Академии труда и социальных отношений).

Хасбулатов с Руцким надеялись на переговоры при участии патриарха. Но остались недовольны тем, что надо сдавать оружие. И за это им всего лишь включат свет. У тех, кто были по разные стороны, и сегодня остаются друг к другу вопросы.

Опасность происходящего заключалась еще в том, что наблюдая за этим противостоянием, страна становилась еще более неуправляемой. Только что ставший тогда президентом Калмыкии Илюмжинов идет в Белый дом, чтобы предложить: уйти должны и президент, и парламент. А власть, пусть на время, но стоит передать Совету глав регионов.

Быть посередине долго страна не могла. И в ночь на 4 октября Ельцин принимает решение.

"Не нужно говорить, что кто-то победил, а кто-то потерпел поражение. Сегодня это неуместные кощунственные слова", — сказал тогда Ельцин. Эта позиция Ельцина предопределила тогда и будущую амнистию, и в некотором смысле возможность сегодняшнего разговора.

"Сегодня мне кажется, что это был конфликт именно между парламентской республикой и президентской республикой ", — считает гендиректор "Мосфильма", режиссер Карен Шахназаров.

"Это кровавые страницы нашей истории, которые необходимо осознать, необходимо принять, необходимо делать выводы", — считает журналист, телеведущий, писатель и публицист Владимир Соловьев.

И после 1993 года Белый дом остался одним из самых узнаваемых открыточных планов Москвы. Вот только смысловая нагрузка на этот план сильно возросла.

Судя по самым разным общественным опросам, единой оценки тех событий сейчас в России не существует, но факт остается фактом — после октября 1993 года подобных событий в России не было.

Трагедия октября 1993 года станет темой программы Владимира Соловьева "Поединок". В студию приглашены непосредственные участники тех событий. Начало — в 23.05.

Сегодня