Кремль в тени небоскреба

Десятки ценных старинных зданий столицы своей очереди на ремонт ждут годами - и постепенно разрушаются. Внимание властей и инвесторов сейчас сосредоточено отнюдь не на их реставрации, а на возведении небоскрёбов. В недавно утверждённом плане высотной застройки города их десятки. Как уживутся причудливые строения - дом в форме гигантского яйца, "Хрустальный остров" высотой в полкилометра и крупнейший аквапарк Европы - с историческим наследием старой Москвы?

От денег, которые хлынули в новые строительные проекты, у москвичей должна в буквальном смысле закружится голова. Например, у этого небоскреба каждый этаж будет вращаться независимо друг от друга. Можно, например, запрограммировать, чтобы квартира поворачивалась вслед за солнцем. "Те, кто будет там находится - жить, кушать в ресторанах, посещать магазины - смогут видеть панораму Москвы с разных точек", - рассказывает Андрей Носов, руководитель проекта вращающегося небоскрёба строительной корпорации Mirax Group.

В ближайшие годы в Москве должен появится еще и дом в виде сверла - там разместится Дворец бракосочетаний - и даже здание в виде яйца. Размеры его впечатляющие: яйцо будет в 50 этажей.

Москва планирует догнать Нью-Йорк по количеству небоскребов, только все они претендуют на уникальность. Под куполом башни "Федерация" уже открыли единственный в мире бассейн на 60 этаже. Самый большой в Европе аквапарк тоже будет в небоскребе с амбициозным названием "Империя тауэр". "Вы видите, какие инвесторы пришли, какие архитекторы пришли для строительства высотных зданий в Москве? Все мировые звезды в архитектуре сегодня здесь", - говорит Сергей Тюрин, первый заместитель генерального директора Mоs City Group.

Знаменитый иранский архитектор Заха Хадид построит в Москве 60-этажного "Юрия Долгорукого". Так называется этот комплекс со стеклянными мостами и авангардными формами. Сэр Норман Фостер заявил сразу о пяти масштабных проектах, которые воплощаются в российской столице. Это самый высокий в Европе небоскреб – 600-метровая башня "Россия". И самый большой дом в мире - "Хрустальный остров." Он действительно гигантский. Почти полкилометра в высоту и площадью в два с половиной миллиона квадратных метров. Для сравнения: во всей Москве за год жилья сдается немногим больше. "Каждый в отдельности проект вызывает самые разные ощущения, и можно по-разному к этому относится, но в целом это положительное явление, что у нас строят комплексы, отражающие дух времени. Везде ли они вписываются в ткань города? Я бы сказал, не везде", - признает Давид Саркисян, директор научно-исследовательского государственного Музея архитектуры им. А.С. Щусева.

Защитники старой Москвы считают, что небоскребы задавят собой кремлевский ансамбль, а тот же "Хрустальный остров", который собираются строить в Нагатинской пойме, испортит вид на памятники Коломенского. "Коломенское, как и Кремль, - это объекты ЮНЕСКО, и надо ли нам соглашаться с этим унижением гениальных памятников нашего архитектурного наследия?" – недоумевает Алексей Клименко, вице-президент Академии художественной критики.

Это Москва завтрашнего дня, а Москвы вчерашней уже практически и нет. Краеведы обходят старинные дворцы с фотоаппаратами, пытаясь успеть запечатлеть то, что еще не успели снести. "Крыло и все остальное было доведено до такого состояния, что, видимо, единственным методом реставрации было снести эту часть здания", - предполагает Андриан Крупчанский, руководитель проекта "Москва, которой нет".

Судя по табличке, реставрацией дворца графа Разумовского с частичным его сносом занимается Академия художеств. Это на ее балансе уже 15 лет числится памятник архитектуры. За это время античные колонны покрылись художествами, далекими от академизма. Несколько пожаров лишь завершили общую картину. Схожая судьба и у дома архитектора Казакова в Малом Златоустьевском. Проблему реставрации и расселения жильцов в один прекрасный день решил пожар. "То же самое было и с домом Поливанова в Денежном переулке. Пожар - и дальше дом начинает разрушаться", - отмечает Крупчанский.

Этот вечный конфликт нового со старым! Город должен развиваться, ему не хватает места. А эти руины на "золотой" земле по закону сносить нельзя, потому что памятники. Реставрировать их невыгодно. Поэтому памятники горят. За последние пятнадцать лет 400 исторических зданий исчезли с карты Москвы навсегда.

Вот еще один памятник архитектуры начала XIX века - школа в Лефортове. В 2000 году правительство Москвы издало постановление о срочной реставрации, и за 8 лет этой "срочной реставрации" памятник превратился… в руины.

Сейчас в коммерческое строительство инвесторы вложили более 20 миллиардов долларов. Налоги, которые поступят от их реализации в бюджет столицы, должны окупить расходы на реставрацию архитектурных памятников Москвы. Если те, конечно, к тому времени все не сгорят.

Сегодня