Рамзан Кадыров: Европа хочет увидеть, как российские журналисты стреляют из ПЗРК

Кампания Save оur guys! обернулась тем, что репортеры телеканала LifeNews, захваченные украинскими силовиками, были освобождены. Решающую роль в этом сыграл Рамзан Кадыров. Глава Чечни встретил "Вести в субботу" в Ведено. Когда-то это было главное "гнездо" боевиков, сейчас — месторасположение батальона "Юг". Кадыров приехал туда принимать парад-смотр. А разговор с ним состоялся позже в его родовом селе Центарой, у которого есть и другое название — его предпочитают вайнахи — Хоси-Юрт.

- Рамзан-хаджи, спасибо за гостеприимство. Вы приехали в Центарой, Хоси-Юрт, родовое село, на встречу с батальоном "Юг"?

- Да.

- Когда говорят батальон "Юг", вспоминаешь батальон "Восток", который прославился во время осетинских событий 2008 года. И вдруг сейчас в Донецкой области тоже появился какой-то батальон "Восток". Ваши люди?

- Я не раз говорил и опять повторю: то, что украинские СМИ заявляют, будто на юго-востоке Донецка находится чеченское спецподразделение, -  абсолютная неправда. Показывают  фотографию  бывшего сотрудника. Его семь лет назад уволили. А  чеченцы там, безусловно, есть. Я наблюдаю за украинскими событиями. Мне небезразлично то, что там происходит.  Руководство государства уделяет пристальное внимание ситуации на Украине, старается сделать все, чтобы не было военных конфликтов. И знакомые люди там тоже бывают. Но мы их не командировали, они не числятся в наших рядах. Появились один-два бывших сотрудника, но это не значит, что там находится наше подразделение.

- А сотрудники чего?

- Я не знаю. Мне сказали, что это бывший сотрудник какого-то батальона. Точно не знаю, батальона "Восток" или "Юг".

- А если вы, например, встретите человека, который собирается на юго-восток Украины?  Вы бы посоветовали ему туда ехать?

- Если человек добровольно выезжает, мы не имеем право его останавливать. Это его решение. А так, чтобы дать приказ, — это прерогатива президента Владимира Владимировича Путина, Верховного главнокомандующего страны. Мы не имеем права  от себя никого направлять. Мы ждем приказ. Если будет приказ, с удовольствием его выполним, потому что воин — это защитник народа,  Отечества. Мы — пехотинцы, солдаты! Мы не раз доказывали, что мы — достойные патриоты великого государства Россия. Если будет команда,  мы, безусловно, поедем, и тогда украинским СМИ точно будет о чем говорить. Но, не как сегодня говорят, что чеченские батальоны вовсю "гудят". Там, по нашим подсчетам, всего 14 чеченцев.  А что будет, если туда отправить батальон? Советую украинским фашистским властям не говорить, что мы — террористы, экстремисты. Чеченцы никогда не были террористами и экстремистами! Мы всегда были воинами, защитниками. Все  может быть в жизни, поэтому я бы посоветовал говорить в таком ключе.  Если есть какие-то доказательства, мы будем их оспаривать. Но никаких  доказательств нет.

- Доказательства, которые я видел своими глазами, — фотография паспорта русского человека 1961 года рождения. Согласно документу, он родился в Чечено-Ингушской ССР.  Какое отношение он имеет к происходящему?

- Да, они ищут след. Хотят сказать, что в Афганистане было две тысячи чеченцев. Европа и ООН отправляли чеченцев в Сирию. Их обучают на базах НАТО.

- Но не вы?

- Не мы. Они направляли. Более 100 тысяч чеченцев проживают в Европе. Оттуда их направляли именно НАТО. И есть доказательство, на каких базах обучали, давали оружие. Но об этом все молчат. Америка через Турцию направляет чеченцев, именно выходцев с Кавказа, воевать против суверенной Сирии, и об этом тоже все молчат. А если вдруг появилось несколько чеченцев на Украине, в Донецке — а это уже отдельное государство, которое провело референдум, обозначило свою судьбу  — это не значит, что там появились чеченские подразделения. Я говорю о том, что чеченцы есть везде, — нас три миллиона. Мы не можем за каждым смотреть. Факт в том, что ни одного сотрудника МВД, внутренних войск, Министерства обороны не находится на территории Донецка и Славянска.

- Что у Вас с пальцем?

- Всем интересно.

- Тренировка?

- Да.

- Расскажите об истории с журналистами. Как вы узнали о том, что эти двое ребят в зиндане?

- Мы видели, как их забирали. Как можно так журналистов забирать?!

- Владимир Путин  сказал, что они в зиндане. Потом выясняется, что они действительно там, а Вы — участник операции по освобождению. Здесь не надо быть Шерлоком Холмсом, чтобы понять, что эта информация пришла к Путину от Вас.

- Президент знает все, поэтому он и президент. Мы все, что знаем, докладываем президенту, потому что обязаны это делать, в том числе и о том ,что журналисты находились в зиндане. Это наши люди, которые работают на Украине не с оружием в руках, а головой. Была информация, что они находятся в зиндане и их содержат в нечеловеческих условиях.

- А наши люди это кто? Чеченцы, живущие в Киеве, россияне, которые пользуются поддержкой чеченцев, живущих в Киеве?

- Это наши люди. Чеченец и есть россиянин. Чечня — самый молодой регион, который принял Конституцию и вошел обратно в государство Россия, поэтому мы — граждане России. Там были чеченцы. Например, Рамзан Сусулаев.

- Он потом летел другим бортом? Это ваш постоянный представитель в Киеве?

- Да.

- Ему было поручено все это делать?

- Да, у него хорошее взаимопонимание с руководством Украины. Поменялись власть и система, и в результате мы были вынуждены выходить на них, чтобы достучаться, сказать свое слово. Это было надо в первую очередь. Они должны были освободить наших журналистов, потому что задержали их противозаконно. Ребята не причастны ни к каким действиям. Они только показывали правду, а за правду не сажают.

- Ребята даже рассказали, что им руки специальным раствором обрабатывали, чтобы посмотреть, есть ли остатки пороха.

- Да.

- Никакого ПЗРК они в жизни не держали?

- Нет. Но надо Европе, обществу показать, что в России журналисты стреляют из ПЗРК, чтобы настроить против нас всех, в том числе и американцев

- Но ничего не доказано, да?

- На эти противоправные действия США  выделяют большие деньги. Они должны направлять своих солдат, как они всегда это делают. Европейцы умные, и хотят нормальных отношений с Россией, а США настраивают против нас общество. Они показывают все что угодно, им не стыдно врать и показывать чушь. Они заинтересованы в том, чтобы у руля были люди, которые будут против России.

- Но вы же на них вышли?

- Да.

- Или вы вышли на европейцев или на американцев?

- Нет.

- На украинцев выходили ваши люди?

- Да.

- На украинских чеченцев или на украинцев?

- На украинских чеченцев. Россияне могут быть спокойны: мы свою позицию озвучили жестко. В последний момент даже сказали, что с нами не получится играть. Они три дня нас заставили ждать, хотя должны уже были отпустить журналистов. А они держали. Последний день вечером мы озвучили конкретно свою позицию.  Я так и передал им, что на войне бывают потери.

- Вы лично говорили или передавали через Рамзана?

- Рамзан поставил на громкую связь, и все слышали мой разговор. Я позвонил Рамзану и сказал, что на войне бывают жертвы. Это вы сейчас нам объявляете войну, держа наших людей на коленях в яме, допрашивая! Все, что вы делаете, — это противозаконно. Вы должны срочно освободить наших журналистов!

- Это и произошло через полтора часа?

- Или по-другому будем разговаривать. Люди, которые с нами работали, были давно готовы их отпустить. Но некоторые продались Европе. Непонятная ситуация.

- Это, наверное, самая запутанная украинская история.

- Запутанная ситуация,  поэтому люди, которые нам их передали,  действительно оказались мудрыми. Им не нужно было с нами воевать. Им не нужны были разборки. Они сказали:  мы отдадим вам ваших журналистов — и все на этом, расходимся.

- Вас теперь будут ревновать в Министерстве иностранных дел, ведь вы ж теперь посол по особым поручениям.

- Ревновать не будут — у нас есть Сергей Лавров.  Он  — самый лучший посол и министр. А мы — те люди, которые выполняют поставленные задачи, поручения президента. Нам  абсолютно это нетрудно, потому что за нами стоит самый авторитетный человек в мире, самый мудрый, самый сильный. Мы умеем говорить, умеем достучаться, умеем находить общий язык. Почему? Потому что у нас есть сила, возможность, мы никогда не должны вставать на колени перед кем бы то ни было! Я с гордостью заявляю, что я — гражданин России, чеченец, мусульманин!  Мы не бандиты, не террористы, мы никуда не вторглись, а, наоборот, защищали и защищаем интересы украинского народа. Мы до сих пор не отключили газ. Если бы я был на месте президента, давно бы отключил газ и ничего делать не давал бы. Я пошел бы на все! Выступления Яценюка, Турчинова абсолютно нечеловеческие! Они знают, что не стоят и гроша. Как провели выборы? Сколько нарушений! Если бы это было у нас в Чечне... Европа, Запад, ООН, ОБСЕ — на нас всегда давили. Журналистов держат в плену, и весь мир, все на Западе молчат. Если в Чечне кто-то убил журналиста, об этом  весь мир говорит, сразу приходят и просят  расследовать. Америка, руководство государства — все заинтересованы. А здесь убивают мирных людей, стреляет авиация — все молчат. Разве это нормально?

- Я на Северном Кавказе в 2008 году собственными глазами видел в разгар  осетинских событий, как в одном внутреннем дворе были припаркованы автомобили ОБСЕ и других миссий, но никто не поехал разбираться в ситуации. В контексте киевских событий вы общались с ОБСЕ и ООН? Какую роль они сыграли в освобождении? Есть разные версии.

- Не знаю про всех, но те люди, которые у нас бывали,  всегда помогали бандитам, увозили раненых. Если где-то есть задержанный боевик, они за ним бегали, пока его не отпустят. Ни одну народную позицию они не защищали.

- А что происходит сейчас в Киеве?

- Сейчас в Киеве защищают политику фашистов. Народную политику они не защищают, мы же видим это. Я все это знаю. Я воевал, занимался сельскохозяйственным вопросом, производственным, восстановлением промышленности, я все это видел. Я знаю роль ООН, ОБСЕ. Они приглашали сюда всех правозащитников, настроенных против России, искали что-то. Я сказал: нас убивают, я потерял  420 человек, что вы скажете об этом?!  Все молчали. То же самое сегодня творится на Украине. А когда фашист что-то делает, это, выходит, правильно? Народное ополчение говорит: наши предки воевали против фашистов, нам не нужна эта власть, нам этого  не простят!  Но представители этих организаций нормально воспринимают это.

- В Службе безопасности Украины сказали, что это послы ООН и ОБСЕ попросили новые украинские власти, поэтому они отпустили журналистов.

- Они в тот день должны были прийти к ним. Именно ОБСЕ их не пустила туда! Я это официально заявляю.

- Не пустили к задержанным?

- Если бы это была заслуга ОБСЕ и ООН, они бы забрали журналистов в Европу, поторговались бы, а потом передали России.  Европа, ОБСЕ, ООН ненавидят меня. И я принял решение привезти ребят в Грозный. Для них это обычная болтология. Я никогда не слушал их. Нам их передали во  дворе частного дома. Они сидели в машине. На них были маски, мешки, наручники. Мы их привезли. Нам сказали не снимать наручники и пакет с головы, пока не доедем до аэропорта. Когда мы приехали в аэропорт, у таможенников были огромные глаза.

- Они увидели, какой "груз" вы везете?

- Да. Нас не пропускали. Где были ООН и ОБСЕ, я не знаю.

Сегодня