Киев: против ополченцев воюют иностранные наемники

Киев намерен увеличить число своих агентов в рядах ополчения. Причем об этой, казалось бы, секретной операции открыто сообщил в Facebook советник главы МВД Антон Геращенко. По его мнению, силы обороны юго-востока должны все знать — это, по плану Геращенко, осложнит им жизнь. Впрочем, ополчение и так порой знает больше, чем думают в Киеве. Например, наличие иностранных наемников среди бойцов так называемой АТО, о котором в Донецке и Луганске говорят уже давно, украинские власти признали только сейчас.

Украинские силовики наконец-то официально признали — иностранцы действительно участвуют в боевых операциях на востоке страны. Правда, настаивает Киев, о зарубежных вооружениях речь не идет.

"Иностранное вооружение — это неправда, это не используется. А то, что есть представители других стран, которые принимают участие в антитеррористической операции, об этом не раз сообщалось. Это и представители Италии, Грузии, Белоруссии и непосредственно самой России. Техники, танков и другого (иностранного) оружия у украинской армии нет", — заявил пресс-офицер спецоперации Алексей Дмитрашковский.

Впрочем, о наемниках давно известно, да и они не скрывают, для чего приехали на Украину. Один из них — Франческо Фонтана по прозвищу Дон.

"Мы волонтеры, и денег я здесь не получаю. Сам заплатил за билет, чтобы приехать сюда на Украину. Такой опыт мне снился всю мою жизнь, я мечтал об этом. Здесь нет места сантиментам — это война, и я здесь, чтобы убивать!" – заявляет воюющий на Украине в составе батальона "Азов" итальянский наемник Франческо Фонтана.

Еще один яркий представитель интернациональной шайки на службе у Киева – 37-летний швед Микаэль Скилт. От командования батальона "Азов" он даже получил награду за убийство ополченцев. За его плечами опыт службы в шведской армии и национальной гвардии.

"Это особое чувство, когда твое сердце колотится, и ты слышишь как пули свистят рядом с тобой, и видишь, как они ударяют в землю. Я слышал, что они готовы заплатить 80 тысяч за мою голову. Ну, давайте, идите и возьмите меня", — призывает наемник из спецбатальона "Азов" Микаэль Скилт.

Среди иностранцев есть и жертвы. Несколько человек — явно не местных — погибли во время боя у местечка Дубровка, недалеко от границы с Россией.

"В ходе этого боя были уничтожены 4 танка, 4 БТР, все они сгорели. Среди убитых находятся наемники негроидной расы", — рассказывал об этих потерях среди наемников министр обороны Донецкой народной республики Игорь Стрелков.

Иностранные наемники, как утверждают в руководстве силовой операции, зарубежное вооружение не используют. Разве что спецприспособления. Эти слова идут вразрез с данными ополченцев. Фосфорные бомбы — только один из примеров использования зарубежного вооружения. Такого же мнения придерживаются эксперты.

"Иностранные наемники, которые воюют на востоке Украины, частично имеют свое оружие. Речь идет о снайперском вооружении, системах связи, навигации, бронежилетах, приборах ночного видения. В любом случае иностранное орудие на Украине присутствует, в том числе в руках иностранных наемников. Схема может выглядеть следующим образом: достигается договоренность и открывается окно на границе, таможне, чтобы определенные партии орудия — это достаточно малые партии — могли быть ввезены вместе с теми профессионалами, которые прилетают для войны", — поясняет военный эксперт, главный редактор журнала "Национальная оборона" Игорь Коротченко.

Киев начинает использовать против ополченцев и новые тактические приемы. МВД Украины открыто объявило, что пытается расширить число своих шпионов в силах самообороны Донбасса. Заявление чрезвычайно любопытное. Как правило, спецслужбы стараются, не афишировать свои планы, но в Киеве очевидно свои методы.

Особенно любопытно, что расширить сеть шпионов собирается не СБУ Украины, что было бы по крайней мере логично, а именно МВД.

Советник главы ведомства Антон Геращенко на странице в социальной сети даже не стал скрывать, кого силовики рассматривают как образец для подражания. Он призвал коллег ориентироваться на Евно Азефа — известного террориста-провокатора начала XX века, который, с одной стороны, устраивал теракты, с другой — сдавал революционеров царской охранке.

Террорист, служащий примером для правоохранительных органов, — это много говорит о настроениях в украинском МВД, где уже не знают, как еще объяснить, почему результатов нет, а погибших, наоборот, все больше.

Сегодня