Жертвы черных трансплантологов: растет список военных преступлений на юго-востоке Украины

ОБСЕ будет проверять информацию об обстоятельствах гибели гражданских лиц, чьи массовые захоронения были обнаружены на прошлой неделе в Донбассе в районе шахты Коммунар и поселка Нижняя Крынка. По словам представителя организации, появились свидетельства того, что у некоторых жертв отсутствуют органы.

Годовалого Кирилла в больницу после очередного удара артиллерии по Донецку принесла на руках бабушка. Сама она вся в крови.

"Ударило, крыша рухнула. Я еле успела его прикрыть с собой и упала", — поясняет Мария Васенко.

— А ребенку сколько лет?

"Годик. Он проснулся, я его только взяла из манежа, и тут рухнуло. А старший, я даже не знаю где он", — продолжает женщина с улицы Рубенса, 44.

— А старшему ребенку сколько лет?

"Семь", — отвечает женщина.

"У ребенка перелом плечевой кости и осколочное ранение головы. Сейчас осматривается смежными специалистами. Затем принимаем решение, что делать", — поясняет заведующий детским отделением травматологической больницы Донецка Евгений Жилицин.

Раненых привозят одного за другим. Приемный покой работает в режиме конвейера. Этой женщине осколками перебило ноги. Ее сразу везут в операционную.

- Обстрел минометный?

- "Град".

- Раненых много?

- Я не знаю сколько, но грохало так, что ой-ой-ой.

Больничные палаты заполнены ранеными. Это мирные жители. У многих очень тяжелые травмы, оторваны конечности. Страдают в первую очередь гражданские. Уничтожение населения — это военное преступление.

"Бьют-то по мирным. Они нас уничтожить хотят, это точно. Люди ходят, женщины и дети. А что там много надо? Мне ногу оторвало. Полностью оторвало, сразу", — рассказывает мужчина на больничной койке.

"Дом сгорел. Ничего нет там. Отбило ногу. И вот осколочный. И голова. Если б чуть ниже, то все. Вскользь пошло", — рассказывает свою историю Виктор Иванович Маншилин.

"Вряд ли, наверное, ходить буду. Но надеюсь. Мне тут аппарат Елизарова поставили. Надеюсь. Не хотелось бы быть инвалидом", — надеется на скорое выздоровление раненая Инна Церелонга.

По жилым кварталам бьют из Авдеевки и аэропорта — там украинская артиллерия. Жилые дома пылают. Только за один день уничтожено больше десяти домов. И обстрелы продолжаются.

Список военных преступлений украинских подразделений постоянно пополняется. Убитых мирных жителей, тела которых успевают забрать из-под обстрелов, привозят в морги. Здесь мужчины, женщины и дети.

Появляются новые подробности о захоронениях, найденных на той территории, где раньше стояла нацгвардия и территориальные батальоны Украины. О том, что перед расстрелом у людей могли изымать органы, открыто говорят в международных организациях. Представитель ОБСЕ заявила об этом в эфире украинского телеканала "112" в программе "Торговля людьми: новая украинская реальность ".

"На прошлой неделе на ежегодном совещании ОБСЕ по вопросам имплементации обязательств в области прав человека прозвучало заявление не представителей средств массовой информации, а представителей неправительственной организации, работающей в этой сфере, о том, что на востоке Украины были обнаружены захоронения, где, по свидетельствам, эти тела оказались без внутренних органов. Миссия наблюдателей ОБСЕ будет тщательно расследовать эту информацию. Не нужно ее политизировать. Нужны факты, которые подтверждали бы это. Нужны патологоанатомические исследования с привлечением международных экспертов", — спецпредставитель ОБСЕ по борьбе с торговлей людьми Мадина Джарбусынова.

Черный рынок органов в Европе и в Америке пополняется за счет конфликтных зон давно. И об этом хорошо известно. Во время войны в Косово пленных сербов вывозили в лаборатории Албании. Этим занимались косовские радикалы по мировоззрению близкие украинским националистам. Черные трансплантологи действовали под прикрытием Армии освобождения Косово, которой руководил Хашим Тачи. В 1990-е годы он был полевым командиром, сейчас — премьер-министр самопровозглашенной Республики Косово.

"Это уже установленный факт, что на севере Албании находились тайные тюрьмы, лагеря, где содержались похищенные люди. Там имело место бесчеловечное обращение и даже убийства людей, а также изъятие органов для последующей продажи. Все жертвы были сербами", — поясняет член Парламентской ассамблеи Совета Европы, французский правозащитник Дик Марти.

На Донбассе сотни людей пропали без вести, пока в их поселках стояли украинские силовики. И судьба их неизвестна. Киевские власти отрицают возможность изъятия органов. Впрочем, об этом свидетельствуют кадры расстрелянных мирных жителей, найденных там, где стояли силовики. У погибших руки связаны за спиной — очевидная расправа.

Впрочем, украинская прокуратура говорит, что этого нет.

"Я вообще не подтверждаю, что вообще захоронения существуют", — отрезает генеральный прокурор Украины Виталий Ярема.

Заинтересованность так называемых чёрных трансплантологов в том, чтобы поживиться на войне, очевидна. На Украине в 2010 году был скандал — в Институте трансплантологии имени Шалимова выявили группу медиков, которые проводили незаконные операции. Доноров искали среди самых обездоленных жителей страны. Находили. Как установили правоохранители, "за почку продавец получал 10 тысяч долларов, хирург за операцию по ее пересадке до — 20, реципиенту она обходилась в 150".

На украинских сайтах по-прежнему десятки объявлений о поиске доноров — за почку предлагают до двухсот тысяч евро. Прибыльный бизнес для тех, кто лишен морали. Есть ли такие люди среди силовиков, посланных Киевом уничтожить Донбасс, — вопрос, наверное, риторический.

Ежедневно от обстрелов артиллерией здесь гибнут люди. Старики и дети, мужчины и женщины, их слезы по другую сторону линии противостояния, похоже, трогают далеко не всех.

Сегодня