Будни халифата: убийство неверных и торговля рабами

США и Англия бомбят, как считается, радикальных исламистов на территории Ирака и Сирии. Речь идет о движении под названием "Исламское государство", которое до недавнего времени сокращенно называлось ИГИЛ — "Исламское государство Ирака и Леванта". Что мы знаем об этих людях?

Они отрезают головы американцам, англичанам и французам, то есть гражданам тех государств, что бомбят их? Да, отрезают. Они террористы? Да, жестоко расправляются с теми, кого считают своими врагами. Захватили значительную часть Ирака и Сирии? Да, захватили.

Но этого мало, чтобы понять войну, которая ширится на Ближнем Востоке. Судя по всему, процесс затянулся надолго. Его география может существенно расшириться и уже как новый халифат двинуться в нашу сторону. По крайней мере тот древний Исламский халифат, то государство, созданное пророком Мухаммедом задолго до Киевской Руси, было ведь воистину гигантским и простиралось на Закавказье, где сейчас Армения и Грузия, современную Абхазию и прикаспийские территории.

Сегодня движение "Исламское государство" строит новый халифат. Халифат — от слова "халиф" — правитель, заместитель пророка Мухаммеда на земле. Халифат — государство, где вместо гражданского права — шариат. Шариат — свод исламских правил, основанных на древних представлениях о добре и зле — соответственно и на наказаниях, например, побитие камнями за прелюбодеяние или отрубание руки за воровство.

Ислам неоднороден. В нем есть сунниты и шииты. Но и внутри этих течений есть свои объемы. Например, внутри суннитов есть фундаменталисты салафиты, внутри которых — еще более радикальные ваххабиты, внутри которых есть сторонники конкретных лидеров. Пример — Абу Бакр аль-Багдади — глава движения "Исламское государство".

В свою очередь, внутри шиитов есть, например, алавиты. Это почти светская часть мусульманства. Салафитам нельзя, а алавиты могут и виски хватануть. Например, действующий президент Сирии Башар Асад — алавит.

Лидер движения "Исламское государство" Абу Бакр аль-Багдади возглавляет наиболее экстремисткую часть суннитского ислама. Даже сторонники "Аль-Каиды" не считают, что шиитов и христиан нужно убивать. А последователи аль-Багдади расценивают всех, кто не относится к салафитско-суннитскому ваххабизму, неверными, а значит, заслуживающими смерти. Это принципиально. Неверными сторонники аль-Багдади считают даже обычных суннитов, не верящих в современных исламский халифат. Например, обычный казах-мусульманин или чеченец, татарин для последователей Абу Бакра аль-Багдади — неверные, а значит, им — смерть.

Главное — движение "Исламское государство", о котором сейчас говорят все. Наиболее радикальная часть ислама строит новый халифат и, что важно, не признает современную систему права, включая международное и даже государственных границ. Есть в этом что-то общее с поведением США. На первый взгляд, парадоксально, но если приглядеться, то не очень.

Барак Хуссейн Обама, например, полагает, что может распространять свою юрисдикцию на весь мир, невзирая на границы. И так же считает халиф Абу Бакр аль-Багдади. Обама убежден, что имеет право на убийство без суда. С ним согласен и халиф аль-Багдади. Барак Хуссейн Обама готов силой навязывать другим странам и народам свои представления о прекрасном, туда же — халиф Абу Бакр аль-Багдади.

А жестокость? Правда, президент США ее прячет. Убийства нам показывают с высоты птичьего полета — так, что мы не видим оторванных голов и изуродованных тел. Халиф предпочитает демонстративное устрашение в кадре. Но жестокость остается жестокостью независимо от того, есть она крупным планом на видео или нет.

Наконец Обаму обуревают мессианство и идея исключительности. Халифа Абу Бакр аль-Бандади — тоже. Не правда ли много совпадений? Теперь вот Барак Обама и халиф Абу Бакр аль-Багдади схлестнулись. Люди Обамы стали бомбить людей аль-БагдАди. Ресурс Барака Обамы примерно понятен. У него много техники, но американцы не очень готовы умирать лично. Воины халифата аль-Багдади, наоборот, готовы к смерти и даже вдохновлены ей.

Фанатичную веру халиф Абу Бакр аль-Багдади крепит исторической местью за крестовые походы из Западной Европы и поражения от монгольских ханов, включая Тамерлана. Нынешние границы государств на Ближнем Востоке Абу Бакр аль-Багдади не признает — мол, они зафиксированы западными державами в тайном соглашении Сайкс-Пико от 1916 года лишь для того, чтобы посеять рознь в мусульманском мире.

Откуда взялось ИГИЛ, ставшее теперь "Исламским государством", халифатом? В нынешнем виде выросло из того самого фронта "Джабхат ан-Нусра", который воевал в Сирии против Башара Асада. Этот фронт всегда был самой идеологизированной боеспособной силой среди воюющей сирийской оппозиции. Деньги и оружие, отправляемые Западом сирийской оппозиции, попадали именно "Ан-Нусре". Потом уже эти парни стали ИГИЛ, вышли за пределы Сирии и, захватив этим летом значительную часть Ирака, превратились в так называемое Исламское государство, халифат, подчинивший себе и "Аль-Каиду".

Что теперь? Бомбы против идеологии неэффективны. "Исламское государство" подпитывается из разных стран. Костяк — салафиты из Саудовской Аравии. Они уважаемы как родившиеся на земле Пророка.

В халифате и масса иракцев. Еще там есть граждане Катара, Кувейта, Бахрейна и Омана. Есть и египтяне, которые считаются более образованными и технически грамотными. Они, как правило, работают по специальности и часто занимаются планированием. Воюют там и пакистанцы, афганцы, узбеки, малайзийцы, даже чеченцы и бангладешцы. Эти отважны до самоотверженности. Смертники, как правило, — из них. Европейцы — на вес золота. Их не так уж мало. У большинства — высшее образование. Это врачи, инженеры и даже преподаватели университетов. К ним в "Исламском государстве" — особое уважение, поскольку все понимают, что сменить личный комфорт на полную лишений жизнь в пустыне можно лишь за идею.

Есть в халифате и представители других континентов. Например, министр финансов "Исламского государства" — 44-летний мусульманин-австралиец. В Европе у него масса псевдонимов и контактов.

В финансировании "Исламское государство" не стеснено. Пожертвования с фиктивных адресов идут со всего мира. На своих и чужих территориях экстремисты устанавливают налоги или просто требуют дань за право продолжить бизнес. Рэкет. Отдельная статья доходов — выкуп за захваченных иностранцев, а также грабежи банков и обменников в провинциях Ирака и Сирии.

В итоге халифат — крепкий орешек. Турция хотела начать против "Исламского государства" наземную операцию, да так и не начала. Видимо, Анкара считает, что тем самым окажется на стороне Башара Асада. Воздушные атаки американцев и их союзников лишь сеют большую ненависть к Западу. Итоговый результат сомнителен. Ответ может оказаться ассиметричным и страшным как для Америки, так и для Европы.

Новый халифат безжалостен. Один из примеров — возвращение к средневековому рабству.

Канонада в Кобани не смолкает ни на час. Боевики халифата уже закрепились в промзоне и заняли восточную часть города. Они уже подняли черное знамя джихада над городской мэрией. Однако курдское ополчение пешмерга держится буквально на зубах, ибо падение Кобани означает неминуемую смерть для тысяч стариков, женщин и детей, которые не смогли выбраться из города, и безусловное рабство для десятков тысяч курдов в городах и поселках вдоль турецкой границы.

Мухаммед Алоса — фармацевт, хозяин аптеки, учившийся еще в советском Узбекистане, — рассказывает об участи тех, кто живым попадал в руки исламистов. "15-летних девочек продавали за две тысячи долларов", — вспоминает он. Чем моложе, тем дороже. Псы войны, стекающиеся в халифат со всего мира, не избегают плотских утех. Идеологическую базу формируют духовные лидеры.

До того как шайтан внушит сомнение слабым умом или сердцем, следует вспомнить, что обращение в рабство неверных и принятие их женщин в качестве наложниц — твердо установленный закон шариата. И если кто отрицает его или насмехается над ним, тот насмехается над Кораном и становится отступником от ислама.

Первую партию рабынь, более 500 девочек, девушек и молодых женщин, продали на невольничьих рынках халифата еще летом, когда отряды "Исламского государства" уничтожили, не оставив камня на камне, несколько деревень иракских курдов, изидов, солнцепоклонников.

"Меня продали в рабство вместе с сестрами. Пять дней нас держали вместе. Потом новый хозяин распродал всех по одной, и я осталась в Сирии", — рассказала одна из девушек.

Известны случаи, когда одну похищенную девочку выдавали замуж сразу за двух боевиков. Миссия ООН в Ираке приводит в своем отчете показания выживших свидетелей. "Женщины и девочки снабжаются ценниками для покупателей, чтобы те могли сразу выбрать товар и договориться о цене", — говорится в отчете.

Начали с изидов. Вошли во вкус. Теперь потенциальными рабами халифата стали проживающие на территории Ирака и Сирии общины курдских иудиев, армян, арабов, ассирийцев, исповедующие христианство, алавиты и практически все шииты, которых радикалы не считают мусульманами. Большинство курдов Ирака и Сирии — сунниты, но блажен тот из них, кто не заблуждается на счет взрывающих их города братьев по вере.

"Они — бандиты из ИГИЛ. Они не считают нас не людьми, не единоверцами, потому что большинство из нас исповедуют суфизм, требующий от человека терпимости, праведности, добросердечности. Значит, для них мы чужие", — отметил беженец Масуд Курт.

Убийство неверного, публичная казнь на площади в людном месте на глазах сотен людей — это уже будни халифата. Теоретики халифата утверждают, что возвращение работорговли приближает желаемый конец времен. Возможно, он уже наступил, если все это стало обыденным в первой четверти XXI века.

Сегодня