Россия готова работать с любым преемником Обамы

По просьбе "Вестей в субботу" президент РФ Владимир Путин уточнил несколько своих ответов на "Прямой линии". Уточнения были  и по Украине, и по Израилю, и по Ирану. Также глава государства рассказал, кого он хочет видеть президентом США.

- Владимир Владимирович, обычно говорят, что России не очень хватает демократии, но стало ясно, что династийная политика, она в Соединенных Штатах Америки. Велик шанс, что года через полтора у вас будет новый коллега — Джеб Буш  либо Хиллари Клинтон. Вы за Хиллари или за Джеба?

- Я отвечу традиционно: мы будем работать с любым главой американского государства, которого изберет американский народ. Мы ведь сотрудничаем не с конкретным физическим лицом, а со страной, с крупнейшей и очень влиятельной страной в мире. У нас есть разногласия по ряду позиций. В наших отношениях есть проблемы, в частности, в области безопасности. Я имею в виду выход Соединенных Штатов в одностороннем порядке из системы ПРО - это главное. У нас есть расхождения по некоторым вопросам международной повестки дня. Но в то же время у нас есть нечто такое, что нас объединяет, что заставляет нас совместно работать. Я имею в виду прежде всего нераспространение оружия массового уничтожения, борьбу с международной преступностью, с терроризмом, с  бедностью на планете. Я имею в виду общие усилия, направленные на то, чтобы сделать мировую экономику более демократичной и взвешенной, более сбалансированной, чтобы миропорядок был более демократический. У нас есть общая повестка дня, и мы готовы работать с любым президентом, который будет избран.

- Хочется уточнить  вопрос, который на "Прямой линии" задал академик Анатолий Торкунов. Под той страной, которая пошла навстречу России, вы имели в виду Сирию?

- Я уже сказал то, что сказал. Думаю, что этого достаточно. Специалисты знают, о чем я говорю. 

- Тогда еще одно уточнение. В ответ на поставку С-300 Ирану в Израиле прозвучали голоса: ах, так, тогда мы поставим оружие украинцам. Академик Торкунов, кстати,  об этом спрашивал, но вы не ответили до конца.

- Я просто упустил.

- А что вы скажете израильтянам?

- Это выбор израильского руководства. Оно вправе делать то, что считает целесообразным. Думаю, что это контрпродуктивно. если речь идет о летальном оружии. Это только приведет к дополнительному витку противостояния, к увеличению человеческих жертв, а результат будет тот же самый. Что касается наших поставок в Иран, то это оружие исключительно оборонительного характера, и оно никак не подрывает обороноспособность Израиля.

- Вы с Порошенко на "ты" или на "вы"?

- Когда мы в  официальной обстановке, то на "вы".  Бывает, что и на "ты" переходим. Это естественный процесс совместной работы.

- Вы можете себе представить вариант, при котором вы будете рассматривать возможность признания ДНР и ЛНР?

- Я сейчас не хотел бы на этот счет говорить, потому что  бы я ни сказал, все может быть контрпродуктивно. Мы будем исходить из реалий, которые возникают в жизни.

-  Владимир Владимирович, недавно журнал Time  признал вас самым влиятельным человеком на планете. Ваш пресс-секретарь Дмитрий Песков утверждает, что вы равнодушно отнеслись к этой новости. Как вы думаете, после этого есть еще к чему стремиться?

- Я, конечно, отношусь к этому равнодушно. Я уже говорил многократно и хочу повторить еще раз: влияние руководителя того или иного государства можно оценить прежде всего по экономической мощи и обороноспособности этого государства. У нас есть много компонентов, которые нам позволяют считать себя страной, проводящей — так на самом деле и происходит — независимую, суверенную политику на международной арене, проводящей внутреннюю политику так, как того требует наш народ. И в этом смысле мы — достаточно надежный партнер, потому что мы не пляшем под чью-то дудку, не подстраиваемся под текущую конъюнктуру. Когда происходит выбор каких-то лидеров, то это делают не сотрудники журнала, это происходит в результате опроса. В этой связи хотел бы поблагодарить тех людей, которые проявили такой знак уважения не в отношении меня, хотя это тоже приятно, а прежде всего в отношении нашей страны, России.

Сегодня