Возле Каменного моста. Репортаж Александра Можаева

pastvu.com

Обнародованы результаты конкурса на застройку квартала на Софийской набережной – той ее части, что ровно 15 лет лежит мертвым пустырем под самыми окнами Большого Кремлевского дворца. Несколько слов о том, что осталось за рамками победившего проекта.

http://cdn.static4.rtr-vesti.ru/p/lw_1174733.jpg

Пустырем этот адрес стал буквально на моих глазах осенью 2000 года. Очень хорошо, местами до гвоздя и камня помню, каким он был раньше – тихий, пыльный, но дико интересный и загадочный старомосковский квартал с тремя линиями проходных дворов бывших усадебных и фабричных владений, тянувшихся от набережной к Болотной площади. До революции здесь находились полиграфические цеха фабрики "Эйнем" и литейный завод Густава Листа, а также собственные дома владельцев фабрик. Плюс здание бывшего Мариинского училища – самое высокое здесь, трехэтажное.

Старые заводские корпуса качественной "кирпичной" архитектуры прекрасно могли быть приспособлены подо что угодно новое. Но 15 лет назад словосочетание "конверсия промышленной архитектуры" было еще не на слуху, зато крайне заманчиво звучал новопридуманный топоним Золотой Остров. Как сказала бы Агния Барто, "возле Каменного моста, где течет Москва-река, по риэлторским запросам география мелка" — о малоэтажном и "морально устаревшем" здесь не могло быть и речи.

Мы с ребятами имели удовольствие участвовать в исследованиях квартала перед его зачисткой, когда в доме Эйнемов неожиданно нашлись неизвестные науке палаты петровского времени – с белокаменными "нарышкинскими" наличниками, с уцелевшими столбами парадного крыльца. Правительством Москвы было дано разрешение на снос всей внутриквартальной застройки, заодно подмахнули и бесценные палаты. Ровно 15 лет назад, 13 ноября, охранники три часа мурыжыли меня под портретом Лужкова, пытаясь вытрясти съемку сноса, но и при наличии фотографий уничтожение памятника было официально признано самообрушением.

http://cdn.static3.rtr-vesti.ru/p/lw_1174728.jpg

Стыдно признаться, но поди со всяким бывает, когда смотришь вокруг и думаешь: ах, какая хорошая, какая славная статья была – "вредительство"... Прямо из-под окон Кремлевского дворца украден огромный квартал. Если бы старые корпуса были просто сданы в аренду до появления проекта, как на соседнем "Красном Октябре", сколько бы всего полезного успело произойти, вырасти на этом месте. А так – засыпанный битым кирпичом пустырь, периодические сообщения о том, что "покупателей права на застройку не нашлось".

Конечно, надо благодарить Стечение Обстоятельств за то, что стройка не состоялась в 2000-е. Достаточно взглянуть на противоположный конец набережной, на появившиеся тогда новостройки у Москворецкого моста и Балчуга. Мы с ребятами гадали – как вообще могло в самой ответственной точке города, за спиной у Василия Блаженного, вырасти такое бесформие, полный провал даже на фоне иных диковин лужковского градостроения. Потом коллега Андрей Балдин объяснил это действием "самого примитивного градоустроительного закона, когда городская ткань сволакивается, словно граблями, большими кучами архитектурного мусора, москвокомьями, в некие "магнетические" точки — в те места, где пахнет рублем".

Например, комплекс "Царев сад" на Балчуге, классический москвоком. В 1998 году городские власти делают подарок неким хорошим людям, разрешив освоить N тысяч квадратных метров. А уже потом проектировщики начинают утрамбовывать эти метры в объемы, пытаясь сохранить хоть часть роскошной перспективы Большой Ордынки – ужмешь пузырь справа так, чтобы был виден Василий Блаженный – он выпрет слева, закрывая Спасскую башню. Сначала интересы инвестора, потом минимизация городского ущерба. А в процессе строительства утвержденный проект начинает распирать стихийно прирастающими надстройками и мансардами – как это было в Центробанке на том же многострадальном Балчуге.

Сейчас все не совсем то, что 15 лет назад, но, увы, и не совсем не то. По участку у Каменного моста проведен международный конкурс, который выиграла действительно убедительная работа консорциума, возглавляемого бюро "Сергей Скуратов architects". На Архи.ру размещена практически ода проекту, анализирующая его архитектурное решение в деталях и подробностях. Я со всем написанным согласен и проект мне нравится, но, как обычно бывает в подобных случаях, я не нашел в нем ответов на интересующие меня проблемы краеведения. Новая архитектура проработана добросовестно, а ее сочетание с включаемыми в комплекс памятниками, с зонами градостроительного влияния кремлёвских храмов остается за кадром.

Важнейший вопрос: что мы еще можем здесь потерять и испортить. Прежде всего, беспокоит сохранность оставшихся на участке памятников. Их территория лишь обозначена на периферии проекта, у конкурсантов до нее то ли руки не дошли, то ли интереса не было. Эффектнейшая открытая терраса намеченного к воссозданию дома Эйнемов, обращенная к реке – ее на врисовках вообще нет, также как и парадных ворот завода Листа. На набережную выходит хозяйский дом, включающий в себя еще одни древние палаты на белокаменных подвалах. Слева от дома — ворота, которые до 2000-х венчали чугунные статуи кузнеца и литейщика (позже исчезли в неизвестном направлении). Странно, что этот роскошный ракурс – вход на территорию многофункционального комплекса через фабричные ворота – не присутствует на врисовках, а на схеме этапов развития не учтена древность здания (оно показано постройкой второй половины XIX века – я пуганый, меня такие просчеты сильно настораживают).

Дело в том, что эта территория не попадает ни в пешеходную, ни в жилую часть проекта, она выгорожена в отдельную "резиденцию с частным двором". Понятно, должен же кто-то и во дворцах жить. Но с таким видом из окон это кого надо будет резиденция и если ценность памятника не окажется заложена в основу приспособления, если его древность и уникальность не будет акцентирована проектом – мы потом сможем с одинаковым успехом писать жалобы хоть в ЮНЕСКО, хоть в "Спортлото".

http://cdn.static1.rtr-vesti.ru/p/lw_1174731.jpg

Проект предполагает обустройство пешеходной трассы, ориентированной на Водовзводную башню Кремля, это замечательно. Также замечательно, что в проекте хотя бы отчасти учтен вид сверху, то есть наличие скатных крыш, важнейшей детали исторической панорамы Замоскворечья при взгляде с Боровицкого холма. Но, похоже, что одновременно четырехэтажный объем новостройки перекроет роскошный вид на Кремль с западной половины Кадашевской набережной (примерную схему наложения нам прислали беспокойные кадашевские жители – в проекте этот ракурс отсутствует). И, похоже, что как и в случае с "Царевым садом" определяющим фактором стали заданные квадратные метры, а не ландшафтно-визуальный анализ. Вероятно, спасти панораму могла бы регенерация снесенного в 2000 году менее высокого старинного цеха на красной линии Болотной площади, но ведь это и есть то, чего требует действующий регламент охранной зоны Кремля.

В конкурсном задании однозначно прописано: "На данной территории установлен режим регенерации, который предусматривает... восстановление традиционных характеристик ценной градостроительной среды с допустимым использованием методов компенсационного строительства", новое строительство запрещено. Компенсация это "строительство на документально засвидетельствованных местах расположения утраченных исторических построек, с соблюдением абриса планов, высоты и композиционной структуры объемов, без обязательного воспроизведения конкретного архитектурно-стилевого облика прототипов". Четыре этажа вместо двух это уже нечто совсем другое.

Сейчас мы совершенно не застрахованы от повторения ситуации, подобной Балчугу. Несмотря на стройность архитектурных решений, не застрахованы ни у Каменного, ни у Москворецкого моста, и особенно в середине набережной, где на углу Фалеевского переулка возлежит еще один "пустырь под застройку". Здесь любые объемы выше трех этажей рискуют перекрыть не периферию, а центральную часть южной панорамы Кремля.

Единственный способ остановить умножение москвокомьев – строгое исполнение предписанных ограничений. Но точно такой же охранный статус как и Софийская набережная имеет Варварка, 14 – адрес, на котором того гляди начнется снос последних домов Зарядья и строительство уродливого клона гостиницы "Россия". Разумеется, "в рамках специальных мер, направленных на сохранение и восстановление историко-градостроительной среды".

Сегодня