Тема:

Страсти по Исаакию 3 месяца назад

Киселев о "малахольных политиках": Милонов, Федоров, Цветков, Вишневский

Автор: Дмитрий Киселёв

Мы как-то в России мягко и со снисхождением относимся к привычно всплывающим у нас малахольным политикам и общественным деятелям, которые все чем-то хотят нас удивить, куда-то резко призвать либо наоборот отправить. Когда начинаешь вникать, то понимаешь, что за всеми этими вывертами и эпатажем ничего содержательного и нет. Но удивительным образом эти малахольные пробираются в какие-то структуры, обретают хоть и эфемерный, но вроде вес и с умным видом навязывают нам глупые дискуссии.

Я не против дискуссий как таковых, но ахинеи сейчас несут так много, что в этом информационном шуме можно и утонуть. Вот, например, люди от депутата Госдумы Евгения Федорова, словно бродячий цирк, колесят по Москве и устраивают шумно-вялый пикет против якобы "трампомании". Лозунг — "Путин — наш президент", словно с этим кто-то спорит. Но в то же время "Киселёв — трампоман" — уже как чье-то авторское изобретение.

Вот это я называю глупостью и информационным шумом. Депутат Фёдоров командует неким "Народно-освободительным движением" (НОД). Исходный идеологический посыл якобы "движения"- в том, что Россия якобы лишена суверенитета, подчинена Америке, а вот депутат Федоров и его ребята Россию освободят. Ну, здесь хоть стой, хоть падай.

Но дискутировать в любом случае не тянет, поскольку уровень у дискуссии заведомо столь низкий и даже пошлый, что просто гарантирует не то что безнадежность в поиске истины, но и даже утрату самого здравого смысла.

Особую грусть вызывает то, что депутат Федоров набрал бедных людей и вооружил их несоразмерно большими — прямо-таки гротескными — знаменами под Георгиевскую ленту. Гордый символ русского оружия и битвы с фашизмом — Победы — Федоров маркировал названием своего псевдодвижения и сделал из всего этого балаган с участием то ли ряженых, то ли калик перехожих. Кощунство какое-то!

Вообще вот эта манера малахольных- эксплуатировать благородные символы для скандалов и пустозвонства малосимпатична. Да вот то же якобы движение "Офицеры России". Название яркое и звучит. Самая громкая акция последнего времени, широко освещавшаяся в прессе, — дебош на фотовыставке американского фотографа Стерджеса с поливанием экспонатов мочей из пластиковой бутылки.

Основатель движения "Офицеры России" Антон Цветков в армии сам никогда не служил. Образование — условно. Зато нащупал жилу. Подстрекать офицеров в пятнистой форме, вооружившись баллоном мочи, штурмовать выставку? Как-то скабрезно. Толкового мало. Зато Москву заставили билбордами "Офицеры России" (ofycery.ru). На красочном сайте — много фотографий уважаемых людей. Общественники. Это для грантов, которые получает Цветков.

Или как вам малахольные, которые против передачи Исаакиевского собора Русской Православной Церкви? Понимаю, что могут быть вопросы по передаче и даже нужна содержательная дискуссия по теме, но предлагает ли ее седовласая дама с претензией на светскую благообразность? Или нужен ли в ней такой дядя, который косит под городского сумасшедшего? Это ж все малахольные, которые своим грубым стилем убьют

Как и провокация слова депутата питерского Горсобрания Бориса Вишневского, что передача храма Церкви незаконна. Чистая ложь. Еще в ноябре 2010 года принят федеральный закон, который так и называется — "О передаче религиозным организациям имущества религиозного назначения, находящегося в государственной собственности или муниципальной собственности". ФЗ №327.

Логика закона простая: если государство отделено от Церкви, то почему на балансе государства должно быть имущество религиозного назначения? Вот эта малахольность способна скомпрометировать смыслы с любой стороны.

Депутат Госдумы Милонов тут отличился. Надел на себя стихарь — облачение для церковного служения — и в роли защитника передачи Исаакия Церкви принялся делать антисемитские заявления. Повторять их не хочу. Желающие могут ознакомиться с ними в Сети. По поводу стихаря вопросов нет. Прислуживающий в храме, будь он даже маленький мальчик, облачается в стихарь, но слова, сказанные в церковном облачении, воспринимаются как позиция Церкви.

Милонов же, зная, что порет нечто явно не по благословению, все же пошел на провокацию. Потом, правда, извинялся. Но, как говорится, когда вы были искренны? Когда занимались провокацией или когда извинялись? Ну, не малахольность?!

Или вот голоса из рядов общественности, мол, Исаакий — прежде всего шедевр архитектуры, а не храм. Но это как для кого. Для Русской Православной церкви Исаакий даже не просто храм, а храм-святыня. И если всем вставать на позиции, что святыня нам не нужна, а привлекают нас некая форма и складно обработанный камень, и архитектурой мы увлечены очень, то будет в этом все же лицемерие, поскольку и архитектура ныне у нас в Отечестве не в большом почете, иначе бы города наши и поселки выглядели по-другому.

Что же до святынь, то с ними все просто. Есть правило: хочешь разрушить нацию — разрушь ее святыни. Превращать храм лишь в архитектурный артефакт, значит, разрушать святыню. И наоборот, одухотворенная храмовая архитектура находит в душах куда более возвышенный отклик. Собственно, об этом заявил Патриарх Кирилл.

"Возвращение права самостоятельно хранить свои святыни не может представлять никакой угрозы, а лишь вдохнет подлинную жизнь в памятники, в еще большей степени сделает их средством народного просвещения. Это будет продолжением трудов достойных музейных работников, с личным участием многих из них", — отметил Предстоятель РПЦ.

В этом же заявлении Святейший гарантировал свободный и бесплатный доступ в передаваемый храм как для молящихся, так и для туристов. Платные экскурсии на колоннаду сохранятся. Собранная сумма покроет ремонт и реставрацию. Музейная деятельность будет продолжена и расширена. Как такой подход уже работает?

Великий Исаакий — когда-то главный храм Российской империи. Под его куполом десятки лет уживались музейные работники, священнослужители, туристы, паломники. Один принцип для всех: как здесь говорят, этот храм был построен во славу Божью и в честь величия России. Как только одеяло начали перетягивать, причем любыми способами, — ложь, оскорбления на национальной почве, переписывание истории — уровень дискуссии обрушился до такой степени, будто общество захотели расколоть на две части. Про храм, молитву, христианство словно забыли. Лбы куда крепче аргументов. Лишь бы столкнуть.

У одних — кресты и иконы, у других — цепь из крепко-сжатых ладоней и синие ленты. На одних плакатах — "Храм Должен быть храмом", на других — "Не дадим взять собор в заложники". Акции идут постоянно. Едва кто-то с разных сторон пересекается — вспыхивают моментально.

Напряжение и внутри собора. В одной части — сотрудники прихода, в другой — музейные работники. Обид накопилось столько, что друг к другу стараются даже не подходить.

Страсти вышли за край, когда известный депутат Милонов вдруг заявил, что предки двух членов Законодательного собрания, которые выступают против передачи Исаакиевского собора в ведение РПЦ, якобы когда-то варили в котлах христиан.

Господин Милонов позволяет себе высказывание, которое открывает ящик Пандоры, который не только по своей природе дает основание на гонение людей живущих за то, что делали их предки, а еще и грязно намекает той они национальности и вероисповедания или не той они национальности и вероисповедания.

В епархии Русской Православной Церкви отметили, что никаких формальных отношений с господином Милоновым у нее нет. Высказывание депутата — исключительно его, авторское.

Сами депутаты, чьих предков Милонов обвинил в том, что те якобы с христианами расправлялись, впрочем, за словом тоже в карман не полезли.

"Я всегда верил в эволюционную теорию Дарвина о происхождении человека от обезьяны. Действительно, обезьяны были разные, и в равной степени повезло не всем, поэтому люди тоже получились разные", — сказал Борис Вишневский, депутат Законодательного собрания Санкт-Петербурга.

"Я ставлю ему "двойку" как учитель истории, а все остальное, мне кажется, больше говорит о нем самом", — считает депутат Заксобрания Петербурга Максим Резник.

"Я выразил надежду, что будет проведена психолого-психиатрическая экспертиза наконец-то господина Милонова", — сказал депутат Алексей Ковалев.

Ответы Милонову в подобном стиле привели к тому, что количество оскорблений и обвинений в адрес той или иной стороны в Интернете бьет все рекорды. В выражениях на тему Исаакия теперь не стесняются ни интеллигенты, ни верующие, ни атеисты.

"Это говорит об уровне культуры нашей псевдоинтеллигенции. Есть такое понятие в иудаизме – "осел, нагруженный книгами", то есть человек, который имеет много знаний, но от этого его интеллектуальный уровень и особенно интеллигентность, этика, уважение к другому человеку никак не видоизменились", — отметил Александр Борода, президент Федерации еврейских общин России.

Тема гармоничного сосуществования музея и Церкви за этими скандалами практически потерялась.

"Главное, чтобы эта тема не слишком политизировалась. Исаакиевский собор как был народным достоянием, он таким же народным, государственным объектом и остается. Он — в собственности города, и уже государство определяет, кто будет управлять этим удивительным и уникальным объектом", — уверена Наталья Родоманова, руководитель сектора коммуникаций Санкт-Петербургской митрополии. И примеров такого управления немало, чему все мы свидетели.

Ансамбль Новодевичьего монастыря. Жемчужина древнерусской архитектуры XVI столетия. Соборы, царские палаты, башни, начиная с 2010 года, находятся в ведении Русской Православной Церкви, но до сих пор сюда может прийти на экскурсию любой желающий.

На иконостасах, изразцовых печах, утвари до сих пор — порядковые номера Государственного исторического музея, каждый объект является собственностью государства. За состоянием каждого памятника служители монастыря следят ежедневно. Дважды в год на проверку должны приезжать специалисты музея, но это по регламенту, по факту музейные работники и священнослужители — бок о бок постоянно.

Указом президента ансамбль отнесли к особо ценным объектам. Позаботились и о людях, кто трудился в музее.

"Часть сотрудников, которые прежде работали в Государственном историческом музее, настолько полюбили Новодевичий монастырь, что уже не могут просто отсюда уйти. Они просили владыку, чтобы они были приняты в церковный музей. Было полное взаимопонимание", — рассказала игуменья Маргарита (Феоктистова), настоятельница Богородице-Смоленского Новодевичего монастыря.

В ближайшие годы около Новодевичьего монастыря появится новый музейный центр, который займет целое здание. Проект здесь называют апогеем сотрудничества Церкви и музея.

"В глобальном отношении и музеи нужны Церкви, и Церковь нужна музеям. Мы занимаемся одним делом. Никогда не забуду слов Патриарха Алексия, который сказал, что в ту минуту, когда Церковь подверглась гонениям, фактически спасали уникальные памятники русского православия реликвии музейные работники, иногда спасали ценой своей жизни", — подчеркнул Алексей Левыкин, директор Государственного исторического музея.

Все предпосылки для такого взаимодействия есть и в великом Исаакие. Шестнадцать часов во все дни недели, кроме среды, в Исаакиевском соборе — так называемое время единения. В одной части — экскурсионные группы, приезжие из Китая, много французов, есть даже гости из Бразилии — ежедневно через собор походят тысячи туристов — в другой части – служба. Здесь если говорят, то только шепотом. Люди подходят, зажигают свечи. В книге отзывов — строчка за строчкой: "Со слезами ходим по храму — и верующие, и неверующие". Совместное существование — это панацея.

О дискуссии — "передавать", "не передавать" или "как передавать" — в курсе даже иностранные туристы. Например, в знаменитом соборе Парижской Богоматери богослужения идут до сих пор, несмотря на миллионы туристов.

В комитете Госдумы по культуре тоже призывают воздержаться от скандалов и вернуться к диалогу.

"Пытаются вырваться из правового поля и сторонники, и защитники. Вернуть их в правовое поле — наша задача", — сказала Елена Драпеко, заместитель председателя комитета Госдумы РФ по культуре и туризму.

"Все заявления, которые были сделаны, в том числе и при организации митингов, базируются на домыслах, на слухах, и ни одного из них нет в реальном документе. Мы, встречаясь и с представителями РПЦ, и с представителями музейного сообщества, пришли к понимаю того, что храм должен быть. Но без музея он невозможен в данном случае", — отметил Александр Шолохов, заместитель председателя комитета Госдумы РФ по культуре.

Теперь предстоит детальнейшим образом договариваться о каждом пункте сотрудничества. И на это потребуются и холодная голова, и добрая воля, и время.

Сегодня