Михаил Комиссар: задача "Интерфакса" - быть номером один

"Интерфакс" отмечает 20-летие. О том, какой путь пройден агентством, каковы планы развития, в интервью "Вестям" рассказал генеральный директор "Интерфакса" Михаил Комиссар.

- Михаил Витальевич, здравствуйте.

- Добрый день.

- "Интерфаксу" исполняется 20 лет. Какой путь прошло агентство за эти годы, ведь было очень много проблем?

- Агентство возникло в 1989 году, тогда несколько моих коллег и я сам работали на иновещании Гостелерадио. Мы, собственно, тогда делали бюллетени новостей, которые каждый час распространялись в эфире на разных языках на весь мир. Я отвечал тогда как раз за сообщения о советской жизни, тогда еще была такая жизнь, и мы находились в состоянии постоянного внутреннего противоречия. С одной стороны, уже в развернувшейся перестройке, гласности были такие издания, как "Московские новости", "Аргументы и факты", "Огонек", которые писали о многом открыто, имели свободу для самовыражения. С другой стороны, сохранялись структуры типа нашего Гостелерадио, которые были под жестким контролем весьма консервативных сил из ЦК КПСС. И мы практически ежедневно имели руководящие звонки из идеологического отдела ЦК, это можно давать, это нельзя давать. Нельзя было делать интервью с Ельциным, который в то время был очень популярен. Группа людей попробовала найти какой-то вариант выхода из этой ситуации. Мы понимали, что в рамках формальной структуры Гостелерадио сделать это нельзя. И тогда была придумана вот такая модель, когда бы мы создали что-то такое, что было бы рядом с Гостелерадио, но была бы возможность не контролироваться цензорами из ЦК или собственными бюрократами Гостелерадио эту информацию как-то реализовывать. Сначала это было 3-4 бюллетеня в день. Потом когда появились технические возможности, через несколько лет новости пошли в онлайне. И первые лет пять мы развивались как новостное агентство, занимались в основном политической информацией. Но довольно быстро стало понятно, что структуры, которые занимаются только политикой, вдолгую играть не смогут. И мы с первых же лет нашей жизни начали ориентироваться на модель "Рейтера". Это модель, при которой политическая информация создает имидж, бренд, помогает продвигать структуру в обществе, а деньги зарабатываются на финансовой информации главным образом, и на это мы вышли уже лет через пять-семь своего существования, через предоставление сложных финансовых решений. Мы создаем сейчас сложнейшие информационно-технические системы, которые позволяют анализировать рынок, анализировать предприятия, позволяют принимать работникам банков, работникам компаний сложные, ответственные, очень дорогие решения.

- Вы публикуете финансовую информацию компаний, а насколько охотно они делились ей, когда все только начиналось, и понимали ли они, зачем это нужно?

- Мы были первые, кто стал издавать деловые издания. Собственно, первое издание в Советском Союзе, такое регулярное издание про бизнес, это был Soviet Business Report. Это была просто революция в информации. Через пару лет мы совершили вторую революцию, когда мы поняли, что информации накапливается уже очень много. Мы разбили это издание и стали выпускать отраслевые издания: отдельно по металлургии, отдельно по финансам, банкам, по культуре, по ТЭКу. Сейчас в это трудно поверить, но было очень много споров, потому что многие говорили – так нельзя, не пойдет, кому это нужно.

- Расскажите, пожалуйста, как вы победили телетайп, и что означает название "Интерфакс"?

- О телетайпах мы не могли даже подумать, потому что в советское время это был строго контролируемый, регламентируемый канал передач информации, он был только в ТАССе и каких-то там специальных учреждениях. Но получить к нему доступ было невозможно. И тут мне на глаза попался популярный тогда журнал, который тогда все любили, сейчас он, по-моему, меньше известен, - "Наука и жизнь". И я прочитал там статью "Новые технологии. Телефакс". В то время все телефаксы обязаны были при подключении регистрироваться в Минсвязи, и для них выделялся некий особый номер. Мы провели целую комбинацию и получили в Минсвязи список из порядка 50-60 номеров телефаксов, установленных в Москве. Вот собственно это была первая потенциальная клиентская база для нас. И отсюда, кстати, возникло название - вот факс, "Интерфакс". Вот так это получилось.

- А каковы сейчас планы по развитию информагентства, и кто ваши основные конкуренты?

- Сегодня "Интерфакс" - группа, в нее входит порядка 35 компаний, которые работают в разных странах и занимаются разными отраслями. У нас деление группы происходит по географическому признаку и отраслевому. У нас есть компании, которые продают нашу информацию в Великобритании, в Соединенных Штатах, Германии, Гонконге. Есть компания отдельная "Интерфакс-Китай", которая собирает и продает информацию из Китая на весь мир. Есть компания в Центральной Европе. И главным образом мы работаем на территории бывшего СССР, то есть это Россия и остальные страны, которые когда-то входили в СССР, мы считаем это своей исторической территорией, и на этой территории наша задача быть всегда номер один, всегда быть лидирующим агентством. Наша задача, во-первых, удерживать эти позиции, причем во всех тех сегментах информации, в которых мы работаем. И главным образом, как я вам сказал, мы сейчас уходим в область высокой переработки информации, и у нас работают порядка двух сотен технических специалистов, это программисты и люди, которые занимаются сложными техническими решениями. Мы создаем уникальные системы, не имеющие аналогов в нашей стране, и сопоставимые по своему уровню с мировыми разработками. Мы на одном уровне работаем там и с "Блумбергом", и с "Рейтером", наши терминалы такого же качества, не хуже. В чем-то мы их превосходим, в чем-то они, конечно, превосходят. То есть это такая борьба на равных. И, в общем, мы сегодня в нашей стране единственная информационная структура, которая на достойном на равном уровне конкурирует с такими двумя мировыми китами, как "Рейтер" и "Блумберг".

- Насколько сложно финансово выжить в мире информагентств?

- Очень сложно. Это очень сложное, очень конкурентное сообщество. Кстати, Интернет, конечно же, кое-что изменил, но для нас не много изменил. Я бы сказал так: он создал больше суеты и видимости конкуренции, потому что конкурировать с профессиональным информагентством для любителя очень тяжело. Я подчеркиваю, с профессиональным агентством и конкурировать. В чем конкуренция: конкуренция идет за клиента. А клиент информагентства это не физическое лицо, это структура. Или политическая структура, или, как правило, какая-то финансово-экономическая структура, причем эта структура уже большая и серьезная, потому что маленькой компании ничего не нужно, ей лишь бы выжить, и так все понятно. Интерес к информации появляется у компании только от среднего и, скажем так, высокого уровня. Для этих компаний самое главное не просто текст, не просто какая-то информация; для них самое главное - быть уверенным, что эта информация тщательно проверена, что она профессионально подготовлена и что там не может быть ни случайной ошибки, ни специальной ошибки, ни умышленной дезинформации, ни какой-то манипуляции. Вот это важно. И это то, что любитель или небольшая группа энтузиастов просто не может обеспечить.

- "Интерфакс" первым в мире сообщил о попытке государственного переворота в СССР, впоследствии агентство было даже номинировано на Пулитцеровскую премию за освещение августовского путча 1991 года. Расскажите, пожалуйста, в чем секрет эксклюзивности информации и как вам удается быть первыми?

- Вообще мы много, конечно, таких "скупов" сделали и таких сообщений, и мне приятно осознавать, что мы эту традицию продолжаем, развиваем. Регулярно делаются рейтинги цитируемости, и вот по рейтингам цитируемости в российских СМИ, в зарубежных СМИ, например, кстати, и в российских тоже, мы все эти 20 лет занимаем первое место из всех российских информагентств. Самое главное в информагентстве - это люди. У нас в "Интерфаксе" работает блестящая, лучшая информационная команда в нашей стране. Мы собирали этих людей 20 лет. Кто-то пришел тогда и работает до сих пор, кто-то пришел позже и развивался, рос вместе с нами. Много молодых ребят приходит, мы их обучаем, они приобретают какие-то навыки. Для того чтобы быть первым, нужно иметь систему, нужно знать всех ньюсмейкеров, нужно постоянно с ними работать, нужно знать, где генерируются новости, где происходят события, и нужно иметь возможность быть рядом с этими центрами генерации событий и иметь возможность получать эту информацию. При этом очень важно проверять эту информацию, потому что, я вам скажу так, мы выдаем на ленту, наверное, процентов 30 только от того, что мы получаем, особенно из горячих новостей. Сразу вступает механизм проверки, и далеко не всегда проверка подтверждает первичную информацию. В информагентстве есть два критерия – оперативность и достоверность. Они оба важны, нельзя сказать, какой из них важнее. В принципе, они оба важны. Глупо быть достоверным, но последним. Глупо быть первым и недостоверным. Поэтому они оба важны. Но все-таки для нас уже сейчас все-таки важней достоверность.

- Спасибо вам большое.

- Вам спасибо.

Сегодня