Тема:

Казино под "крышей" 52 месяца назад

Мохова разжаловали из прокурора в прокуроры

Отстраненному подмосковному прокурору нашли новую работу. Александра Мохова назначили заместителем межрегионального транспортного прокурора. Ранее несколько его подчиненных были сняты с должностей. Имена многих неоднократно фигурировали в коррупционных скандалах, однако до уголовного преследования дело не доходило. Самого Мохова не редко упоминали после разоблачения сети подмосковных игорных клубов. Тень на репутацию высокопоставленного прокурора бросили его контакты с главным фигурантом игорного скандала Иваном Назаровым, который сейчас находится под следствием. Что стоит за переводом на другую работу, выяснял корреспондент "Вестей ФМ" Николай Осипов.

Место в транспортной прокуратуре - это явное понижение для прокурора Московской области Александра Мохова. Его и еще двух сотрудников ведомства снял с должностей лично Юрий Чайка. Двух подчиненных Мохова уволили с концами, а ему самому все же дали возможность еще поработать. Многие сейчас говорят, могло быть и хуже, ведь имена всех не раз звучали в связи с антикоррупционными разоблачениями, особенно после скандала вокруг подмосковных казино, хотя новое кресло, которое подыскали для Мохова, не самое дальнее в прокурорской структуре, рассуждает президент фонда "Антимафия", бывший старший следователь по особо важным делам при генеральном прокуроре России Евгений Мысловский:

"Его не уволили из прокуратуры, и потому можно считать это мягким наказанием, ведь его не назначили рядовым прокурором, а назначили замом крупного прокурора (это же московский транспортный узел). Серьезная должность, хотя и ниже по статусу и рангу, чем должность прокурора Московскй области".

Карьера областных прокуроров пострадала после показаний свидетелей, которые раскрывали подробности организации нелегального игорного бизнеса, которым управлял, по версии следствия, Иван Назаров. Из показаний следует, что подпольные менеджеры ежемесячно выдавали прокурорам разного уровня десятки тысяч долларов за то, чтобы те покрывали их деятельность. Зам Мохова Александр Игнатенко и начальник 15-го управления Дмитрий Урумов также фигурируют в материалах, но проходят как свидетели.

Одним из самых ярких обвинителей был и остается глава Серпуховского района Александр Шестун, не раз заявлявший, что прокуроры контролировали всю область, собирали дань, вымогали деньги и захватывали предприятия. Однако судебного продолжения эти сведения не получили, а репутационные потери до сих пор не мешали фигурантам скандалов оставаться на своих должностях. За время скандала, неоднократно высказывали предположения, что все было инициировано именно с целью убрать Александра Мохова, хотя это мнение спорно. Зампред комитета Госдумы по безопасности Геннадий Гудков, к примеру, с этим не согласен:

"У следствия не было такой задачи - обязательно убрать руководство прокуратуры. Я разговаривал со следователями, они говорят что им плевать, кто там есть, просто они в этом отношении принципиальны, им надо решить свою задачу, задачу следствия. И я считаю, что там, конечно, надо ковырять и копать, кто там к чему был причастен. Прокуратура области, увы, далеко не идеально у нас работает".

Несколько непонятным теперь остается статус Мохова. Ведь репутация после игорного скандала была сильно подпорчена обнародованными фактами его общения с Иваном Назаровым, ставшего главным обвиняемым в деле об организации подмосковных игорных клубов.

Фамилию прокурора неоднократно упоминали в связи с антикоррупционными делами, которые, впрочем, так и не получили продолжения, а значит против Мохова ни у кого ничего нет, и, с правовой точки зрения, он чист, замечает депутат Госдумы Александр Хинштейн, и этим объяснятся его перевод на другую должность:

"С формально правовой точки зрения, к Мохову нет претензий. Он был освобожден от должности в связи с прегрешениями своих подчиненных. У нас вроде как презумпция невиновности, должен быть приговор суда, и ни к Урумову, ни к Игнатенко нет никаких претензий, с точки зрения уголовного права. Нет уголовных дел, нет суда, а мы уже чуть ли не взяточниками и коррупционерами их называем. При том, что Мохов у нас сидел на третьем этаже здания прокуратуры, а на втором этаже сидит руководитель Следственного управления Московской области, в отношении которого есть прямые доказательства в получении взятки, но мы об этом не говорим..."

Здесь вновь всплывает история с противостоянием Следственного комитета и прокуроров, которая длится уже не первый месяц. Следователи не раз намекали на покровительство прокуроров, которое те якобы оказывают криминалу и мешают возбуждению уголовных дел. Генпрокуратура предлагала обсудить ситуацию в Следственном комитете, сотрудники которого тоже были фигурантами сомнительных дел. Но взаимный обмен компроматами не привел к определенному результату.

Итог скандала - несколько подчиненных Мохова уволены, сам он отправлен на другую должность, хотя, по кулуарным слухам, точка еще не поставлена и Генпрокуратура может привлечь сотрудников к ответственности, если посчитает это необходимым. Увольнение Игнатенко и Урумова - это своего рода сигнал для них, больше их защищать некому, полагает Евгений Мысловский:

"Увольняют обычно по разным причинам. Не вписался в систему - это обычно заканчивается увольнением, что было весьма распространено, когда выживали честных прокурорских работников. Но если увольняют по компрометирующим обстоятельствам, то вслед за этим может последовать и уголовное дело, и это реальная угроза для них".

 Бывшие сотрудники органов в доверительных беседах рассказывают, что история с нелегальными казино в области - это лишь часть коррумпированных схем, которые приносили многим чиновникам колоссальные доходы. Не менее прибыльны операции с землей, контроль за предприятиями, и потому игорный скандал для многих выглядит не как реальная атака на коррупцию, а как затяжной межведомственный конфликт.
А кроме того, подмосковные казино, с которых все и началось, - далеко не единственные нелегальные азартные заведения в стране, действующие, как утверждают в том числе и некоторые депутаты Госдумы, под контролем силовых структур. И многие подобные заведения продолжают свою работу.

 

Сегодня