Ювенальная юстиция. Реплика Александра Привалова

Пошли новости из очень чувствительной сферы: о государственном вмешательстве в жизнь семьи, о том, что у нас давно уже зовут "ювенальной юстицией". Спешно разрабатывается документ под названием "Национальный план действий в интересах детей". В Думу внесен законопроект о социальном патронате, дающий новые полномочия органам опеки. Они станут самодостаточной системой, которая будет вправе помещать буквально любых детей в приюты при живых родителях – по собственному усмотрению. Порукой тому – образцовая расплывчатость терминов. Покажите мне самых идеальных родителей, про которых нельзя будет сказать, что они какими-то "своими действиями (бездействием) создают условия, препятствующие нормальному воспитанию и развитию". Про всяких можно, поскольку чиновник сам будет решать, какое воспитание нормально. Каких отца и мать нельзя обвинить в том, что у них недостаточно "ресурсов" для позитивного развития детей? Решит чиновник, что у вас чего-то недостает – получите патронат. А там и в приют. Судебный контроль при этом предусмотрен минимальный – считайте, что никакой.

Нам все время говорят, что мы должны идти тем же путем, что просвещенная Европа. Но вряд ли стоит без разбору подражать всему подряд. Скажем, германская Jugendamt, одна из наиболее свирепых служб опеки в Европе, получила право изъятия детей из семьи и иммунитет от любого внешнего контроля в 1939 году: тогда нацисты, совершенно не таясь, склепали под лозунгом защиты детей универсальное орудие политических репрессий. Зачем сейчас двинулись той же дорогой мы – непонятно.

Нам говорят: во множестве семей дурно обходятся с детьми – надо же с этим что-то делать? Да, в крайних случаях надо, и для изъятия детей из нетерпимых условий закон давно уже дал адекватные инструменты. Идея же изъять детей из всех семей, которые какого-нибудь чиновника не устраивают, и рассовать добычу по приютам не кажется удачной. Всего-то года два назад призывали детские дома свести на нет, возглашали, что "детдома – позор России!"; теперь они, что, славой России будут? Да и не верю я, что доля подвергаемых насилию детей в детских домах ниже, чем в семьях; если же изымаемых детей станет много, то обстановка в приютах резко ухудшится даже по сравнению с нынешней.

Нам говорят, что в бедных семьях дети не могут нормально развиваться. Нужно утвердить некий минимум, и если в семье он не обеспечен, детей из нее нужно изымать. Но, если государство готово тратиться на лучшее содержание изъятого ребенка в детдоме, какого черта оно половиной, даже третью этих денег не подтянет злосчастные семьи к стандарту? Нам говорят: ужесточения госконтроля за семьей требуют подписанные Россией международные соглашения. Это не очень правда, но даже не в том дело. Пусть нам лучше скажут, когда Россия, в соответствии с теми же международными соглашениями, создаст правовые механизмы обеспечения социальных обязательств государства. Но государство не хочет осложнять свои обязательства. Оно хочет карать семью, если та не выполняет своих.

Спору нет, семья в нашей стране сейчас не в лучшем состоянии: и бедных семей много, и пьяных семей много, и асоциальных. И одичанию – в частности, нарастающему насилию – семья противостоит плохо; все так. Только замены-то ей нет. Кроме семьи, одичанию противостать некому; она единственный сегодня ощутимый островок страшно дефицитных в России доверия и солидарности. И вот теперь получается, что государство собирается еще больше ослабить семью. Массового вмешательства в семейные дела циничного нашего чиновничества может оказаться для этого вполне достаточно.

Вопрос — нужна ли ювенальная юстиция — фальшивый вопрос: она уже есть. И преступность среди несовершеннолетних, и число преступлений против несовершеннолетних растут и будут расти, и что-то с этим делать все равно надо, и каким бы ни оказалось в итоге это "что-то", оно все равно будет называться ювенальной юстицией. Настоящий вопрос в том, какое "что-то" у нас сложится. Не надо непрожеванных законопроектов. Самое главное: не нужно в обсуждаемой сфере никаких, решительно никаких дополнительных полномочий; ни органам опеки, ни полиции – никому. Полномочий у всех них для любой разумной цели и так выше крыши, а если они станут рассказывать, например, что не изымают детей из цыганских слобод, торгующих наркотиками, из-за дефицита прав, мы им просто не будем верить — и только. Работу над любыми законами об ужесточении госконтроля над семьей немедленно прекратить – до действительно открытой дискуссии. Не надо торопиться: надо выслушать и юристов, и педагогов, и общественные организации. Если, не слушая никого, принять впопыхах что-нибудь вроде нынешнего проекта о патронате, может получиться очень скверно.

Сегодня