Недетские страсти: бывшие супруги третий год делят сына

Читайте нас в Telegram

Семейная драма с криминальным оттенком длится уже два года: родители четырехлетнего Серафима делят сына. Скандалы, вызовы полиции. В конце концов, как утверждает мать, мальчика просто похитили. Люблинский суд, который занимается этим делом, вынес решение: на время разбирательства ребенка у отца забрать и передать матери. Но служба судебных приставов это решение выполнять не торопится.

Полина Котова идёт по той же тропинке, по которой отвела в детский сад своего четырехлетнего сына Серафима год назад . Тогда же она видела собственного ребёнка в последний раз. Серафима, полагает Полина, похитили по заказу его отца Дмитрия Ломакова, с которым они в разводе.

Мальчика стремительно увели с собой некие люди в чёрных куртках. Возглавлял группу, по словам очевидцев, крупный мужчина.

"Я, собственно говоря, занимаюсь исключительно законной деятельностью, — говорит координатор группы компаний "Скармуш" Георгий Алпатов. — Мы только консультируем отцов по законности их действий и присутствуем на месте событий".

Враги Алпатова называют то, чем он занимается, "киднерпингом": чтобы забрать ребенка у матери, достаточно всего лишь слова отца и энной суммы. В качестве прикрытия используются выкладываемые в Интернет видеоролики с детскими откровениями.

"Ребенку делают недирективное внушение или недирективный гипноз, если говорить на нашем профессиональном языке, — поясняет психотерапевт Профессиональной психотерапевтической лиги Галина Макарова. — Ребенку дают фразу в утвердительной манере и говорят последние слова, которые он просто повторяет".

Так вышло и с Серафимом. На вопрос – "Он просто так тебя бил? Без причины", мальчик ответил: "Да, без причины".

Бил Серафима якобы отчим, а снимает сомнительные признания на камеру всё тот же Алпатов. Вот с тех пор и длится судебная тяжба. Иначе вернуть отнятого силой сына, как оказалось, невозможно.

Полина прошла все круги ада в борьбе за ребёнка. Чего стоила одна комплексная экспертиза в Институте Сербского, доказавшая, что именно оказавшись у родного отца, Серафим стал подвергаться опасности.

"Было выявлено, что ребёнок уже под воздействием общения с отцом находится, травмируется психика у него, и уже нужна помощь психиатра, так как ребенок подвергся психологическому насилию", — рассказывает мама Серафима.

В результате 28 августа Люблинский суд столицы постановил: сын должен жить с Полиной. "Место жительства ребёнка определено с матерью до вступления в законную силу решения суда, — констатировала помощник председателя Люблинского районного суда Москвы Мария Балакшина. — По данному гражданскому делу выписан исполнительный лист, который направлен в службу судебных приставов".

Однако служба судебных приставов почему-то отвечает, что не видит достаточно оснований для изъятия ребёнка. Где он — вообще неизвестно. Заведующая детским садом с Полиной говорить отказывается. По адресу Дмитрия Ломакова — наглухо запертая дверь. Стучать бесполезно. Соседи утверждают, что давно не видели Ломаковых.

Полине уже во всех инстанциях по секрету советуют тоже воспользоваться услугами частных детективов — выследить и выкрасть ребёнка. Отец с ним по доброй воле расставаться не собирается.

"Я спасаю ребенка, я — законопослушный гражданин, — утверждает отец Серафима Ломакова Дмитрий. — Котова решила, что дети — это собственность женщин. Так она мне неоднократно говорила: "Раз я его носила, значит, это моя собственность". Прошла экспертизу в Центре имени Сербского, как и в 2010 году. Я её тоже проходил по своему старшему сыну Ивану. Там была подобная история, тоже попытка изоляции. Кстати, обе женщины дружат между собой против детей".

Круг замкнулся. Когда ребёнок превращается в заложника и становится орудием мести друг другу враждующих родителей, однозначного решения ситуации в правовом поле попросту не существует. Проиграют все и в любом случае, кроме господ Алпатовых, для которых ненависть бывших близкими людей — только бизнес и ничего личного.

Сегодня