Тема:

Убийство Литвиненко 7 месяцев назад

Дело Литвиненко: куда делись ключевые свидетели

Дело Литвиненко в Британии расследуют уже почти 10 лет, то спуская на тормозах, то продвигая с утроенной скоростью в зависимости от политической обстановки. И каждый раз все кончается громкими антироссийскими заявлениями, даже если эти заявления не подкреплены ни единым фактом. Между тем, факты в деле есть, но они, мягко говоря, не слишком приятны для британских спецслужб. А потому не вписались в обнародованный 21 января 2016 года доклад. Андрей Кондрашов лично встречался со многими фигурантами дела Литвиненко и знает, почему погибший бывший сотрудник спецслужб понадобился именно сегодня.

Набившее оскомину дело Литвиненко по всем законом жанра имеет свой строго закрепленный за 9 лет визуальный образ. Максимальное сострадание к человеку, у которого даже волосы выпали от радиации, и подозрения на российские спецслужбы. Кто же еще способен на такие изощренные убийства? И никто как будто не знает, что Литвиненко обрила украинская женщина — домработница Ахмеда Закаева — по просьбе Березовского. Потом Борис Абрамович позовет фотографа, отберет удачный кадр и раздаст прессе. Вдуматься только: за 9 лет снимок Александра Литвиненко на больничной койке публиковался по всему миру 8 тысяч раз. И сегодняшние газеты, разумеется, добавят ему тиража еще на пару сотен.

Интересно, что Лондон, все последние годы использует дело Литвиненко как жупел, который хранится в замороженном состоянии на случай, когда будет нужда нарисовать Россию монстром. Последний раз этот жупел достали из холодильника аккуратно во время последнего обострения российско-британских отношений — когда был сбит малайзийский Boeing над Донбассом. Вина России с Boeing не доказана, как и отравление Литвиненко спецслужбами России, но правильный осадок у общественности должен остаться.

"В июле 2014 года стало очевидно, что расследование смерти Александра Литвиненко окончательно перешло из уголовно-правовой в политическую плоскость. Судья заявил, что закрытые заседания теперь позволят ему, цитирую, "как можно лучше изучить вопрос ответственности России" по материалам, представленным британскими спецслужбами. Таким образом, виновный был назначен изначально, и под это лишь нужно было просто подогнать некие так называемые засекреченные "факты", — констатирует и.о. руководителя управления по расследованию особо важных дел Следственного комитета Российской Федерации Игорь Краснов. — Казуистика британского правосудия заключается уже в самом понятии "публичного расследования". То, что названо "публичным" — на самом деле подразумевает оглашение секретных материалов, но внимание, в закрытом режиме. А публично оглашается лишь вывод на основании закрытых заседаний. Иными словами: мы тут посмотрели кое-какие секретные данные, обсудили и пришли к выводу, что виноват Луговой, Ковтун и возможно государство Россия. Что за секретные доказательства — мы не скажем, это секрет. И от виновных в том числе".

"Но вообще, конечно, странно, что британское правосудие вообще в целом использует такие терминологические фразы, как "возможно" и "вероятно". А может быть "невозможно" и "невероятно". Что касается расследования уже принципиальной точки зрения, я должен сказать, что никакого публичного расследования не было. Это на самом деле такая не прикрытая ложь, это такое заблуждение, которое вводит и все мировое сообщество и вообще любого человека, который смотрит телевизор или читает газеты", — оценивает британское расследование дела Литвиненко депутат Госдумы Андрей Луговой.

Андрей Луговой, Дмитрий Ковтун и Следственный комитет России были признаны в Лондоне стороной заинтересованной, от участия в расследовании отказались. Да и видимо, они не пригодились. То есть, перефразируя Роберта Оуэна: "Мы не увидели доказательств непричастности России к убийству Литвиненко. А что такое презумпция невиновности, мы не знаем".

Интересно, что когда принималось решение начать так называемое "публичное расследование" в деле Литвиненко уже невозможно было заслушать ключевых свидетелей. Первый — Борис Березовский, о мотивах которого сделать из Литвиненко сакральную политическую жертву, сказано немало. Смерть самого Березовского — до сих пор большая загадка. Второй свидетель — лорд Дэвид Уэст, владелец клуба Abracadabra на Джермейн-стрит в Лондоне.

Мы познакомились с ним во время съемок фильма "Березовский" осенью 2012 года. Тогда эксцентричный лорд рассказал, как его клуб закрыли спецслужбы Британии, найдя в нем следы полония. Скотленд-Ярд шел по следам Литвиненко, распечатав его телефонные звонки и транзакции кредитной карты.

"Да, он на самом деле приходил сюда довольно регулярно. Нам очень-очень повезло, поскольку о его визите в наш ресторан узнали только четыре месяца спустя по транзакции с его кредитной карты. Иначе нас бы закрыли на несколько месяцев. К нам пришли с проверкой, они проверяли всю территорию, лестницу, место, где сидел Литвиненко. Но следы полония были уже очень слабыми", — отмечал лорд Дэвид Уэст.

Показания лорда Уэста полицейские записали, но вот беда: кассовая транзакция кредитной карты Литвиненко имела дату, согласно которой Литвиненко наследил полонием в клубе (внимание!) за два дня до встречи с Луговым в отеле Millennium.

"Свидетельство лорда Уэста в пух и прах разбивало нынешнюю версию об отравлении Литвиненко в отеле Millennium Луговым и Ковтуном", — отмечает журналист и телепродюсер Александр Коробко.

То есть получалось, что это не Луговой привез полоний из Москвы, а до его приезда Литвиненко уже вовсю оставлял по всему Лондону радиоактивные следы. Этот факт засекретили. Но, когда возобновилось расследование летом 2014 года, лорд Уэст собирался с чеком транзакции Литвиненко идти в суд и говорить. Но 12 декабря 2014 года лорд Уэст был убит единственным ударом ножа в сердце. В убийстве обвинили сына. И в это телепродюсеру Александру Коробко, который лично знал лорда, поверить трудно.

"Дело в том, что не было никаких свидетельств о том, что у него с сыном были плохие отношения. И вообще, по разговорам с людьми, которые его тоже достаточно близко знали, все были глубоко шокированы. Я думаю, что это загадочное убийство будет поставлено историками в один ряд с такими же загадочными убийствами, как гибель доктора Келли", — отмечает журналист и телепродюсер Александр Коробко.

Доктор Келли — эксперт по иракскому досье, который публично подверг его сомнению и отказывался оправдать вторжение в Ирак. Доктор был найден в лесу со вспоротыми венами.

А вот еще странная жертва — Александр Перепеличный, загадочно умерший после утренней пробежки по Лондону. В его теле вроде как нашли яд китайского растения. Но потом тоже все засекретили, теперь расследование также возобновилось.

"Перепеличный, по нашей информации, был связан, скажем так, с одной из серьезных мошеннических группировок, которая работает на высоком уровне, куда входил Вильям Браудер. И Перепеличный занимался, честно говоря, конвертацией денежных средств за рубеж", — заявляет эксперт "Федерального информационного центра" Руслан Мильченко.

Александр Перепеличный — агент британской MI6, — помогал мошеннику Вильяму Браудеру составлять список Магнитского. При этом он был очень посвящен во все схемы вывода денег из России. Здесь сюрпризы с виновными в его странной смерти нас, видимо, еще ждут.

Но вернемся к Литвиненко. Кто теперь найдет заключение его лечащего врача, которое держал в руках отец Литвиненко — Вальтер. Там не было ни слова об отравлении полонием. Вальтера Литвиненко на слушания не пригласили, как не отреагировали на документы Сергея Соколова. А у него — доказательства, что полоний Литвиненко достал сам на старом полигоне на острове Барса-Кельмес в Аральском море. Причем помогали ему, якобы, западные спецслужбы.

"Они наняли проводника, потому что они не знали, как попасть на этот остров. Проводник и ныне здравствует. Мы опросили его, записали на видео. Все есть доказательства, все. И мы отсылали это в Англию. И мы можем назвать, более того, пофамильно агентов ЦРУ и MI6, которые участвовали в операции. Пофамильно", — подчеркивает основатель службы безопасности Березовского Сергей Соколов.

Англии эти документы не пригодились. А между тем хитросплетения английских судов на поверку могут оказаться весьма примитивными и соответствовать просто вехам во взаимоотношениях между Россией и Западом. 2003 год — особая позиция России по Ираку, Британия дает убежище Ахмеду Закаеву и Борису Березовскому.

В 2014 году Россия воссоединяется с Крымом — начинается новый процесс по делу Литвиненко.

Конец 2015-го и начало 2016 года — Россия возглавляет борьбу с мировым терроризмом, да еще и остальных призывает объединиться в коалицию. Получаем выводы английского правосудия: Россия на примере Литвиненко убивает неугодных на чужих территориях. Теперь, если антитеррористическая коалиция будет создана, то нежелание кого-то объединяться под эгидой России должно быть заранее чем-то оправдано. И вряд ли при этом кого-то на Западе всерьез волнуют истинные причины смерти Литвиненко.

Сегодня