Исследователю литературы Льву Аннинскому - 85


Global Look Press

Один из самых авторитетных литературных экспертов — выпускник филфака МГУ. Его любимый университетский учитель — Андрей Синявский. Когда преподавателя арестовали, письмо в защиту Аннинский подписал, не задумываясь, хотя диссидентом никогда не был. "Я не хотел бороться ни с какой властью. Но вышло так, что власть посадила моего учителя, и учителя надо было выручать", — объясняет литератор.

Из литературного журнала Аннинскому пришлось уйти. Он стал сочинять подписи к фотографиям в журнале "Советский Союз". Ему поручили написать заметку о профсоюзах и уволили "за профнепригодность". "Правильно сделали, — говорит Лев Александрович, — я бы никогда про советские профсоюзы не написал". В редакции случайно увидели его любительские снимки и вернули в штат фотографом: уж больно необычными были его работы. " Я снимал, как видел. Так не снимают", — признается юбиляр.

Во всем у него — необычный подход. Когда писал о Толстом, Шолохове, Цветаевой, оценивал не тексты — осмыслял, что происходит. Сейчас критических статей не пишет из принципа. "Осточертело, что от меня ждут оценок", — объясняет Аннинский.

Интересует сейчас "мудреца", как назвала Аннинского Татьяна Толстая, геополитика. Впрочем, любая его литературная работа превращалась в эссе — размышления над глобальными вопросами, проблемами мироздания с почти всегда неожиданными выводами.

Последние годы работает колумнистом: за ним — еженедельные колонки в нескольких изданиях. Пишет о кино, театре и политике. Себя определяет словами академика Капицы: "Я русский православный атеист".