Эксперты: российское общество не приемлет семейственности во власти

Много споров вызвало предложение запретить близким родственникам работать вместе в органах власти. Социологи выяснили, что большинство россиян поддерживают эту инициативу.

Так, согласно опросу Всероссийского центра изучения общественного мнения, 75% наших соотечественников поддерживают введение такой меры в Госдуме и Совете Федерации. 76% опрошенных считают, что двумя палатами парламента ограничиваться не стоит и нужно распространить такой запрет на правительство страны.

По мнению респондентов, такая инициатива поможет бороться с коррупцией (так считают 24% опрошенных). Еще 21% участников исследования, аргументируя свой голос в поддержку такого нововведения, пояснили, что негативно относятся к клановости.

Респонденты также считают, что благодаря такому запрету в политику будет проще попасть новым людям, а высокие посты чиновники будут занимать по заслугам, а не при помощи своих связей. Кроме того, по мнению 9% опрошенных, госслужащие перестанут покрывать просчеты друг друга.

Интересно, что немногочисленные противники этого предложения, в большинстве своем, не смогли аргументировать свое мнение. 88% из тех, кто не поддерживает его, затруднились ответить, почему именно. Только 10% ответили, что хорошим специалистам и профессионалам своего дела родственные связи не мешают.

Почему инициатива, предложенная депутатом Госдумы Андреем Исаевым, нашла такую поддержку в обществе? Действительно ли граждане верят в ее эффективность, или просто настолько не любят чиновников, что готовы поддержать любые ограничения в отношении последних? Вести.Ru попросили экспертов прокомментировать результаты опроса.

По словам вице-президента Центра стратегических коммуникаций Дмитрия Абзалова, в обществе сегодня сложился ряд стереотипов, касающихся госслужащих. И предложение депутата Исаева, по его мнению, помогла бы их разрушить.

"У значительной части населения сложился стереотип, что единственный способ пробиться во власть – это деньги и семейные связи. Насколько он соответствует действительности, это отдельный вопрос. Но очевидно, что сама мера может повысить авторитет представителей власти как таковых", – считает эксперт.

Дмитрий Абзалов подчеркивает: с правовой точки зрения эта мера ограничивает права. Однако, по его мнению, это неизбежно. Ведь формально два родственника могут быть талантливыми и успешными политиками, оба могут пройти в Госдуму. А на практике деятельность таких чиновников часто бывает сопряжена со скандалами.

"В результате значительная часть населения теряет интерес к политике как таковой, не видит возможности для своего волеизъявления. Все это дискредитирует законодательные и исполнительные органы власти", – отметил эксперт. Поэтому такое ограничение могло бы быть достаточно успешным, уверен он.

Успешной она могла бы быть по двум причинам. "В первую очередь, ограничение семейственности и антикоррупционные меры, которые сейчас вводятся, призваны поднять статус институтов власти в глазах населения. Именно за счет ликвидации раздражающих факторов. А семейственность находится, наверное, на втором месте после коррупции среди негативных аспектов парламентской деятельности", – пояснил Дмитрий Абзалов.

Второй положительный результат, к которому могла бы привести такая мера, – это повышение эффективности чиновничьей деятельности. "Понятно, что родственники, несмотря на их высокий профессионализм, все равно имеют интересы. И тут все равно будет иметь место конфликт интересов. Если родственники находятся в одной политической партии, это может привести к снижению уровня внутрипартийной дискуссии и к отсутствию альтернативных позиций", – считает эксперт.

Такая же опасность есть и в исполнительной власти. Причем касается это как отношений между министерствами и ведомствами, так и внутреннего подчинения. В последнем случае как раз и возникает ситуация, когда заслуги того или иного работника министерства оцениваются не в результате его действий, а в связи с его семейной принадлежности.

По мнению эксперта, запрет на семейные связи в органах власти был бы эффективен даже как временная мера. "Время, в течение которого эта мера могла бы работать, для каждого института должно быть разное. Например, для законодательного органа власти, Госдумы, это может быть два электоральных цикла, два выборных периода. Если закон не будет иметь обратной силы, то, скорее всего, он будет действовать именно с выборов", – отметил он. Оценить эффективность этого закона можно будет оценить только в результате волеизъявления народа. А вот в правительстве действие этого ограничения можно будет продлить на более долгий срок, считает эксперт.

Заведующий отделением политологии, профессор Международного независимого эколого-политологического университета Сергей Черняховский отметил, что в обществе всегда негативно относились к семейным связям во власти. "Это неудивительно. Это еще традиции неприятия допетровских порядков, когда судили не по заслугам, а по родовитости. Все это описывал еще Грибоедов. Действительно, российское общество не приемлет смешение деловых отношений и родственных", – считает эксперт.

Комментируя результаты соцопроса, профессор обратил внимание на высказывания респондентов о том, что ограничение семейственности во власти поможет бороться с коррупцией. По его мнению, коррупция – не самая большая проблема, волнующая российское общество. "Его больше волнуют другие вопросы. А эта проблема волнует больше с точки зрения справедливости и несправедливости", – пояснил Черняховский.

И все же, по его словам, чем масштабнее в обществе идет борьба со взяточничеством, тем о большем размахе коррупции это свидетельствует. "Там, где коррупцию побеждают, нет таких кампаний по борьбе с ней. Там этого добиваются другими способами. В известной степени разговор о коррупции является способом отвлечь внимание от других экономических проблем", – отметил эксперт.

Говоря о том, поспособствует ли новая инициатива борьбе со взятками, Сергей Черняховский подчеркнул, что это не должно быть единственной мерой. Кроме того, по его словам, пресекать нужно не внешние проявления проблемы, а ее корни. "Это поможет, если будет осуществляться в комплексе с другими мерами. Ведь коррупция – это производная от существующих социально-экономических отношений", – заключил эксперт.

Директор Фонда исследования проблем демократии, член Общественной палаты РФ Максим Григорьев обратил внимание на то, что внесение в Госдуму инициативы об ограничении семейственности воспринимается в обществе как часть процесса самоочищения власти. И, соответственно, приветствуется.

К этому процессу очищения элиты эксперт отнес и дело Геннадия Гудкова, который на днях лишился депутатского мандата. По его мнению, эти события заставили и других госслужащих, особенно депутатов, задуматься.

"Машина начала крутиться. Даже ситуация, связанная с Гудковым, которую он пытается представить как некий шаг, направленный на него лично, уже запустила такой серьезный процесс. Многие депутаты начали задумываться о том, чтобы отойти от участия в коммерческих операциях, – отметил Максим Григорьев. – Это такое показательное дело. На мой взгляд, это движение имеет крайне позитивный характер и уже начал сказываться на самосознании российской политической элиты".

По словам эксперта, в представлении российских граждан нет четкого разделения на представителей оппозиционных партий и парламентского большинства. Для многих россиян, особенно живущих в регионах, депутаты Госдумы представляют единую категорию, единый класс чиновников.

"Поэтому, несмотря на то, что многие пытаются представить законы, которые в последнее время были предложены как меры, направленные против какой-то одной категории, население рассматривает их как направленные в целом против политиков, депутатов и чиновников, которые неправомерно или несправедливо используют свои возможности", – считает член ОП РФ.

Устранение семейственности, усиление отчетности и, как последствие, отказ чиновников от счетов и имущества за рубежом – все это население воспринимает как некое движение для самоочищения элиты. Поэтому, по мнению Максима Григорьева, любой соцопрос показал бы высокий уровень поддержки таких мер среди граждан.