Из Сирии в Россию бегут адыги

В связи с ситуацией в Сирии из страны хлынули потоки беженцев. Опасаясь за свои жизни, государство покидают целыми семьями. Среди тех, кто пересекает границу, есть и граждане России. Уроженцы Адыгеи, которые когда-то переехали в Дамаск, сейчас возвращаются в Майкоп и вынуждены искать себе работу и жилье. Пока переселенцев немного, но по прогнозам уже в ближайшее время их количество может увеличиться в разы.

В южном российском городе Майкопе, столице республики Адыгея готовятся к тому, что сюда может хлынуть поток беженцев с Ближнего Востока. В Сирии довольно крупная адыгская диаспора и с тех пор, как там обострилась обстановка, несколько семей переехали из Дамаска в Майкоп. За ними могут последовать тысячи людей.

В республиканском центре репатриации, куда обращаются адыги, желающие приехать в Россию, ежедневно обновляют списки переселенцев. Их с каждым днем всё больше.

Адыги из Сирии приезжают целыми семьями. Ибрагим Аладин поселился с женой и двумя детьми в двухкомнатной квартире советской пятиэтажки. Это съемное жилье, которое пока оплачивает центр репатриации. Всё имущество пришлось бросить. Уезжали в спешке. Майкоп после большого столичного Дамаска, конечно, кажется им маленьким провинциальным городом. Но здесь, по крайней мере, не стреляют.

"Реально на самом деле там война идет по их рассказам. Там существовать и заниматься жизнедеятельностью абсолютно невозможно. Поэтому они быстренько берут свои вещи и сюда приезжают", — говорит директор государственного учреждения республики Адыгея "Центр адаптации репатриантов” Асхад Гучетль.

Самое сложное для репатриантов — найти работу. Васим Джамбулят устроился на автомойке. Хотя в адыгской диаспоре на Ближнем Востоке многие знают его, как музыканта, которого не редко показывали по телевидению. Заниматься музыкой Васим не перестал и национальные песни теперь поёт на исторической родине — в Адыгее. Он вырвался, фактически, из эпицентра противостояния. Жил в городе Хомсе, где и начались антиправительственные демонстрации и первые бои между оппозицией и войсками.

Никто из репатриантов не рассказывает, кого они боялись — повстанцев или солдат сирийской армии. Переселенцы стараются быть осторожными и не говорить о политике, потому что там у каждого остались родственники. У Басиля Джохая в Дамаске отец. Вслед за сыном он собирается переехать в Россию. И таких как он сотни. В общей же сложности в Сирии около ста тысяч адыгов. Их судьба зависит от того, что дальше будет происходить на Ближнем Востоке.

Пока в городах Сирии продолжаются бои, поэтому в Майкопе беженцев, скорее всего, станет больше. В ближайшие дни здесь будут встречать еще несколько семей репатриантов.