Правим классиков. До чего может довести политкорректность?

В США готовят к выпуску политкорректную версию произведений Марка Твена. Из романов про Тома Сойера и Гекльберри Финна исключат слово "негр" и все производные от него. У литературных критиков и почитателей творчества писателя эта новость вызвала тревогу: не переборщили ли с политкорректностью?

Бедная классика! Кажется, и ей в безумном, быстро меняющемся мире не слишком уютно. Вот и Марк Твен внезапно не прошел фейс-, вернее, ворд-контроль в родной ему Америке. "Приключения Гекльберри Финна" сочли неполиткорректным и решили слегка подкорректировать.

Внимание: в силу тематики в этом сюжете будут использованы слова, которые в приличном обществе лучше не употреблять.

Итак. Вместо "nigger", использованного в тексте Твена 219 раз, будет "slave" (раб). Интересно, что бы сказал сам писатель?

"Когда то, чего мы очень долго ждем, наконец приходит, оно кажется неожиданностью", – афоризм писателя. Действительно, не повсеместного ли распространения политкорректности ждали в США с начала 70-х?

"Политкорректность развивалась из понятия толерантность. В Средние века – это было связано с религиозными представлениями", – говорит профессор кафедры этики факультета философии МГУ им. М.В. Ломоносова Александр Разин

Только теперь в западной прессе, где, кстати, употребляют исключительно осторожное “N-word”, фигурируют как сторонники, так и противники лингвистической зачистки.

В России обошлось без негритянского рабства. Запрет на использование слова "негр" воспринимается как заигрывание с актуальной в условиях глобализации темой. Есть и попытки копирования американских масскультурных штампов – "Я шоколадный заяц!".

"Меня не задевает слово "негр" у марка Твена: тогда их действительно так называли", – говорит чернокожий Эндрю из команды КВН Российского университета дружбы народов.

Встречается и открытое игнорирование запрета на неприличное в какой-то там Америке слово – "Ай, ай, ай, убили негра…"

Или же – вполне подлинное обаяние советского восприятия – "Не похожий на тебя. Не похожий на меня…"

Применение новых правил политкорректности к мировой культуре и литературе – к тому же неисчерпаемая тема для научных дискуссий.

Политкорректные замены – всем трендам тренд. Даже до абсурда доходит. Чего стоит попытка перерисовать диснеевскую Белоснежку, раскрасив лица гномов. Пусть будет двое чернокожих, пара латиноамериканцев и китаец.

Тогда уж и Белоснежка пускай станет Черноснежкой. Хотя снег черным не бывает. Может, Черноземка? Или Черный уголек? Кстати, "черный" как нейтральная замена оскорбительного "негр" в русском вообще не приживается. Обращенное к этническим группам, это слово самое что ни на есть бранное. И даже без злого умысла в нем почти всегда – дополнительный смысл. То страсть: "Очи черные…"

То мистика: "Жил да был черный кот за углом…"

То порок: "Черный тюльпан…"

То просто непроглядный мрак и даже смерть: "Черный ворон…"

Кстати, если уж говорить о параллелях, то отчего не отредактировать Пушкина, Гоголя, Лескова, Достоевского, Лермонтова и прочих русских классиков XIX века, употреблявших в разных контекстах слово "жид" и однокоренные.

"Это абсурдная практика, – уверен Борух Горин, пресс-атташе Федерации еврейских общин России. – Она не оставляет читателю возможности понять, как было до политкорректности. Лучшее лекарство от ксенофобии и расовой ненависти – как раз исторические уроки".

Не нуждаются великие писатели в том, чтобы мы их облагораживали и поправляли.

Параллельно с идеями расовой антидискриминации росли и развивались, теперь вот повзрослели, правила религиозной терпимости.

В Европе больше – на официальных собраниях уж точно – не поздравляют Merry Christmas – с Рождеством. Надо говорить: "Happy holidays".

Стюардессам одной из европейских авиакомпаний запретили нательные крестики. Убрать религиозную символику с открыток, выкинуть елки из офисов, отказаться от рождественских билбордов и избавиться от ангелочков. Бубенцам, что ли, теперь за всех отдуваться?

Особая зона политкорректности – и межгендерные отношения. На днях британская гей-пара выиграла суд над владельцами гостиницы, им не предоставили двухместный номер, мотивировав: вы не состоите в браке. А в Канаде по радио больше не услышать полную версию “Money for nothing” Dire Straits. Слово "faggot", использованное там трижды, оскорбляет гомосексуалистов.

Но если права сексуальных меньшинств – по крайней мере, актуальная тема, то как быть с редактированием Библии? "Сыны Божии" вполне могут уступить место более нейтральным "Божьим персонам"!

Когда переписывается Библия, меняется представление об обществе, которое было тогда", – уверен лингвист Максим Кронгауз.

Женщины эпохи Ветхого Завета, наверное, и не знали бы, как переименовать современность, где их далекие прапрапрапраправнучки – такие независимые и преуспевающие. Женщин XXI века раздражает даже корень "man" в английских фамилиях и названиях профессий. Вот и слово "бизнесвумен" с почетом принято в словари! А одна дама даже фамилию сменила с Кауфман – на Кауфперсон.

"Если мы пытаемся изменить язык до того, как он изменился сам, это воспринимается как насилие над языком и отчасти – над культурой", – продолжает Максим Кронгауз.

В русском языке – тоже битва полов, но другая. Анна Ахматова и Марина Цветаева не переносили слово "поэтесса", предпочитая "поэт". Так и "адвокатесса" – несолидно, а "хоккеистка" – комично. Никому же не пришло в голову официально именовать гранд-даму американской политики Кондолизу Райс – госсекретаршей?!

Политическая ли это корректность – защита прав зверей – сказать сложно. Как бы то ни было есть предложение и слово «животное» заменить нейтральным «партнер». Допустим, «Мой партнер Полкан голоден». Или «Почисть же своему партнеру клетку!» К тому же из речи рекомендовано изъять разных уничижительных «козлов» и «ослов».

Есть формы политкорректности, которые вообще плохо классифицируются, это раздел "Просто обидно". Студенты британских государственных вузов обиделись на писательницу Джоан Роулинг, которая сделала героя Гарри Поттера выпускником частной школы волшебников Хогвартс.

В Японии предлагается переименовать "клопов-слепняков" в "туманных", чтобы не обижать незрячих, а карликовых пингвинов – в пингвинов-фей, чтобы не обижать низкорослых людей. Предлагается и финал "Красной Шапочки" изменить: волк, бабушка и девочка живут вместе долго и счастливо.

Международного перечня этических правил нет, а общие законы, вроде Хельсинской декларации, – уж слишком общие.

"Чем сильнее табуирование слов, тем грубее они будут, они будут находиться в подполье, в каком-то смысле, как русский мат", – уверен Максим Кронгауз.
Кстати, недавно, наверное, самая матерная группа российской эстрады "Ленинград", запрещенная в Москве при прежнем городском правительстве, дала большой столичный концерт.

Любопытно, станут ли их тексты переписывать через пару веков, если не забудут лет через десять? Да и дело ли это – с политкорректностью переписывать прошлое, когда она – чистой воды проектирование далекого и по задумке невероятно светлого равноправного и терпимого будущего.